издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Семья: пережиток или перспектива?

Семья:
пережиток или перспектива?

Виталий ЖМУРОВ,
председатель ОГУ "Центр
профилактики наркомании"

Часто можно
слышать, что семья, поначалу
первобытная "орда" с ревнивым
самцом и детьми-соперниками, пройдя
разные исторические фазы развития,
ныне клонится к своему закату.
Предлагают или пытаются что-то в
ней изменить. Например, учредить
многоженство, чтобы поднять
рождаемость. Вконец
эмансипированные женщины заявляют
свои права на мужской гарем.
Появились семьи, где муж держит
жену взаперти для постельных нужд и
выгуливает ее иногда на светские
приемы. Есть семьи, где супругов
объединяют криминальные и порочные
наклонности, болезни. Как, к
примеру, семьи, где муж и жена
умственно отсталые. У нас уже есть
целые деревни с умственно
отсталыми людьми и, как знать, не
прообразы ли они будущего общества.
Матери-одиночки, а их по стране
миллионы, вообще не стремятся к
замужеству — из принципа, либо
считая, что свободных порядочных
мужчин нет; какие были, тех
разобрали, а те, что остались,
никуда не годятся. Кто-то уверен,
что время от времени надо менять
семью, как машину, когда та начинает
требовать ремонта. Роль мужа, отца в
семье под напором феминисток
задвигается куда-то в угол или
сводится к домашнему насилию. Но
без воспитания отцами мы получим
женоподобные существа, лишенные
твердости, воли и мужества, без чего
о прогрессе не придется и мечтать.
Откуда, скажите, возьмутся люди
типа М.И. Кутузова, Г.К. Жукова, С.П.
Королева, да просто нормальные
крепкие мужики? Кто-то с тоской
вспоминает о патриархальной семье,
где бок о бок жили 3-4 поколения,
воспитывались дети, заботились о
стариках, сохранялись прочные
традиции преемственности
поколений и почитания старших.
Некоторые этносы, в частности
буряты, сохранили такой семейный
уклад. Они не отдают своих детей в
приюты, реабилитационные центры, в
дома инвалидов, не знают сиротства,
превратившегося теперь в бедствие,
не помещают стариков в дома для
престарелых, чем с успехом
ограждают себя от "болезней
цивилизации".

Похоже, в
целом семья движется в сторону
какого-то эфемерного образования,
растет число разводов, гражданских
браков, супружество вырождается в
ни к чему не обязывающее
сожительство. Говорят, что семья
консервативна и не вписывается в
наше динамичное время. Для
государства она превратилась в
головную боль. Чиновникам надо
срочно строить особняки, виллы, а
тут изволь платить десятки
миллионов рублей только детских
пособий, потому что люди никак не
могут расстаться с дурной
привычкой размножаться. Падает
престиж семьи. Не в последнюю
очередь это итог "сексуальной
революции", которая
деромантизировала, превратила
девушку и женщину в объект полового
вожделения; молодые люди видят себя
сексуальными гигантами и
проститутками. Порноиндустрия
поставлена с размахом, на широкую
ногу, танцы вокруг золотой свиньи
превратились в гвоздь программ
шоу-бизнеса. Стараются геи и
розовые — для них нормальная семья,
что нож барану.

Почему
происходит такое, куда идет дело, и
не получится ли так, что наступит
время искусственного осеменения,
как на ферме, или через
клонирования, чтобы не рожать детей
в муках? Это трудные вопросы, и кто
бы мог дать ответ? Но на одном из
этих вопросов мы постараемся
задержать внимание читателя и
попытаемся все же на него ответить.
Речь пойдет о психологических
сторонах брака, семьи и разводов.

Исследования
психологов и социологов
показывают, что существуют самые
разные причины вступления в брак.
Вопреки ожиданиям, любовь не входит
в число частых его причин.
Считается даже, что цели любви и
брака различны. Но и там, где
говорят о любви, каждый думает о
чем-то своем. В пятерку главных
причин брака входят следующие.

На первом
месте стоит такая причина создания
семьи: все так делают. Это брак по
инерции, как бы дань традиции и
родительскому влиянию. Как видно,
здесь нет места осознанному
отношению к браку, нет осознанного
отношения и к жизни в семье. Девушка
в таких случаях выбирает мужа,
похожего на отца, если была им
любима. Если же нет, то в знак
протеста идет замуж за того, кто
является его противоположностью.
Также поступает и юноша. Но оба
хотят с помощью семьи преодолеть
свои детские проблемы.
Внутрисемейные отношения являются
при этом повторением того, что
наблюдалось в родительской семье.
Муж воспроизводит одни отношения,
жена — другие, и тот и другой ничего
не могут изменить, даже если
чувствуют, в чем дело. Естественно,
возникают конфликты, объяснение
которым одно: не сошлись
характерами. К конфликту
присоединяются родственники с той
и другой стороны, начинается война,
как у Монтекки и Капулетти. Не
исключено, конечно, что и такая
семья окажется благополучной, но
вероятность удачи не слишком
велика.

Вторая
причина брака — это соображения
безопасности. Молодые люди, покинув
родительскую семью, теряют
ощущение опоры, неуязвимости,
чувствуют себя одинокими и
неуверенными. Чтобы вернуть
утраченное чувство защищенности,
они создают семейное гнездо, где,
как кораблю в гавани, можно
пережидать житейские штормы. И
такой брак является попыткой
вернуть свое уютное детство. Но
невозможно всю жизнь быть взрослым
ребенком, семья — это не игра в
прятки. Когда становится ясно, что
она — не укрытие от невзгод, а
тяжелые обязательства, особенно с
появлением детей, то семья
рассыпается, как домик из песка,
либо, сохраняясь, может
существовать при поддержке
родителей, которые принимают удар
на себя.

На третьем
месте стоят браки, возникающие из
стремления компенсировать свой
тягостный недостаток, как бы
заменить отсутствующую часть
собственного "я".
Нерешительная и робкая девушка
выходит замуж за уверенного и
смелого молодого человека,
безвольный юноша женится на умной и
целеустремленной девушке. Пожалуй,
еще чаще бывает так, что недостатки
есть у той и другой стороны. До поры
до времени семейная жизнь может
даже нравиться. Но позже станет
видно, что она вращается вокруг
внутренних проблем супругов и,
каждый из них будет требовать к
себе такого отношения, какое
позволяет не чувствовать себя
ущербным. Это примерно то же самое,
что пара слепого с глухим: один все
время спрашивает, что видно, а
другой — что слышно. Разумеется,
прочие семейные проблемы остаются
за бортом. Да ладно бы, если они
касались родителей. Страдают дети.
Обычно родители с чувством
неполноценности фиксируют свое
внимание на том в своих детях, что
более всего беспокоит их самих.
Неряха, например, будет требовать
чистоты и порядка, двоечник —
только пятерок, а лентяй — все время
торопить. Родители буквально
преследуют своих детей, точно
параноики, создавая у них
аналогичные своим комплексы.

На четвертом
месте стоит такая причина брака:
стремление как можно быстрее
преодолеть зависимость от
родителей. Прощание с детством и
разрыв с родительской семьей
неизбежны с переходом в нормальную
взрослую жизнь. Уже подросток
старается больше времени проводить
вне дома, где-то в компании
сверстников, в туристических
походах, путешествиях, на рыбалке…
Родители в этот период как бы
теряют авторитет и влияние, даже их
разумные наставления
воспринимаются как скучные
назидания, нравоучения,
ограничение свободы. "Я —
взрослый, я лучше знаю, что мне
делать", — говорит подросток. Он
думает, что родители его не
понимают. М. Твен рассказывал, что
до 16 лет родители казались ему
ужасно глупыми людьми; только потом
он заметил, как быстро они стали
умнеть. Так вот, отрыв от
родительских корней может
происходить быстро и таким образом,
чтобы скорее выскочить замуж или
жениться, а затем уехать
куда-нибудь подальше. Это брак с
закрытыми глазами, как прыжок с
парашюта с замиранием от страха.
Как только разрыв с родителями
состоялся, брак воспринимается как
ненужный. Выясняется также, что
молодожены — разные и в сущности
чужие друг другу люди. Трудно
надеяться тут на прочность брака,
большей частью спустя год-другой он
распадается.

Пятое место
среди причин брака занимают
практические, часто материальные
соображения: жениться на богатой,
ради карьеры, близости к высоким
кругам и т.п. В силу возникших
отношений зависимости из такого
брака редко выходит что-то путное:
начинаются попреки, подозрения,
ультиматумы. Есть такая пословица:
женятся, чтобы щи хлебать, а замуж
идут, чтобы мясо есть. Тут видно, как
раздосадованный муж просчитался и
злится, что жена села ему на шею.
Семейная жизнь сильно осложняется
еще и тем, что сердечные отношения
приходится искать на стороне, а
такое потерпит далеко не каждый.

Конечно,
сказанное о мотивации брака — это
очень упрощенная схема того, что
есть на самом деле. Но и она
показывает, что зачастую брак
строится на шатких основаниях. К
этому стоит добавить, что любой из
нас, взрослых, периодически
проходит состояния кризиса. С
древности считалось, что каждые 11
лет человек сильно меняется, как бы
перевоплощается. Кто-то заметил,
что если каждое такое состояние
личности станет отдельным
человеком, получится целая
компания. Встретившись, эти люди
тут же разойдутся, не питая друг к
другу никакой симпатии. В такие
кризисные периоды семьи
распадаются особенно часто.

Главное же
состоит в том, что в брак вступают
по большей части для того, чтобы
решить свои внутренние
психологические проблемы. Едва
выясняется, что ничего из этого не
выходит, следует развод. Какой-то
остряк сочинил каламбур: главной
причиной разводов являются браки.
Вряд ли он предполагал, что
мимоходом высказал очень глубокую
мысль. Идеалом семьи некоторые
сегодня считают браки
ответственных людей,
"интеграторов", которые хотят
совместить серьезное отношение к
работе, творчеству, семье, детям и
кое-что оставить для себя. Баланс
столь разных интересов возможен. А.
Эйнштейн, например, нянчил ребенка,
курил трубку и одновременно
обдумывал теорию относительности,
его жена не чаяла в нем души, а он не
искал других женщин. Но, увы, что
позволено Юпитеру, то не позволено
быку. У большинства
"интеграторов" семья выглядит
так: жена воспитывает детей,
подрабатывает, а супруг помогает
деньгами, появляясь в свободное
время. Он — "воскресный муж".
Только и остается сказать: бедные
дети, это им приходится платить по
векселям своих незадачливых
родителей.

Приведенные
здесь сведения — в основном из
зарубежных источников.
Психологическими проблемами семьи
в США, к примеру, занимаются вот уже
80 лет. У нас, в России, исследования
подобного рода пребывают в
зачаточном состоянии. Важность их
явно недооценивается. Что касается
самой практической психологии, то,
к сожалению, у нас процветает пока
что дилетантизм, когда знают
кое-что обо всем и ни о чем толком —
нет отлаженной системы подготовки
кадров. Сохранилось настороженное,
подозрительное или даже
высокомерное отношение к
психологии. Последние (к счастью, не
все) вообще делят человечество на
две половины: у одной есть диагнозы,
у другой — будут. Судят же о
психологии все кому не лень, причем
наиболее категорично те, кто в
жизни не брал в руки хорошей о ней
книги. Не могу в связи с этим не
вспомнить такой эпизод. Лет шесть
назад был разговор с Б.А. Говориным,
тогда еще мэром Иркутска.
Понадобилось всего 10 минут, чтобы
он, администратор, понял: да, нужна
психологическая служба, нужен
такой центр для профилактики
болезней, для помощи пострадавшим
от стрессов и в первую очередь ради
детей и семьи. Такой (благодаря ему)
центр есть. Но, странное дело, с
первого дня своего появления он то
и дело подвергается грозным
проверкам, причем со стороны тех,
кого трудно упрекнуть не то что в
образованности, а даже и в
грамотности. Потому не в почете у
нас первичная профилактика
болезней, потому здоровые люди мало
кого интересуют. То ли дело больные
и убогие: их можно кодировать,
программировать, гипнотизировать,
подвергать внушению и другим более
чем сомнительным манипуляциям. И
неплохо при этом зарабатывать, ни
за что не отвечая. А крепкая семья —
первое необходимое условие
здоровья — кому при таком
расположении, извините, она нужна? И
как ее сделать прочной, не зная
реальной ситуации, не располагая
профессионалами и эффективными
семейными технологиями? Вот
поговорить о ней — тут нас хлебом не
корми, это мы любим. И много раз
говорили, получалось же всегда
одно: гладко на бумаге, да кругом
овраги, а по ним ходить. Потому
Россия и является страной, где
благие намерения пожимают руку
разочарованиям.

Нельзя под
конец не сказать еще об одной
типичной для нас проблеме. Суть ее
сводится к тому, что не удается
отличить главного и
второстепенного. Думаем о семье — и
нет, оказывается, более важной
задачи. Заговорили о наркомании, и
выясняется, что она-то и есть самое
главное. Обсуждаем преступность — и
все соглашаемся в том, что собака
зарыта именно здесь. За что ни
возьмись, все главное: политика,
проституция, экономика, терроризм,
законодательство, СПИД… Не потому
ли телега у нас то и дело становится
впереди лошади? А главной цели как
не было, так и нет.

А ведь нет
попутного ветра тому, кто не знает,
куда плыть. Я думаю, что сегодня как
никогда важно определиться с
приоритетами. Трудное дело, быть
может, самое трудное, но жизненно
необходимое. Ибо тот, кто знает
зачем, — говорил Ф. Ницше, — вынесет
любое как. И если мы не сойдемся в
том, что главное в конечном итоге —
сам человек, плакали и социальная
политика, и семья, где делаются
люди. А это куда труднее, чем
клепать машины, растить урожай или
запускать ракеты. Труднее, но
важнее всего на свете.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное