издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На гребне движения жизни

На
гребне движения жизни

Манящее бескрайнее море…
Колючий соленый ветер… Каждый из
нас в глубине души романтик. Только
для одних эти мечты так и остаются
нереализованными, а другие, выбрав
себе один раз в жизни профессию,
несмотря на всю ее тяжесть, считают,
что им повезло и профессия эта
романтическая.

Когда
Владимир Краснояров начал бредить
морем, наверняка, сейчас и не
вспомнит. Зато как только прозвенел
последний школьный звонок, он точно
знал, что поступать будет в
мореходку. Ближайшая была за тысячу
верст на Сахалине. С тех пор в отчий
дом, который остался в Иркутской
области Владимир Николаевич
наведывается по большим праздникам
и во время очередного отпуска. Что
ж, можно отнести это к издержкам
профессии, но по прошествии
стольких лет, отданных морю,
рыбацкое счастье он не променяет ни
на что. Да и о 9-балльных штормах,
морских путинах президент
ассоциации рыбопромышленников
Хабаровского края, генеральный
директор научно-производственной
фирмы "Амур-ТИНАР", знает не
понаслышке. Успешно закончив
Сахалинское мореходное училище МРХ
СССР по специальности
"Эксплуатация судовых
установок", его трудовая
деятельность началась с "Пути к
коммунизму" — рыболовецкого
колхоза.

Рыба — не
картошка

— Сухопутным
трудно представить радость рыбака,
когда на борт судна из сетей
вываливается рыба, похожая на груду
живого серебра, — делится
впечатлением Владимир Краснояров. —
А запах моря и рыбы! Это
специфический, неповторимый запах,
который заставляет учащенней
биться сердце, щекочет ноздри,
вливая большую порцию адреналина в
кровь. Вообще, рыбацкое счастье
зависит от многих компонентов:
оснащенности рыболовецкого судна
необходимым оборудованием; очень
важен уровень профессионального
мастерства всего коллектива — от
капитана до простого моряка; от
погодных условий в районе лова;
достоверности прогнозов ученых;
если хотите, от фортуны. Рыба — это
не картошка, которую знаешь где
копать, ибо ты сам ее посадил. Рыба
имеет свойство перемещаться, а
район лова — это не пруд, а несколько
тысяч квадратных километров.
Логику этих перемещений способны
распознать только профессионалы
высочайшего уровня. Причем это
мастерство формируется многими
годами промысла. Такие капитаны
рыболовецких судов — золотой фонд
нашего промыслового флота.
Рыбацкое счастье зависит и от
прочности берегового тыла. Когда
рыбак уходит в море и при этом
знает, что на берегу его ждет семья,
что в доме тепло, а на столе
достаток, то поверьте мне, а я в море
ходил не единожды, все трудности
рыбацкого быта переносятся гораздо
легче. А еще очень важно для тех, кто
уходит в море на рыбный промысел,
знать, что по итогам своего труда он
получит достойное материальное
вознаграждение.

Однако на
самом деле не все так просто, как
кажется. Каждая рыбка достается
дальневосточному рыбаку благодаря
неимоверному труду и в зной, и в
холод. И если еще лет 20 назад
рыболовецкие колхозы жили в
достатке, практически не ведая
проблем в организации своего труда
и обеспеченности техникой, то после
пресловутой перестройки все пошло
крахом. А тут еще различные
государственные передряги сыграли
свое грязное дело, и покатилась под
откос годами четко выстроенная
система рыболовецких хозяйств
России: сократился рыболовецкий
флот, разорились промысловые
колхозы, большое количество
выловленной рыбы минует российский
берег, уходит за границу
контрабандным путем, процветает
браконьерство. Чтобы как-то выжить
в таких непростых условиях, на
Сахалине все чаще стали появляться
совместные предприятия. Японцы —
финансируют, а мы расплачиваемся
своими морскими богатствами.

Отдел по
рыболовству одного из таких
совместных предприятий
"Сахалин-Тайрику" в 1991 году
возглавил Владимир Краснояров. Но,
как бы то ни было, с приходом
иностранных инвестиций
практически ничего в жизни рыбаков
не изменилось, единственное, что
наша рыбка уплывала за бесценок за
границу. А российские прилавки тем
временем могли порадовать лишь
минтаем. Не в силах смотреть на
такое безобразие, а также ратуя за
развитие отечественного
производства, всей рыболовецкой
отрасли и достойную жизнь своих
сограждан, Владимир Николаевич с
друзьями из соседних промысловых
хозяйств, окаймляющих побережье
Охотского моря, начали искать выход
из создавшегося положения. Для
начала было решено объединиться —
один в поле не воин. Хотя сражаться,
то есть отстаивать именно рыбацкие
интересы, приходилось и приходится
до сих пор с боем. И в большей
степени потому, что абсолютно
несовершенно законодательство, а
закон о рыболовстве уже несколько
лет задерживают правительство и
Государственная Дума, не выпуская
этот лакомый кусочек из рук. Так,
доверив Владимиру Николаевичу,
можно сказать, все, что у них есть —
рыбаки выбрали его президентом
ассоциации рыбопромышленников
Хабаровского края, куда входят 25
предприятий. И не прогадали.

Север-кормилец

Многое, о чем
раньше промысловики только
мечтали, стало появляться реально.
В некоторых северных рыболовецких
поселках, которые в последнее время
влачили жалкое существование,
ассоциация пытается возродить
жизнь и былую славу. Строят там
небольшие перерабатывающие
предприятия, базы, одним словом,
дают населению, оставшемуся не у
дел, работу. Завозят топливо,
продукты питания, предметы первой
необходимости. Вообще,
отказываться от Севера,
попользовавшись его богатствами, а
выбрав — бросить, как это порой
делают государственные мужи, не
стоит, — считает Краснояров. Это не
столько бесчеловечно, но и
преступно. А ведь и в Приангарье
ситуация с северными территориями
примерно такая же. Кто бы только
исправил ее? По мнению Владимира
Николаевича, надо не разваливать, а
укреплять северные поселки,
развивать их, поднимать и внедрять
традиционные для них виды
промыслов. Именно предприятия
ассоциации рыбопромышленников
Хабаровского края нацелены на это.
Занимаются северным завозом, в
пределах обеспечения своего
производства, принимают участие в
разработке и реализации социальных
программ. Государству намного
выгоднее не переселять людей с
Севера, а обеспечивать предприятия
ресурсами, давать льготное
кредитование. На сегодня
осваивается огромная площадь
территории в прибрежной зоне"
почти от самого Магадана до границы
с Приморским краем, на расстоянии
тысяч километров.

Казалось бы,
чего еще нужно? Однако не все у
ассоциации складывается удачно:
мало сил, ограничены в средствах,
нужна помощь и поддержка
государства, края — самим бороться с
ветряными мельницами достаточно
сложно.

Осознавая,
что без научного исследования и
прогнозирования хороших
результатов улова добиться сложно,
Владимир Николаевич пять лет назад
создал научно-производственную
фирму "Амур-ТИНАР". В ее основу
лег новый взгляд на возможности
флота, занимающегося не только
промыслом, но и наукой. С помощью
фирмы была решена задача
финансирования морских
исследований, сохранена научная
база в Хабаровском крае. А эффект от
такого тандема рыбаки
почувствовали практически сразу. У
них появилась возможность
зарабатывать валюту на продаже
крабов за рубеж, появилась
возможность приобретать
качественное оборудование. А от
такого подхода и жизнь затеплилась
в приморских поселках. Люди
поверили рачительному хозяину, у
которого цель не самообогащение, а
желание дать тем, кто живет рядом с
ним, хлеб насущный, а нам — жителям
материка — вкусную рыбку и другие
морепродукты. С каждым годом
Владимир Николаевич хоть и
маленькими, но шажками приближает
рыбную отрасль Хабаровского края к
идеальному варианту. Но, как
говорится, нет предела
совершенству. Вот и у него — планов
громадье, главное, чтоб никто не
мешал и не вставлял палки в колеса.
Наводятся мосты с различными
государственными департаментами,
заведующими рыбной отраслью. Одним
словом, дело не стоит на месте, а
движется вперед.

Приятно
осознавать, что такой энергичный,
талантливый руководитель вышел из
земли Иркутской. И хотя сейчас у
Красноярова есть масса
возможностей отдыхать в различных
зарубежных странах, он понял, что
лучше отдыха, чем в родной сердцу
Сибири, во всем мире не сыскать.

Геннадий
РОДИОНОВ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер