издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Мое призвание -- быть матерью"

"Мое
призвание — быть матерью"

Ново-Жилкино, что в самой
глубинке Усольского района, —
деревня не маленькая, но
большинство ее домов — обычные
русские деревянные одноэтажечки, а
самый распространенный зимний
транспорт — сани, запряженные
"некрасовскими" лошадками. Дом
Рябченковых видно издалека — он
стоит почти на самой вершине
новожилкинской горки, да и в
отличие от большинства —
двухэтажный. Хозяйка, Екатерина
Николаевна, встретила нас на дороге
у дома вместе с верным сторожем —
дворняжкой Миледи. Отворив калитку,
по аккуратно очищенной от снега
дорожке, обложенной белым кирпичом,
мы вошли в дом. Как по мановению
волшебной палочки, на большом
круглом столе, за которым так любит
собираться семья Рябченковых,
оказались чайник, чашки, сахар,
печенье, лимон на блюдечке. Пока мы
чаевничали, хозяйка дома неспешно
рассказывала свою историю, начав с
собственного детства.

…Маленькая
Катя в семье была младшей, а девочке
хотелось о ком-то заботиться. Может,
поэтому после школы пошла без
раздумий в педагогический. Ее муж,
Николай Рябченков, детей тоже
любил, однако своих иметь им было не
суждено. Именно тогда, двадцать лет
назад, и появились первые мысли об
усыновлении. Супруги Рябченковы
подали заявление об усыновлении
сразу в несколько адресов. В
Ангарском детдоме им предложили
усыновить двоих — брата и сестру,
шести и четырех лет. Так в ноябре
80-го в их семье появились
"первенцы" — Валера и Марина. А
спустя два месяца раздался
телефонный звонок из роддома:"Вы
мальчика заказывали? Брать
будете?". Ну что тут было делать?
Отказаться не хватило сил. Сев в
совхозный самосвал, Екатерина
Николаевна поехала в роддом
забирать своего нового сына.
Мальчик оказался слабеньким —
родился семимесячным и весил всего
два килограмма. Тогда-то Екатерина
Николаевна и оставила работу (она
была учителем физики в
Ново-Жилкинской школе), и главным ее
занятием стала забота о своих
детях. Педагогический опыт в этом
оказался как нельзя кстати. Семье
Рябченковых пришлось завести
хозяйство: огород и живность —
иначе было не прокормиться. Так и
жили.

Через
несколько лет в стране началось
движение по организации семейных
детских домов. Рябченковы подали
заявку на конкурс, объявленный в
Иркутской области, и оказались в
числе победителей. Теперь им
предстояло создавать семейный
детский дом, а в нем, по положению,
должно быть не меньше пяти детей.

Поэтому в 88-м
в семье появилось еще трое: Юля —
семи лет, шестилетний Ваня и
восьмилетний Саша. У каждого свой и
отнюдь не легкий характер, ребята
даже ревновали друг друга к
родителям. Екатерина Николаевна
рассказывает, что она и Николай
Ефимович постоянно чувствовали
себя как под микроскопом: дети
наблюдали за ними каждую минуту. Но
трудности не остановили
Рябченковых: спустя год семья
пополнилась еще двумя детьми. Ими
стали Танюша и Витя, 2 и 3 лет. В семье
стало восемь ребятишек.

У супругов
существовало своеобразное
"табу": никогда, ни под каким
предлогом не узнавать у детей о их
прошлой жизни, чтобы, не дай Бог, не
причинить боль и без того
травмированным душам. Ведь все без
исключения дети были из
неблагополучных семей, и это
сказывалось на их характерах и
здоровье.

Проблем
хватало. Хотя деньги, полагающиеся
на содержание каждого ребенка и
двойную ставку воспитателя,
Рябченковым платили, другой помощи
от государства они не получали.
Вдесятером жили по-прежнему в
полублагоустроенной трехкомнатной
квартире и кормились со своего
подсобного хозяйства. Из-за тесноты
по утрам приходилось вставать,
умываться и завтракать
"поэтапно". Пока старшие дети
собирались в школу, младшие
терпеливо ждали своей очереди в
кроватках. Так что к воспитательным
проблемам прибавилось хождение по
инстанциям, вымаливание помощи, а
порой даже и положенного по закону.
К счастью для Рябченковых, об их
жилищных проблемах узнал
генеральный директор ОАО
"Мясокомбинат "Иркутский"
Николай Виниченко. Он решил помочь
и построил им на средства
мясокомбината большой дом. Но не
успела семья въехать в новый дом,
случилась беда — трагически погиб
Николай Ефимович. Семья осталась
без кормильца, дети — без отца.
Екатерине Николаевне предстояло
одной выводить в жизнь старших и
поднимать младших.

…Прошли
годы. Как же сегодня живет семья
Рябченковых? Дети повзрослели.
Самый старший, Валера, после
техникума работает на заводе в
Ангарске. Марина вышла замуж,
родила сына Никитку и живет с
семьей в Иркутске. Юля тоже в
Иркутске, получила профессию
секретаря-референта. Саша отслужил
в армии, причем попал в Чечню,
вернулся и теперь живет и работает
в Ангарске. Сережа учится на
математическом факультете ИГУ. И
хотя у старших уже своя жизнь, все
они каждую неделю приезжают домой
погостить и помочь по хозяйству.

Итак,
ребятишек осталось в доме трое:
Ваня, Витя и Таня. Казалось бы,
теперь можно вздохнуть
посвободнее, но Екатерина
Николаевна не унимается: нынче в
мае взяла еще двоих — сестренок Иру
и Валю.

Пока мы
беседовали, стали возвращаться из
школы дети. Обязанности были быстро
распределены: хозяйка чистила
картошку и морковку, маленькая Валя
старательно резала лук, хоть и
текли по щекам слезы, Ира мыла
посуду, старшие накрывали на стол.
За обедом дети оживленно болтали,
рассказывая о сегодняшних школьных
успехах. А после трапезы — новые
обязанности по хозяйству. Было
видно: безделье в этом доме не в
чести, трудятся все — от мала до
велика. А мы в это время пошли
вместе с Екатериной Николаевной
осмотреть дом. Его комнаты не
поражали роскошью убранства,
однако все очень уютные и чистые.
Пока ходили по дому, хозяйка
делилась своими проблемами. Самая
большая из них — холод. В доме
только электрическое отопление —
печки нет, как, впрочем, и горячей
воды. Не работают и многие приборы
бытовой техники: телевизор,
морозилка, стиральная машина.
Каждую весну подвал дома
затапливают талые воды, и всей
семье приходится вычерпывать воду,
чтобы спасти свой урожай,
выращенный с таким трудом.
Рябченкова говорит, что если бы
кто-нибудь помог ей с решением этих
проблем — хотя бы руководство
родного совхоза, то она смогла бы
воспитать еще троих детей.

Перед
отъездом мы спросили Екатерину
Николаевну: что, собственно,
подтолкнуло ее заняться
воспитанием приемных детей? На это
она, не задумываясь, ответила: "Я
поняла, что мое призвание — быть
матерью, дарить детям любовь и
заботу, готовить их к жизни. И
делать это надо не ради себя, не
ради какой-то благодарности в
будущем, а ради самого ребенка, ради
его счастья. Тогда все
получится".

… Маленькая
Валя, привстав на цыпочки,
старательно перелистывает
странички перекидного календаря и
считает вслух, сколько дней
осталось до Нового года: "Раз,
два, три, четыре…" Этот Новый год
будет первым в ее жизни, который она
проведет в настоящей семье.

Юлия
КОРЫТНАЯ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное