издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вымысел правды

Вымысел
правды

Владимир
МОНАХОВ

Истинный мудрец проходит по
жизни незамеченным. Так живет и мой
герой Слава Богов. Люди приходят к
нему на совет, он помогает им
разобраться в житейских ситуациях,
но никогда не записывает своих
мыслей. "А зачем записывать? —
удивлялся моей настойчивости Слава
Богов. — Я не уверен, что
высказанные мною мысли — мои. А если
не уверен, то и незачем их заносить
на бумагу". Но я не согласился с
позицией мудреца. Записывать за
другими — моя профессия. Так
родился этот дневник.

— Ты всегда
учил нас не плыть по течению! —
сказали как-то ученики Славе
Богову.

— Да, учил, и
сейчас не отказываюсь от своих
слов.

— Но сам-то ты
плывешь по течению, — возразили
ученики.

— Правильно!
Я плыву по течению. Но теперь знаю,
что плохо учил вас, если вы даже не
заметили самого главного — я
изменил ход течения в нужную мне
сторону.

— Значит, ты
по-прежнему плывешь против течения?

— Конечно, а
вы в этом усомнились?

*
* *

— Мы не знаем,
как нам дальше жить, — пришли к
Славе Богову простые люди. — Где нам
добывать деньги, чтобы кормить
детей?

— А где ваши
деньги, которые вы имели прежде и
заработали вчера? — спросил у них
Слава Богов.

— Их украли!

— Все
правильно. Сегодня деньги
стремятся туда, где больше всего их
воруют. Вы умеете воровать?

— Нет! Мы
умеем только работать.

— Тогда не
печальтесь, что нет денег. Их и не
должно быть у вас. Нищего — не
разорить! Утешьтесь хоть этим.

*
* *

Слава Богов
никогда не участвовал в выборных
кампаниях. А на последних выборах
оказался в числе кандидатов в
депутаты.

— Почему вы
изменили своим принципам и пошли на
выборы? — спросили у него
избиратели.

— По
Достоевскому. "Грязнотцы
захотелось!"

*
* *

— Правде не
хватает содержания и
достоверности, а ложь у них всегда в
форме, — сказал Слава Богов,
посмотрев каналы телевидения. — Но
даже в России, чтобы обмануть, нужно
говорить правду и только правду.
Даже если эту правду придется
выдумать.

*
* *

Что вы
думаете о реформах, которые
проходят в нашей стране? — такой
вопрос задавали людям на улицах.
Задали его и Славе Богову, который в
это время проходил мимо.

— Думаю, что
реформы можно считать сбывшимися! —
сказал Слава Богов.

— Это как? —
удивились опрашивающие. — Ведь все
думают наоборот.

— А вы
вспомните: в начале перестройки мы
все хотели, чтобы на прилавках
магазинов лежала колбасы. Колбасы и
другого продукта навалом.

— Но ведь у
людей нет денег, чтобы все это
купить.

— А про
деньги, когда начинались реформы,
никто и не вспоминал. Все говорили
только о колбасе, а колбаса теперь
есть!

*
* *

— Почему мы
не хотим пустить к себе
иностранцев, может, они помогут
наладить нам жизнь? — спросили у
Славы Богова.

— Боимся,
потому что знаем: они у нас украдут
больше, чем мы способны сами у себя
украсть! — ответил Слава Богов.

*
* *

— Нас не
понимают западные страны. Почему?
Что нам делать? — с таким вопросом
обратились дипломаты к Славе
Богову.

— А что вы
делаете для того, чтобы нас
понимали? — поинтересовался
мыслитель.

— Мы
объясняем наши позиции по всем
вопросам.

— А они не
понимают?

— Не
понимают!

— Тогда надо
молчать!

— Как
молчать?! Если молчать, то нас и
вовсе перестанут понимать.

— Э, нет!
Молчание звучит понятно на всех
языках мира! — подвел черту Слава
Богов.

*
* *

Пришли к
Славе Богову ходоки и сказали:

— Мы хотим,
что вы нами управляли.

— А я и так
уже вами правлю! — ответил на эту
просьбу мудрец.

— Как это? —
переглянулись удивленно ходоки.

— А как же вы
нашли ко мне путь? — улыбнулся
мудрец.

— С тех пор,
как мы стали познавать вашу
мудрость, то народу нашему легче
стало жить, — настаивали ходоки. — И
верим, что дела наши пойдут еще
лучше, если вы станете во главе всех
людей.

— Спасибо за
доверие. Но для процветания страны,
поверьте мне на слово, достаточно
уже того, что я здесь живу, — вежливо
отказался мудрейший.

— Кажется,
наш мудрец страдает манией величия,
— уходя от Славы Богова,
перешептывались ходоки.

— И что за
люди, — удивлялся Слава Богов. —
Давно уже живут своим умом, но даже
не подозревают об этом.

*
* *

В очередной
раз не состоялся предсказанный
конец света. И люди обратились к
Славе Богову с вопросом: нужно ли
обращать внимание на предсказания
о конце света и что он, Слава Богов,
об этом думает?

— Если мы
будем верить пророчествам о конце
света, то ситуация в конце концов
может пройти по такому сценарию, —
предупредил свой народ Слава Богов.
— Однажды Господь спустится к нам и
спросит: "Есть тут кто?" И не
получит ответа. И удивится:
"Странно, уже нет никого, даже без
моего Апокалипсиса". А мы будем
тут, но, перепуганные ожиданием
страшного суда, попрячемся и
затаимся. "Ну что ж, — скажет
Господь, — если здесь никого нет,
тогда непонятно, зачем и для кого я
трачу свет!" А мы захотим
закричать, что все еще здесь, но от
трусости показаться пред очи
Господни — а как спросится с нас еще
больше — попрячемся еще глубже и
молчать будем еще тише. А Господь
возьмет да и выключит свет, свой
внутренний свет.

— Так, значит,
конец света все-таки будет? —
огорчились люди.

— С точки
зрения пессимистов — да, а с точки
зрения реалистов — тоже да! — сказал
Слава Богов.

— А что
думают оптимисты?

— А кто их
знает? — удивился Слава Богов. —
Хотел бы я увидеть этих людей.

*
* *

— Вы из какой
партии? — спросил как-то Славу
Богова генерал.

— Я из партии
родителей погибших солдат, — сказал
мудрец.

— Не надо
играть на чувствах! — вспылил
генерал.

— Тогда
перестаньте играть на пушках, —
возразил ему Слава Богов.

*
* *

— Вот раньше
было хорошо, — обсуждали люди
проблемы своей жизни.

— А раньше —
это когда? — поинтересовался Слава
Богов, проходивший мимо
ностальгирующих по прошлому.

— Да хотя бы
лет двадцать назад! — сказали ему
хором.

— Я жил тогда
и помню, что лучше не было. В России
хорошей жизни никогда не было. Нам
чуть-чуть лучше — и уже хорошо!

*
* *

— Есть ли Бог?
— спросили у Славы Богова люди.

— Да, есть! —
не сомневаясь, ответил мудрец.

— А почему же
он тогда ничего нам не говорит? —
возразили люди.

— А он не
может говорить перед неверующими.
Вас так много, что слово Божье не
может быть произнесено для всех. Не
мешайте ему говорить.

— Да пусть
говорит, мы ему не мешаем! — сказали
неверующие.

Но Бог все
молчал и молчал.

— Значит,
Бога нет, коль он молчит, —
обрадовались неверующие.

— Бог есть! —
возразил им Слава Богов. — Просто
вы, как и прежде, не даете ему
говорить.

— А как же ему
дать слово? — спросили неверующие.

— До Бога
можно только достать душой!

*
* *

Наблюдая за
тем, как молодые выходили на улицы с
новыми лозунгами, Слава Богов с
грустью сказал:

— Молодые
рушат прежние истины, зрелые их
восстанавливают, а старые им
поклоняются. И я расшатывал основы,
теперь основы те креплю!

*
* *

Как-то у
Славы Богова пытались узнать его
политические пристрастия.

— Вы —
коммунист?

— Нет! —
отмечал мудрец.

— Вы —
монархист?

— Нет!

— Вы —
либерал?

— Нет!

— Вы —
демократ?

— Нет!

— Вы —
пацифист?

— Нет!

— Вы — атеист?

— Нет!

— Так кто же
вы? — устали спрашивать
спрашивающие.

— А я человек
других заблуждений! — отвечал им
Слава Богов.

— Вы демагог!
— подвели черту спрашивающие.

— Извините,
политикой не занимаюсь.

*
* *

Однажды
Слава Богов наблюдал за
современной трагедией Ромео и
Джульетты в шекспировском варианте
и подытожил:

— Любить —
дар, а не разлюбить — наказание!

— Вы не
верите в силу любви? — спросили у
него.

— Как же не
верить, если любящие опережают
современность, а разлюбившие
отстают даже от прошлого. Но умение
любить предполагает и умение
разлюбить. И о последнем тоже
нельзя забывать.

— Может, вы не
любили сами и поэтому судите об
этом слишком практично, — не
согласились с ним окружающие.

— Любил или
не любил — этого я уже по прошествии
лет не помню, но то, что
своевременно смог разлюбить, — это
во мне осталось прочной зарубкой
памяти. И второе действо не менее
важно, чем первое.

* * *

Прочитав в
газетах умные критические статьи,
Слава Богов вздохнул и сказал:

— С умом
России попенять каждый сможет, а ты
сделай пользу, чтобы в Россию можно
было верить!

*
* *

Как-то пришел
к Славе Богову поэт.

— Я достиг
совершенной мысли, что тот свет
дает нам этот свет, — стал внушать
новые воззрения поэт мудрецу. — И
каждый из нас должен быть в ответе
за свою смерть.

— Что-то я
тебя не очень понял, — удивился
Слава Богов.

— А понимать
нужно так, что мертвые оттуда
поддерживают нашу жизнь здесь. И
если ты хочешь помочь живым, то
поторопись стать мертвецом. Значит,
стать мертвым важнее, чем быть
живым. Смерть старше жизни.

— Но раньше я
слышал от тебя другое, — возразил
Слава Богов. — Помнишь, как ты
доказывал всем, как много для живых
значит смерть, и ничего для мертвых
не значит жизнь, а тебя за это
критиковали другие поэты.

— Теперь я
понимаю, что ошибался, — признал
поэт.

— Конечно, ты
ошибался. Но и сейчас ты ошибаешься
не меньше. Я думаю, что смысл жизни
старше смысла смерти. И за смысл
жизни нужно нести ответственность
и там, и здесь. Только это
обеспечивает равновесие бытия.

*
* *

Как-то
пригласили Славу Богова на
дискуссию по русской идее, с
помощью которой новые вожди
намеревались вывести страну из
кризиса. Слава Богов слушал и
молчал.

— Так есть у
нас возможности подняться с колен?
— спросил у Славы Богова
председатель дискуссии.

— Пока я не
вижу такой возможности, — сказал
Слава Богов.

— Почему же?
Мы богатая страна, и народ у нас
хороший, — возразил мудрецу
председательствующий.

— Да,
действительно, народ у нас хороший,
но вот людишки дрянь. А пока людишки
дрянь, то с хорошим народом ничего
путного в стране не сделаешь, —
сказал Слава Богов и покинул
дискуссию.

*
* *

Одна дама
пожаловалась Славе Богову на то,
что ее муж не хочет выносить ведро с
мусором.

— А мужчина
этого и не должен делать! — сказал
ей категорично Слава Богов.

— Это вы
говорите из мужской солидарности? —
заподозрила дама.

— Природа
мужчины противится тому, что нужно
выносить полные ведра из дома, —
разъяснил свою позицию Слава Богов.
— Наоборот, мужчина любит приносить
в дом и этим полнить его достаток. А
когда он выносит из дома, то семья
беднеет.

— А как в
вашей семье? — поинтересовалась
дама.

— А в нашей
семье так же, как и у вас: жена
заставляет выносить ведро с
мусором меня, поэтому нам не
удается разбогатеть.

— А что ж вы
тогда свою жену не научили, как
правильно поступать?

— Учил!
Кстати, когда мы поженились, а в
молодости я был горячим и под руку
мне лучше было не попадаться, то
жена мудро рассудила: "Чем ты
громче — тем я тише!"

— И она
действительно выполнила это? —
усомнилась дама.

— Да,
выполнила!

— Не может
быть! — не поверила дама. — Сколько
же на это ушло времени?

— Лет
двадцать, наверное… Правда, если
быть честным до конца, то ей
все-таки пришлось, чтобы
реализовать этой тезис, умереть, —
скорбно сообщил эту весть даме
Слава Богов.

Кстати, Слава
Богов недавно вывел универсальную
формулу, как можно пленить женщину.

— У женщины
все должно быть… Лишь тогда в мире
все прекрасно!

— Но это же
неосуществимая мечта! — возразили
ему друзья.

— Женщины и
должны побольше мечтать, — ответил
им на это Слава Богов. — Только
тогда они оставляют в покое мужчин.

*
* *

Однажды
Слава Богов завел собаку. Пес
попался беспокойным, все время
требовал гулять с ним. Приходилось
выходить на улицу даже по ночам.

— Да бросил
бы ты этого пса! — советовали ему
друзья.

— Никогда! —
ответил Слава Богов. — Я даже
благодарен ему. Гуляя с ним по
ночам, теперь я хоть вижу звезды!

*
* *

— Раньше вы
называли себя космополитом, —
напомнили Славе Богову
недоброжелатели.

— А я и сейчас
не отказываюсь от этого. Но что
делать, чем старше становлюсь, тем
больше чувствую себя русским.

— А разве
можно соединить в себе русскость и
любовь ко всему земному? — не
согласились недоброжелатели.

— А я не
против Америки. И не против
Германии. И не против Японии. И не
против Израиля. И не против России.
Но я по-прежнему за весь земной шар!
Но на это способен только русский.
Так что, чем старше становлюсь, тем
больше чувствую себя русским!

*
* *

— Ну, мои
дочки при деле. Сами могут себя
обеспечить! — хвалилась базарная
торговка своей напарнице по
прилавку.

— А кем
работают ее дочки? —
поинтересовался Слава Богов.

— Да ты чо, не
знаешь? Барышни по вызову. Ублажают
мужиков за деньги! — шепнула ему на
ухо другая продавщица.

— И она этим
гордится? — удивился Слава Богов.

— Это ее
личное дело! — ответили ему.

"О времена,
о нравы, — думал горько Слава Богов.
— Соня Мармеладова так просто ангел
на фоне нынешних блудниц и их
родительниц, которые своими руками
толкают чад на подиум блуда. И чему
удивляться: блуд стал основой
государства: блуд телесный, блуд
политический, блуд культурный…"

*
* *

Один человек
увлекся религией и стал сектантом.
Прошло немного времени, он стал
ходить среди соседей и
проповедовать основы своей
религии.

— Все вы
погибнете на страшном суде, —
гундел он, раскрывая наши
перспективы. — И только верующие
нашей секты спасутся и будут
вознесены на небо.

— Значит,
тебя ждет рай? — уточнил Слава
Богов.

— Рай на
земле и на небе! — восторженно
подтвердил новоиспеченный
проповедник.

— Тогда я
лучше уйду в ад, чтобы больше не
встречаться с тобой! — ответил ему
Слава Богов.

*
* *

В молодости
Слава Богов увлекался поэзией.
Писал стихи, печатался, но ни славы,
ни денег не достиг. Поэтому в кафе
часто вместо чаевых оставлял рифмы.

— Когда вас
только признают?! — сокрушался
официант, сметая в ладонь мелочь
слов.

— Не
выбрасывай! — полушутливо
предостерегал официанта Слава
Богов. — А вдруг потомки уже знают
им цену?!

*
* *

Один богатый
человек обратился к Славе Богову за
советом.

— Заработал
много денег, удовлетворил все свои
и семейные потребности, а что
делать с ними дальше — не знаю.


Разбрасывать! — не задумываясь
ответил Слава Богов.

— Как
разбрасывать, зачем разбрасывать? —
удивился богач.

— Деньги —
это навоз экономики? — задал богачу
вопрос Слава Богов.

— В каком-то
смысле да! — неуверенно согласился
богач.

— А навоз
надо разбрасывать! — подытожил
Слава Богов. — Вот и разбрасывайте
свои сбережения.

*
* *

— Послушаешь
по телевизору, сколько умных людей
в России, а живем — хужей некуда! —
возмущался сосед.

— Это точно.
Умных полная Россия, — поддержал
его Слава Богов. — Только в России
все глупости от большого ума.

— Почему же
так получается? — спрашивает сосед.

— Да потому,
что мы, русские, неправильно
усвоили английскую мысль, что в
знании — сила. А надо не забывать и
маленькую поправку к этому тезису.

— Какую?

— Знание —
сила, а в силе — невежество. Вот мы
со своей силы двигаем умом, а на
поверку выходит, что сила
невежества нас и разрушает.

*
* *

— Полет
фантазии — самый безопасный в мире
полет! — восхищался поэт.

— Но все же
пристегни страховочные ремни, —
предупреждал Слава Богов. — Ведь
всякое может случиться, когда
отрываешься от земли и паришь над
реальностью.

*
* *

После
похорон знакомого Слава Богов
изрек в кругу друзей:

— Даже у
мертвого на уме один-единственный
вопрос — земельный, что уж там
говорить о живых.

*
* *

К Славе
Богову обратилась молодежь.
Дескать, у А.С. Пушкина был
внушительный донжуанский список.
Имеется ли такой у нашего
мыслителя?

— Можно
подобрать! — сообщил им Слава Богов.

— Тогда
огласите его! — попросила молодежь.

— Да
пожалуйста! Любимая! Любимая!
Любимая!

— А по
именам!?

— До чего вы
несмышленые! Любимая — это же и есть
самое главное имя!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное