издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Болезнь или распущенность?

Болезнь
или распущенность?

Ни для кого
не секрет, что наркоманов в
Иркутске становится все больше. И
почти каждый из нас осуждает,
ненавидит или презирает их. Лишь
немногие попытались понять этих
несчастных людей. А ведь им так
нужны наша поддержка, наше
внимание, наша забота. Что делают
родители, когда узнают, что их сын
или дочь общаются с наркоманами?
Они, конечно, ограничивают их в
таком общении либо вообще
запрещают встречаться с больными.
Хотя эти запреты вряд ли помогают.
Мне кажется, мы все должны понять:
наркоман тоже человек, он имеет
право на существование, на
нормальное существование. Да, они
совершили очень много ошибок в
своей жизни, но почему они их
совершили? Ведь все происходит
неспроста.

Из своих 19
лет Олег 4 года сидит на игле.

— Олег,
почему ты стал употреблять
наркотики?

— Я пытался
убежать от реальной жизни, от своих
проблем. Мать — хроническая
алкоголичка, отца у меня вроде и не
было никогда. Отчим избивал мать и
меня. Я начал убегать из дома.

Тогда-то я и
решил попробовать наркотики. В
момент кайфа ты забываешь обо всем,
твоя жизнь становится прекрасной,
тебе очень хорошо. Ничего не
беспокоит, и проблемы сразу куда-то
исчезают. Где-то после третьего
укола почувствовал, что появилась
зависимость. Стал уносить из дома
вещи и, что называется, прокалывать
их.

— Ну а как ты
оцениваешь свое теперешнее
состояние?

— Мне нужна
помощь, поддержка. Иногда иду по
улице, заглядываю людям в глаза и
вижу только злость, отвращение. А
так хочется, чтобы хоть кто-нибудь
тебя понял. Вот и матери моей я не
нужен. У меня уже три года нет ни
семьи, ни дома, ни друзей. Людей, с
которыми я общаюсь, трудно назвать
друзьями. Я понимаю, что скоро умру
и никто обо мне не пожалеет. Мне
очень нужна моя мать, но она не
хочет знать меня. Помогите!

Слава, в
отличин от Олега, рос в
благополучной семье. Мама —
директор банка, отец — шеф-повар в
престижном ресторане.

— Слава, у
тебя было все, что ты хотел. Почему
так получилось?

— Я сам не
знаю. Наверное, интересно было,
любопытно, что это вообще такое.
Теперь я самый настоящий наркоман.

— Как
отнеслись твои родители?

— Они были в
шоке. Лечили меня, но я опять
сорвался.

Мама Славы:

— Мы не ругаем
сына, мы пытаемся ему помочь.
Лечение не помогло, пробовали
бороться сами — не выходит. Мы
понимаем, что на наркотики нужны
деньги, и, чтобы он не полез куда-то
воровать, мы даем ему эти деньги.

— Но ведь
существуют клиники,
реабилитационные центры, в которые
вы еще не обращались?

— У нас
просто опустились руки, это так
страшно.

К этому
заболеванию подростки приходят
разными путями, но все они
нуждаются в нашем сочувствии. В
этом и состоит, по-моему, наша
помощь наркоманам: мы должны
понять, что они не просто
распущенные, а по-настоящему
больные. Поддержка, особенно
близких людей, друзей, — вот что
поможет им не потерять надежду на
выздоровление, на возвращение к
нормальной жизни. Конечно, эта
поддержка, любовь не должна быть
слепой, как у родителей Славы,
которые сами дают сыну деньги на
наркотики, — ведь так он никогда не
бросит колоться.

Валентина
ЗУДИЛКИНА,
студентка ИрГТУ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер