издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Герб Иркутской губернии

Герб
Иркутской губернии

А.В. ДУЛОВ,
профессор ИГУ

История
гербов Иркутска и Иркутской
губернии уходит корнями в далекое
прошлое, она сопровождается
необычными подчас поворотами, а
иногда и ошибками царских
чиновников.

Идея герба
Иркутска была заимствована из
рисунков на сибирских печатях XVII
века. В этот период присоединения к
России Сибирь славилась прежде
всего своими пушными богатствами.
Поэтому герб Сибирского царства в
ХVII в. представлял собой двух
соболей, держащих в лапах корону.

В 1642 г., когда
Иркутска еще не существовало, на
печати Якутской таможни появился
такой рисунок: "барс изымет
(поймал. — А.Д.) соболя". Это
изображение перешло затем в печать
и герб Иркутска, который в 1680-х
годах стал центром воеводства и
приобрел более важное значение, чем
Якутск. 18 февраля 1690 г. Иркутску
были пожалованы печать и герб. Герб
представлял собой "в серебряном
поле бабра, бегущего по зеленой
траве в левую сторону щита и
имеющего в челюстях своих
соболя".

Кто же такой
бабр? Воспользуемся той
характеристикой, которую дает
"Описание Иркутского
наместничества 1792 года": "Бабр
находится по Иркутской области из
всех в Сибири зверей реже и
превосходит своей крепостию и
храбростию. Он имеет по
бело-желтоватой шерсти черноватые
поперечные полосы, неправильно
расположенные; ростом не
превосходит большого волка. Все
звери ужасаются и не переходят след
его; сколько же он не жесток и
сердит, но здешние братские (буряты.
— А.Д.) изредка убивают. Барс бабру
хотя подобен, но не столько
могуществен и имеет желтоватую
шерсть и по ней черные пятна".

Бабр, т.е.
тигр, встречался иногда в
Забайкалье, которое в ХVIII веке
входило в Иркутское
наместничество; его иногда убивали
даже западнее Байкала. Таким
образом, в гербе Иркутска были
изображены самый диковинный для
европейской России и сильный зверь
и соболь, дававший самый ценный мех.
Рисунок этот мы видим на городских
печатях Иркутска 1711 и 1743 годов, а в
1790-м он снова был подтвержден
императрицей Екатериной II
следующим текстом: "В серебряном
поле щита бегущий бабр, а во рту у
него соболь. Сей герб старый".

Здесь
следует отметить один существенный
момент. Классическая геральдика
требует, чтобы рисунок герба был
помещен на щите. Европейская
геральдика начиналась с турнирных
боев рыцарей. Закованных в броню
воинов трудно было отличить, и лишь
изображения на щитах помогали
определить имя рыцаря. Такую же
роль герб играл и в сражении. Помимо
функции узнавания герб должен был
устрашать противника. Поэтому на
щите часто изображали хищных
зверей. Правила геральдики
требовали, чтобы зверь,
изображенный на щите, двигался или
смотрел на врага. Для этого его
движение должно быть направлено в
правую сторону щита. Иначе
изображение казалось бы убегающим
от противника…

Именно эту
ошибку допустили художники,
рисовавшие герб Иркутска во второй
половине ХVIII века. Удачным этот
вариант герба назвать трудно.
Зверь, держащий в зубах соболя, был
больше похож на отощавшую кошку,
чем на грозного тигра, а фон
оказался перегружен мелкими
деталями.

Вполне
возможно, что в конце ХVII в. Иркутску
была дана только печать. В
противовес "Иркутской
летописи" П.И. Пежемского и В. А.
Кротова, губернский землемер А. И.
Лосев в своем труде "Обозрение
разных происшествий… в Иркутской
губернии… бывших…" не упоминает
1690 г., а пишет, что в 1694 и 1696 гг.
Иркутск дважды получал из
Сибирского приказа только печать.

Учтя
существенные недостатки герба,
художник Б.В. Кене, управлявший во
второй половине XIX века Гербовым
отделением Департамента герольдии
в Сенате, создал герб Иркутской
губернии, существенно отличавшийся
от герба самого города. Во-первых,
фигура хищника, в соответствии с
правилами геральдики, была
повернута в правую сторону.
Во-вторых, облик зверя, который
держит в зубах соболя, иной. Кене,
правда, тоже допустил ошибку,
вставив в описании герба слово
"бобр" вместо "бабр". В
результате получился не
существующий в природе
фантастический зверь, лишь
отдаленно напоминающий сибирскую
дикую кошку типа рыси или барса с
похожими на бобровые хвост и задние
перепончатые лапы.

Однако само
изображение выполнено удачно:
лаконично и интересно своей
оригинальностью. Ошибка Кене
помогла ему создать неповторимый
образ. Такого сказочного зверя не
встретишь больше ни на одном гербе.
Кроме того, этот символ легко
поддается логическому объяснению:
Сибирь дарит человеку свои
богатства.

Именно
поэтому вариант 1878 г. и завоевал
популярность иркутян. Он
употреблялся как символ губернии и
города, а позднее и области.
Известны дооктябрьские открытки
Иркутска с этим гербом, его
изображение на пьедестале
памятника императору Александру III,
на страницах газеты "Иркутские
губернские ведомости" (1916 г.), на
знамени Иркутского страхового
пожарного общества 1909 г.

В советское
время герб многократно
воспроизводился на открытках, на
радиолах, выпускавшихся Иркутским
радиозаводом, в книгах о
современности и прошлом области, во
время праздничных и спортивных
мероприятий, а в 1960-1980-х гг. — на
откосе холма, возвышающегося над
Ангарой, между железнодорожным
вокзалом и мостом.

Совсем
недавно, в 1997 г., Государственной
Герольдией при Президенте России
были утверждены гербы Иркутской
области и города Иркутска. Герб
области практически не отличается
от прежнего губернского герба,
убрано лишь его обрамление — корона
и дубовые листья с Андреевской
лентой. Что же касается герба
Иркутска, то Герольдия не вполне
согласилась с предложением
городской Думы и приняла неверное с
точки зрения автора решение. Облик
бабра по просьбе городской Думы
изменен и напоминает зверя из
губернского герба, но вот смотрит
городской герб, как и в 1790 г., не
вправо, как требует геральдика, а
влево. И теперь символы области и
города глядят в противоположные
стороны…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер