издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Первый губернатор Прибайкалья

Первый
губернатор Прибайкалья

Евгений
ШОБОДОЕВ, зав. отделом информации
ГАИО


рассуждении обширности нашего
Сибирского Царства повелеваем
учинить в оном вторую губернию, в
которую мы всемилостивейше
определяем губернатором нашего
генерал-майора Фрауендорфа". Эти
строки императорского указа об
образовании Иркутской губернии
представили в 1764 году нашим
землякам первого иркутского
губернатора.

Карл Львович
фон Фрауендорф не был случайным
человеком в Сибири. В 1758 году он, в
чине бригадира, был назначен
командовать Омской линией
крепостей на границе Киргизской
степи. За шесть лет управления он
получил чин генерал-майора и стал
известен не боевыми подвигами в
отражении набегов разбойничьих
шаек с сопредельной территории, а
распорядительностью в деле
укрепления пограничной линии. Как
свидетельствуют историки, по его
предложению семьи казаков и солдат
стали селиться вблизи крепостей,
образуя таким образом не просто
кордонную линию со сменными
гарнизонами, а цепь русских
поселений с постоянным населением,
занятым земледельческим трудом. Не
обходилось и без курьезов.

В своем
стремлении селить на границе
семейных людей, Фрауендорф
приказал направить в его
распоряжение ссыльно-каторжных
женщин. Когда в 1759 году прибыли
более 70 каторжанок, далеко не
лучших представительниц
прекрасного пола в возрасте от 19 до
40 лет, начальник линии лично
распределил их: господам офицерам —
"в прислугу", а казакам и
солдатам — в жены.

Для
управления образованной вновь
Иркутской губернией был нужен не
храбрый военный, а деятельный и
толковый администратор. Громадный
край, границы которого были даже
еще не полностью определены, а
большая часть территории не
нанесена на карту, требовал своего
устройства.

По существу,
на Карла Львовича фон Фрауендорфа
легла обязанность провести первые
мероприятия по упорядочению
управления в Восточной Сибири. Если
предыдущая администрация во главе
с вице-губернатором обязана была по
большинству вопросов месяцами
ждать указаний из столицы, то
теперь губернатор имел возможность
сам принимать решения и именем
государыни проводить их в жизнь.
Можно представить себе степень
доверия императрицы Екатерины II к
генерал-майору Фрауендорфу, если
под его управлением находилась
территория от Енисея до Камчатки и
от Ледовитого океана до границы с
Китаем.

Новый
губернатор прибыл в Иркутск в марте
1765 года, и первые его распоряжения
касались городского
благоустройства. Бесценные
сведения о его деятельности
оставил нам архитектор и
губернский землемер Антон Иванович
Лосев, в те годы ученик
геодезической школы. "Сей
начальник, — говорится в его
записках, — имел большое знание в
математике и много находил дела для
упражнения разума своего и
побуждения прилежности в тех, коих
должность ведет к знанию
фортификации и гражданской
архитектуры". Из
учеников-геодезистов он отобрал
самых способных к наукам и сам
занимался с ними основами
инженерного дела и фортификации,
геодезии и картографии. По словам
А.И. Лосева, К.Л. Фрауендорф "в
возможном совершенстве
приуготовил из них достойных
инженеров и архитекторов, которые
проектировали пограничные
укрепления по правилам
фортификации и строили цивильные
фортштадты".

Практическое
использование знаний, полученных
на занятиях, считалось одним из
важнейших элементов обучения.
Молодые геодезисты производили
натурную съемку местности в
окрестностях города, участвовали в
новой планировке Иркутска.
Губернский город того времени
походил на большую
неблагоустроенную деревню. Узкие и
кривые, вечно грязные улицы были
застроены как попало деревянными
домами, сохранившими все самые
неприглядные черты
градостроительства XVII века.

"Постройка
домов в прежнее время, — пишет
иркутский летописец, —
производилась без планировки, а кто
как хотел: то выставлялась на улицу
ретирада (т.е. уборная), другой над
воротами строил навес, где
непременно ставилась святая икона;
а перед домами на набережной
строились лавки для сиденья (т.е.
мелочной торговли); особенно
безобразили дома неровными окнами
с прибавлением так называемых
волоковых, у многих крыльцо и двери
были прямо с улицы… При домах же
были обширные овощные огороды, где
первое место непременно занимал
хмельник, т.е. рос хмель и вился по
высоким тычинам". Летом, говорят
современники, в этих зарослях
прятались беглые каторжники и
разбойники.

Новый
губернатор "крепкою рукою
принялся за устройство города, что
жителям поначалу было в тягость, а
после сами признали это за
полезное".

Вместо
старого воеводского двора в
верхней части острога был выстроен
новый губернаторский дом. Автором
его проекта был, предположительно,
сам Фрауендорф. Дом располагался в
одну линию со Спасской церковью.
А.И. Лосев пишет, что в том же доме,
под наблюдением губернатора,
находилась чертежная, где
изготавливали планы городов и
населенных мест. По словам того же
автора, план города Иркутска
составлялся при участии самого
губернатора и под его руководством
претворялся в жизнь. Молодые
геодезисты в его присутствии
планировали прямолинейные улицы,
разбивали город на кварталы. Как
невиданные ранее, современники
отмечают появление указательных
досок с названием улиц.

В целом по
губернии в заслугу К.Л. Фрауендорфу
ставят упорядочение системы
ясачного сбора, уравнение в подати
хоринских бурят и тунгусов,
сокращение должностных лиц и
родовых начальников. Особой
заслугой считалось приобщение
коренных народов к хлебопашеству,
значительные успехи в котором
проявили осинские и балаганские
буряты, а также повсеместное
развитие скотоводства… "Ясашная
подать в положенное законом время
взнесена исправно, и в число
недоимок прежних немалая сумма
денег взыскана, а о воровстве,
грабежах и других беспорядках в
иноверческих улусах не было и
слуху".

Не обошел
вниманием губернатор и состояние
китайской границы. Здесь, как и на
Омской линии, он распорядился
расселять казачьи семьи в пределах
15 верст от границы, вблизи
пограничных караулов и опорных
пунктов. Поселенцы щедро
наделялись землями и угодьями.

Его же
распоряжением приписывают
создание пятисотенного казачьего
полка из тунгусов-добровольцев и
организацию их пограничной службы.
На наш взгляд, это не верно. Он был
создан значительно раньше
вступления в должность К.Л.
Фрауендорфа, еще по распоряжению
сибирского губернатора Ф.И.
Соймонова. Кроме того, выскажу
предположение, что назначение
Фрауендорфа губернатором не
обошлось без влияния этого
выдающегося государственного
деятеля и знатока Сибири. С
достаточной долей уверенности
можно констатировать, что деловые и
личные качества командира Омской
линии, которого Соймонов знал
несколько лет, были представлены
императрице и послужили основанием
для назначения на высокий
государственный пост.

Ф.И. Соймонов
оставил должность сибирского
губернатора в 1763 году, но
выработанные им планы по
устройству отдаленных окраин
империи претворялись в жизнь, в том
числе и первым иркутским
губернатором.

Карл Львович
Фрауендорф пробыл губернатором,
как сообщает летописец, 1 год 9
месяцев и 24 дня. 2 января 1767 года он
скончался, а 16 января был погребен в
Иркутске на лютеранском кладбище.
Мало кто знает, что до начала XX века
на перекрестке современных улиц
Ленина, Тимирязева и Красного
восстания был обнесенный каменной
оградой участок земли, где в XVIII
веке хоронили лютеран. В 1910 году
иркутскому губернатору не
понравилась обветшавшая ограда и
ее снесли. В 1908 году местный краевед
еще видел памятник на могиле К.Л.
Фрауендорфа и смог прочитать
наполовину утраченную надпись о
том, что был первый губернатор
"урождения Бранденбургской
нации с тамошняго шляхетства…" и
находился на русской службе с 1731
года.

Теперь это
место полностью закатано асфальтом
и утрачена в Иркутске память о
незаурядном человеке.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector