издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сочинитель... авто

Сочинитель…
авто
У Петра
Рослого необычное хобби —
автодизайн

Наш сегодняшний гость где-то
прочел, что будущее призвание
человека определяет первое
произнесенное им слово.
Сомнительно, конечно, что шепелявый
лепет младенца Славочки Федорова
означал мудреное
"офтальмолог", а годовалый
Олежек Ефремов впервые прокартавил
"театр" или "режиссура".
Но, может быть, первый из них любил
трогать пухлым пальчиком бабушкин
глаз и сосредоточенно надувать
щечки, а второй — хлопать в ладоши и
неуклюже кланяться. Во всяком
случае лексикон Петруши Рослого
начался со слова "автомобиль".
Звучало оно, разумеется, чем-нибудь
похоже на гудение мотора и шуршание
шин, и все же родители запомнили,
что самое раннее трогательное
бормотание их малыша было вызвано
интересом к машине.
С возрастом этот
интерес не ослабел, а, напротив, год
от года усиливался, так что в
школьных тетрадках Пети рядом с
парой-тройкой сиротливых формул
густо парковались всевозможные
иномарки с "космическим"
"разрезом" фар, простоватые, но
с любовью прорисованные
отечественные модели, а потом стали
появляться и автоособи неведомых
пород и непривычных силуэтов.
Выразительные фантомы — не просто
образы, навеянные туманом
воображения, скорее — плоды
старательной
инженерно-художественной мысли:
так подробно проработаны все
детали, все особенности
"экстерьера".

— О!
Какая эффектная! — задерживаюсь я
на "портрете" ярко-красной
динамичной машины, словно готовой к
прыжку с трамплина.

— Это,
собственно, моя первая серьезная
работа, — поясняет Петр. — Именно с
нее начался переход от небрежных
черновых набросков ручкой или
карандашом к тщательно выполненным
красками рисункам. Это знаете когда
произошло? Я в институте умудрился
заболеть, представьте себе, корью.
Все знают, что детская инфекция в
уже достаточно взрослом возрасте
всегда трудно переносится. Мне тоже
было очень тяжело. Хотелось как-то
отключиться от гнетущего
состояния. А у меня как раз
накопилось много эскизов за
семестр — и я решил попробовать
завершить некоторые из них
акварелью, довести до полной
законченности. Вот с этого
экземпляра и начал.

— И что
же это за чудо-юдо?

— Это
спортивный автомобиль-купе.

— А вот
эта зеленая?

— Это, что
называется, вариация на тему
"Мазды Капеллы". Я попытался
обновить кузов, сгладить углы.
Машина получилась более
обтекаемой, как бы более
скользящей, чем ее прототип.

— Да,
есть впечатление скольжения, это
верно. А где ты учился рисовать?

— Вообще-то
нигде. Если не считать того, что у
моего отца были альбомы с рисунками
и он подсказывал мне некоторые
изобразительные приемчики. Он,
правда, рисовал по большей части
военную технику, корабли, хотя в его
коллекции были очень красочные
изображения ЗИЛа, "Москвича".

— А кто
твой отец по профессии?

— Он
инженер-конструктор, работал в
производственном объединении
"Восток", заслуженный
машиностроитель Российской
Федерации. У него хранились
подборки автомобильных журналов.
Это были мои культовые издания,
можно сказать, я не выпускал их из
рук. Позже я сам стал покупать
толстые журналы на автовыставках.
Нередко обнаруживал, что некоторые
дизайнерские идеи, которые, как мне
казалось, я выразил первым в своих
работах, нашли свое воплощение в
творчестве профессионалов. Вот,
например, взгляните на эту машину с
плавными линиями. Два ее варианта я
нарисовал на занятиях по военной
подготовке, вот и дата даже
сохранилась: 15 сентября 1994 года.
Посмотрите на некоторые отличия в
облике. У первой модификации силуэт
чуть более легкий, изящный, у второй
он немного потяжелее,
поосновательнее, что ли. И главное,
обратите внимание на "взгляд":
он выражает разный характер. Фары
первой, тонко скроенной модели я
сочинил похожими на капельки, а
"глаза" ее друга — большие,
плоские, "смотрят" решительно.
Эта пара так вот возникла в моих
технических фантазиях. А вот
ксерокопия из автомобильного
импортного журнала 1995 года.
Узнаете?


Практически один в один твой дуэт. И
фары как у твоих машин: кокетливые
"капельки" и принципиальные
"блюдца".

— Это
"Фиат" "Брава" и
"Браво" — "женский" и
"мужской" вариант. Сочинил
один молодой итальянский дизайнер.
Машина отражает модное
перспективное направление, которое
называется биодизайном. Для него
характерны плавность,
обтекаемость, совершенное
отсутствие прямых линий и острых
углов. Иными словами, полный отказ
от геометрической четкости. Тело
машины должно, как живое,
вписываться в мир естественной
природы своими кривыми, дугами,
эллипсами. Это красиво и органично.
В мировой автомоде биодизайн стал
популярным где-то с 1994 года. Я в
своих поисках нащупал его принципы,
сам не зная, как это называется.
Листая журналы, я порой убеждался,
что в своих фантазиях изобретал
"велосипеды" еще 60-х годов.

— Обидно?

— Ну,
некоторое разочарование, конечно,
испытывал. И с другой стороны, я
видел, что моя мысль работала в
унисон с решениями настоящих
профессионалов. И значит, мои
выдумки рождались достаточно
грамотными.

— Почему
ты не дерзаешь учиться? Тебе ведь
только двадцать пять лет, семьей
пока не обременен…

— Дело в том,
что в Иркутске на автодизайнеров
нигде не учат, вообще отделения
промышленного дизайна ни в одном
вузе нет. К дизайнерскому ремеслу
чуть-чуть дают "прикоснуться"
на архитектурном факультете, но
ведь это лишь чуть-чуть. Вот в
Москве можно было бы получить такую
профессию. Но, увы, мне это не по
карману. Поэтому я закончил
Иркутский технический университет
по специальности
инженер-электромеханик. Работаю
инженером-электроником в УВД
Свердловского округа.

— А вот
если бы любые, безграничные
возможности перед тобой открылись?
Куда бы поехал за дипломом?

— Страшно
вышептать. Если честно — в
Великобританию, в Королевский
колледж искусств. Там есть
"мой" факультет. Но это —
Рио-де-Жанейро Остапа Бендера,
конечно. Как реалист я понимаю, что
моему вдохновению автостилиста,
видимо, никогда не вылиться в
осязаемую форму.

— И
все-таки продолжаешь
"сочинять"?

— Да, не могу
от этого отказаться. Машины с
новаторскими "примочками"
словно рождаются сами собой,
просятся хотя бы на бумагу. Вот,
например, полюбуйтесь — кабриолет.
Сиденья в нем являются частью
каркаса. Они одновременно играют
роль дуги безопасности.
Подголовник крепится к крыше
кузова. Если машина с компьютером, с
сотовым телефоном — в подголовник
можно вмонтировать информационный
блок, наушники, микрофон и т.д. Так
называемый штурманский вариант. И
функционально, и красиво.

А вот я
придумал спортивный минивэн.


Минивэн — это что?

— А это один
из последних "писков" моды.
Нечто среднее между легковушкой и
микроавтобусом, универсал
повышенной вместимости. Так вот
спортивных минивэнов не делают, а я
решил попробовать. Вот каким он
получился: низкая посадка, острый
угол наклона ветрового стекла,
обтекаемый аэродинамичный кузов,
люк, спойлеры (ну, это крепления
такие, предохраняющие автомобиль
от перевертывания). А тут вот у меня
джип-минивэн. Большим оригиналом
удался: спойлер, багажник и
кенгурин я объединил в один общий
элемент, проведя его по верху
машины. А фары расположил по три с
каждой стороны одна под другой.
Нравится?

— Очень.
А у тебя самого какие предпочтения,
есть любимцы среди разных марок
авто?

— Нет. Есть
мужчины, которые искренне убеждены,
что не бывает некрасивых женщин. А
для меня нет некрасивых
автомобилей. Каждая машина имеет
индивидуальность, и тем она хороша.
Даже примитивные
"Тойота"-"зубатка", или
"Запорожец". Вот, я заметил, вы
снисходительно улыбнулись, когда я
сказал об автомобиле "взгляд",
"глаза". А ведь в самом деле у
каждого из них есть физиономия,
есть особенности "фигуры". И
все это выражает темперамент,
характер: агрессивность или
вальяжность, задор или снобизм.
Поэтому для меня в каждой машине
есть что прочесть — это настроение
создавшего ее человека.

— А у
тебя самого есть машина? Она с
"кандебобером" или как все?

— У меня
предыдущая была — тюнинг на базе
"двойки" — ВАЗ-2102.

— А,
тюнинг — это когда модернизируют
традиционную модель с помощью
разных "прибамбасов"?

— Да-да. Так
вот у меня на "двойке" были
колпачки на колесах,
противотуманные фары, тонированные
стекла, дополнительные молнинги.
Смотрелась энергично. Я ее потом
удачно продал.

А сейчас у
меня машина украшена по минимуму:
только тонировка и спайлеры "в
нагрузку" к основному
"рецепту": белая "Тойота
Марк II" — самодостаточная
"лошадка". Ее не надо
перегружать спецэффектами,
безвкусно получится.

Я хотел бы
иметь автомобиль с простой
начинкой, неприхотливый в
эксплуатации и несложный в ремонте,
но внешне навороченный так, чтобы
его запоминали прохожие и проезжие,
чтобы ни с одним другим нельзя было
спутать. Наверное, каждый
автолюбитель мечтает о таком. Ведь
не только в одежде ценится
"индпошив". В машине, как и в
человеке, все должно быть
прекрасно. И все должно быть
неповторимо, ярко, красноречиво.

Марина
РЫБАК, журналист.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное