издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Второвы купцы, банкиры, промышленники

Второвы
купцы, банкиры, промышленники

Леонид БОГДАНОВ,
журналист

Последнее
время, когда пишут об иркутских
купцах, льют так много сиропа, что
становится уже невкусно. Поэтому я
не хочу умиляться от того, что
Александр Федорович Второв, наряду
с другими иркутскими купцами и
золотопромышленниками, дал деньги
на строительство городского
театра. Да, дал. Но сколько и при
каких обстоятельствах?!

Как известно,
с самого начала возникли сложности
со строительством театра: проект
был одобренный, но не было средств
на постройку — городской бюджет не
мог выделить такую огромную по тем
временам сумму в несколько сот
тысяч рублей. И тогда городской
глава В.П. Сукачев, по родственным
связям хорошо знающий психологию
местного купечества, сделал хитрый
ход. Он попросил
генерал-губернатора А.Г. Горемыкина
пригласить к себе именитых, деловых
людей и призвать их пожертвовать
определенные суммы на
строительство театра.

Так и было
сделано. Сам В.П. Сукачев, задавая
тон, пожертвовал 10 тысяч 200 рублей.
Его примеру последовали известные
меценаты — золотопромышленники
братья Иннокентий и Александр
Сибиряковы, их компаньон Яков
Немчинов с сыном Андреем,
владельцем байкальского
пароходства. Только эти четверо
внесли совместно 70 тысяч рублей.
Сестры Юлия и Валентина Базановы
внесли по 25 тысяч рублей каждая.

На этом фоне
взнос Второва выглядил более чем
скромно: в подписном листе он
поставил всего одну тысячу рублей.
Генерал-губернатор по этому поводу
заметил, что Александр Федорович,
наверное, забыл дописать еще один
нуль.

На шутку
Горемыкина Второв не отреагировал,
пропустил ее мимо ушей. Он мог уже
позволить себе такую вольность,
став одним из иркутских
"мильонщиков", владельцем
крупных мануфактурных магазинов по
всей Сибири.

Кто бы
подумал, что такое превращение
возможно? Ведь совсем недавно был
он рядовым мещанином города Лух,
что неподалеку от Иванова,
прозванного тогда "русским
Манчестером". В Сибирь
перебрался только в 1862 году, и
пришлось какое-то время служить
ямщиком. Но через четыре года
открыл Второв в Иркутске оптовую
торговлю мануфактурой.

Обратите
внимание: всего через четыре года!
Спрашивается, откуда за такой
короткий срок взялись средства (и
немалые!) у неимущего ямщика?

Современники
высказывали на этот счет разные
предположения, но не будем
уподобляться кумушкам,
пересказывая ходившие тогда слухи.
Отметим только: происхождение
первоначального капитала у А.Ф.
Второва — "темное".

Впрочем,
такое происхождение "больших
денег" на заре развития
российского капитализма, как и
сейчас, в период его реставрации, не
было чем-то из ряда вон выходящим. А
то обстоятельство, что Второв
вложил свой капитал в
мануфактурное дело, думаю,
объясняется тем, что оно было ему
знакомо еще на родине.

Таким
образом, к концу 60-х годов XIX
столетия Александр Федорович
взвалил на свои плечи дело
многотрудное, хотя и сулившее
солидные прибыли.

Почему его
торговую деятельность я определяю
как многотрудную? Да потому что
закупать товар надо было в Москве
или на Нижегородской ярмарке. На
дорогу только туда уходило до
полутора месяцев. Транссибирской
железной дороги еще не
существовало. Доставку товара
приходилось производить гужевым
(т.е. конным) транспортом.
Тяжелогруженные обозы двигались
медленно и приходили к месту
назначения через 3-4 месяца. Таким
образом, на закупку и доставку
товара уходило чуть ли не полгода.

Сложности с
доставкой товара и почти годичная
оборачиваемость капитала
заставляли Александра Федоровича
быть чрезвычайно
предусмотрительным в его
сортировке при закупках, искать
более короткие пути для пополнения
своих складов. С этой целью Второв
начинает выезжать на
Верхнеудинскую и Преображенскую
ярмарки. Помимо Иркутска, открывает
свои отделения в Томске,
Верхнеудинске, Сретенске, Чите и
Троицкосавске.

Человек,
несомненно, с природными
коммерческими дарованиями, Второв,
наряду с оптовой, организовывает и
розничную торговлю, которая
постепенно приобретает
универсальный характер. Открытый в
Иркутске "Пассаж"А.Ф. Второва с
сыновьями" продает не только
мануфактуру, но и готовое платье,
обувь, галантерейные и парфюмерные
товары.

Позднее
ассортимент товаров увеличивается,
и Александр Федорович
перестраивает свой "Пассаж" в
двухэтажный магазин с огромными
зеркальными витринами, с
возможностью для покупателя в
одном месте, под одной крышей
прибрести все, что угодно.

Словом,
именно Второв создал прообраз
нынешнего Торгового комплекса.

Развитие
своей торговой сети, охватывающей
города Урала, Западной и Восточно
Сибири, а также Забайкалья, —
требовало все больше денег и денег.
Второв брал кредиты и, как правило,
не отдавал их. Как это ему
удавалось? Делалось это не очень
нравственно, но достаточно просто.

Свидетельствует
И.И. Попов, в те времена редактор
популярной иркутской газеты
"Восточное обозрение" и зять
богатых золотопромышленников
Лушниковых:

"А.Ф.
сколотил свое состояние
узаконенным мошенничеством — раза
3-4 фиктивно объявлял себя
несостоятельным, предлагая
кредиторам получить четвертак за
рубль, на что последние
волей-неволей соглашались, так как
отлично знали, что иначе они не
получат и копейки из своих
денег".

К этому
времени подросли сыновья: Николай и
Александр. Они с юных лет
приучались отцом к торговле: ездили
с ним на закупки товара, вели его
учет, работали
приказчиками-стажерами в
магазинах. Оба удачно женились.
Жена Николая — Софья Ильинична —
была классной дамой девичьего
института в Иркутске. Жена
Александра — Валентина Ивановна —
по молодости лет не успевшая
получить надлежащего образования,
принесла в семью немалые деньги,
будучи дочерью "водочного
короля" Смирнова. Обе они были
женщинами с сильными характерами.
С.И. Второва будет активно
участвовать в деятельности фирмы и
руководить фондом для выдачи
пособий служащим, а В.И. Второва
поступила в университет и окончила
курс вместе со своей дочерью.

Словом, когда
сыновья стали вполне взрослыми и
надежными помощниками в делах, А.Ф.
перебрался в 1897 году на постоянное
жительство в Москву, где и
занимался покупкой товара для
отделений фирмы в Сибири. Через три
года он учредил паевое
товарищество с основным капиталом
в 3 млн. рублей.

Предприятиями
в Западной Сибири стал управлять
Николай Александрович Второв,
переехав в Томск, где его сын Борис
затем окончит университет и тоже
будет равностным помощником своего
отца.

Оставшемуся
в Иркутске Александру
Александровичу "досталась"
Восточная Сибирь и Забайкалье. Жил
он в нашем городе в красивом
особняке, построенном еще отцом на
углу улиц Ивановской и Большой
Трапезниковской (ныне —
Пролетарская и Желябова), имел
лучших в городе лошадей и
равнообразный выезд.

После смерти
А.Ф., последовавшей 20 октября 1911
года, во главе товарищества стали
Николай Александрович, Александр
Александрович и Борис Николаевич
Второвы. Под их управлением
товарищество продолжало
процветать: основной капитал
увеличился до 10 млн. рублей, а
оборот составлял около 30 млн. Семья
Второвых начинает приобретать
командующее положение на
внутреннем мануфактурном рынке.

Главой семьи
становится Николай Второв,
которого современники
характеризуют как "крупного
коммерсанта в полном значении
этого слова, обладающего большой
инициативой, смелостью и
решительностью в действиях".
Действительно, Н.А., вопреки
сложившейся традиции, строит,
например, огромное здание
"Делового двора", специально
приспособленное для
торгово-промышленных предприятий
вне Китай-города, торгового центра
Москвы. Строит на Варварской
площади (ныне Старая площадь),
вкладывая многие миллионы в это
дело, хотя находятся маловеры,
предрекающие, что Второв с этой
стройкой "вылетит в трубу".
Оказалось, не только "не
вылетел", но и прилично
заработал: все помещения были
заарендованы крупнейшими фирмами
еще до окончания стройки.

Замечу, что
идея отца — торговля всем
необходимым под одной крышей —
получила дальнейшее, более
масштабное развитие. В 1913 году
завершилось строительство этого
комплекса, созданного по проекту
известного московского
архитектора И. Кузнецова и
занимавшего территорию целого
квартала. Здесь были помещения для
демонстрации товаров и совершения
оптовых сделок, хорошо
оборудованные склады и гостиница
для приезжих купцов, конторы фирм и
даже свое почтово-телеграфное
отделение. После Октябрьской
революции в этом комплексе
разместился Высший Совет Народного
Хозяйства (ВСНХ) страны. А в большом
модном особняке, в котором жил Н.А. с
семьей, долгие годы находилось
посольство США.

Несомненно,
Второвы-сыновья, унаследовав
отцовскую хватку в делах, во многом
превосходили его. Особенно старший
из них — Николай Александрович.
Оставив торговые дела на попечение
младшего брата — Александра, сам он
занялся промышленностью и
банковским делом. И преуспел в
обоих областях.

Вот что
написал о нем Павел Бурышкин в
своей знаменитой книге "Москва
купеческая": "После смерти
отца Николай Александрович развил
в Москве чрезвычайно энергичную
деятельность… он объединил в
отношении сбыта три крупнейшие
московские ситценабивочные
фабрики — Альберта Гюбнера,
Даниловскую и Коншинскую, учредив
Русское общество внутренней и
вывозной торговли. Позднее он
приобрел Московский промышленный
банк, бывшую банкирскую контору
"И.В. Юнкер и Ко". С помощью
этого банка он стал приобретать ряд
предприятий, в частности, в
цементной и химической
промышленности. Его банк был также
связан с шерстяной и суконой
промышленностью и с изготовлением
предметов военного снабжения. Он
был одним из первых по привлечению
к сотрудничеству видных чиновников
(А.Я. Чемберс) и людей науки (проф.
В.Б. Ельяшевич).

Н.А. Второв
был загадочно убит в мае 1918 года.
Его похороны, с разрешения
Советской власти, были последним
"собранием" буржуазии. Рабочие
внесли венок с надписью:
"Великому организатору
промышленности…"

Что и
говорить, заслуги Н.А.Второва перед
экономикой России несомненны.
Опираясь на самостоятельную
финансовую базу, он развернул
строительство военных заводов,
приобрел контрольные акции
Московского вагоностроительного
завода и крупных предприятий южной
металлургии. К 1917 году Второвы
образовали один из крупнейших
концернов России, преодолев
засилье иностранного капитала.

Несомненен и
другой факт: не сладко жилось
служащим и приказчикам российских
олигархов. Ведь именно с забастовки
приказчиков фирмы Второвых в
Иркутске началась в 1913 году волна
стачек в Сибири. Забастовщики
предъявили ряд экономических и
политических требований:
законодательное установление
8-часового рабочего дня, отдых во
все праздничные дни, включая и 1 Мая,
уничтожение сверхурочных работ,
запрещение труда малолетних,
ограничение труда подростков и
другие. Несмотря на массовые
репрессии, им удалось добиться
частичного успеха.

Во время
декабрьских боев в Иркутске в
пассаж Второвых попал
артиллерийский снаряд, и он выгорел
дотла. Семья Александра
Александровича навсегда покинула
наш город.

…Прошли
десятилетия. Однажды мне позвонил
Б.В. Недашковский, возглавлявший
тогда отдел зарубежных связей
обкома партии.

— Тебе
говорит что-нибудь фамилия Второв?
Верно, были такие купцы в Иркутске,
— согласился Борис Васильевич. — А
сейчас у нас гостит приехавший из
Англии их отпрыск. Если хочешь с ним
познакомиться, подходи после обеда
во Дворец пионеров.

Вместе с
администрацией Дворца пионеров я
встречал гостя из Туманного
Альбиона. Еще в фойе он сообщил, что
Иркутск — его родной город, а в этом
здании, в которое он сейчас вошел, —
он родился незадолго до свержения
самодержавия. Здесь родился и его
отец. Так что этот дом — их родовое
гнездо, выстроенное еще дедом —
Александром Федоровичем Второвым.

Сам он,
Второв-внук, профессор Оксфорда,
специалист по русской литературе XIX
века. Вся его жизнь прошла в Англии,
женат он на англичанке, но его
всегда тянуло в Россию, хотелось
хотя бы взглянуть на свою родину,
посмотреть, как живут здесь люди.

Мы ходили по
Дворцу, заглядывали в комнаты, где
ребята увлеченно занимались
рисованием, вышивкой, танцами,
конструированием моделей, игрой в
шахматы и другими интересными
делами. Руководители кружков
рассказывали о своих питомцах, их
достижениях, показывали их работы.
Второв — иностранец, прекрасно
говорящий по-русски, любезно
улыбался, согласно кивал
посеребреной головой. Покидая
Дворец, он сказал, тепло пожимая
наши руки:

— Вы нашли
наилучшее применение нашему дому…

Недавно я
проходил мимо этого дома. Теперь он
называется Дворцом детского и
юношеского творчества, и в нем
продолжает кипеть жизнь. Но внешне
он обшарпанный, а вся усадьба такая
запущенная, что стало больно:
"Забота о детях не стала еще
первостепенной, главной для нашей
власти".

Не очень-то
думали о детях и Второвы-купцы.
После них, как писал уже известный
нам И.И. Попов, "не осталось
никакой памяти в виде училищ и
больниц". И это верно. Но следует
иметь в виду, что Второв и его
сыновья считали, что об училищах и
больницах должно заботиться
государство, которому они
аккуратно отчисляют налоги. Дело же
купцов и промышленников развивать
экономику города, губернии, страны,
открывать новые рабочие места,
делать государство более сильным,
великим не на словах, а на деле.

В этом они
преуспели. Потому и достойны, на мой
взгляд, нашей памяти.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector