издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ленка-попрошайка

Ленка-попрошайка

Сергей КОЗЫРЕВ,
"Восточно-Сибирская правда"

Среди
безразмерной череды электричных
попрошаек эта девица-подросток
выделяется привычной для ее
"сестер" и "братьев" по
ремеслу вечно грязной одеженкой на
все сезоны года, явной дебильностью
и гнусавой "слезинкой" в
голосе. Нет, она шокирует видавших
виды пассажиров откровенной
наглостью. Пропев привычную
"молитву" о сиротстве и вечном
голоде, молодая бестия
последовательно обходит весь
вагон, без стеснения заглядывает в
глаза людей и тянет за подаянием
похожую на воробьиную лапку
немытую ладонь. И даже когда не
подают, "сирота" смиренно
склоняет голову и обреченно шепчет:
"Спасибо, люди добрые!"

Рабочий день
"сироты" начинается
по-разному, но заканчивается всегда
одинаково — с последней
электричкой. Позванивая денежкой в
карманах, Ленка ретиво несется по
пустому перрону Ангарского вокзала
к аккордному автобусу, плюхается на
сиденье рядом с нарядной дамой или
ошарашенным от ее запахов мужиком и
тут же начинает пересчитывать
дневную выручку. В среднем она
составляет 30-40 рублей, и до своего
микрорайона Ленка успевает подбить
"сальдо-бульдо" и отделить
"серебро" от медяков. Там, где
она живет, не всегда резонно
показывать весь заработок. По ее
рассказам, она никогда не видела и
слыхом не слыхивала про родного
отца, а бедная мама-продавец умерла
рано, оставив ее с 22-летней
безработной сестрой на попечение
мачехи-судьбы.

На самом деле
Ленка закончила восемь классов
школы-интерната, в довесок к
троечному аттестату получила
навыки шитья, но по природной лени
тут же забыла с какой стороны нитка
вдевается в иголку. Так что без
зазрения совести мытарится она по
поездам последние восемь лет и
благодаря этому еще ни разу не
переходила на хлеб и воду. Ведь к
ежемесячной тысяче
"сиротских", государство
исправно платит ей 350 рублей
инвалидных. Прожить же на эти
деньги, которые не всегда имеет
иной служащий с высшим образование,
очень даже можно.

Так бы и
собирала она спокойно и дальше по
пригородным электричкам на хлеб с
маслом, да в день 18-летия
старшенькая привела себе в их
однокомнатную квартиру сожителя.
На беду парень оказался наркоманом.
Вот почему каждый раз перед домом
Ленка теперь аккуратно отделяет
рубли от мелочи и тщательно прячет
заначку. Сожитель быстро
пристрастил сестру к дурману, и
сразу за порогом "работницу"
вытряхивают до копейки, чтобы тут
же слетать за дозой. Благо, бежать
далеко не приходится, так как
наркоточек в их шестом микрорайоне,
как грибов после дождя, и
отовариться зельем можно в любое
время суток. Попасться с дозой
"ментам" сестра не боится, как
не боится и Ленка пятнистых
омоновцев в поездах. Она знает, что
закон, по которому раньше можно
было привлечь за бродяжничество и
попрошайничество, давно отменен,
вот прочему к электричкам
присосалось так много пиявок с
протянутой рукой. Правда, доходное
место обложили данью бритоголовые
иркутские молодцы, и теперь им
приходится отстегивать твердую
долю. И попробуй не отдать! Только
по этой причине невесть куда
сгинула ее товарка с испитым лицом
и "безногий" дядька из Мегета.

Как жить
дальше, Ленка не знает. Вернее,
знает, но менять ничего не хочет.
Она бы давно подалась в фирму
"Мама Чоли", но ей достаточно
посмотреться в осколок зеркала,
чтобы отказаться от этой
полубредовой мысли. От такой
"красоты" даже платком не
прикроешься, любого клиента
испугает. Вот и натягивает Ленка по
утрам рваные рейтузы, набрасывает
на плечи замызганную болоньку и
едет на вокзал, чтобы снова и снова
по-собачьи заглядывать в чужие
глаза и заученно гнусавить:
"Подайте, люди добрые, бедной
сиротке без отца и матери на
хлебушек, я ничего не ела, я исть
хочу-у-у…"

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер