издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Холодно в Чуне,

Холодно
в Чуне,
или Мэр
"переводит стрелки"

Георгий
КУЗНЕЦОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

В поселках
Чунском и Лесогорске Чунского
района еще до наступления
календарной зимы (в третьей декаде
ноября) начали перемерзать системы
отопления отдельных объектов,
рваться канализационные трубы и
взрываться электрические кабели
высокого напряжения. К настоящему
времени ситуация в основном
стабилизировалась. Но уверенности,
что нынешняя зима пройдет здесь без
ЧП, у меня пока не появилось.

После
командировки долго не начинал
писать. Ждал, когда улягутся эмоции,
чтобы сгоряча не наговорить
лишнего. Чтобы спокойно
проанализировать несколько часов
диктофонных записей разговоров с
очень разными людьми — от
безработных до мэра Чунского
района Николая Григорьевича
Иванова, чтобы разобраться с
проблемой, которая не значилась в
командировочном задании, но
остротой своей спутала мои планы.

Самое
запоминающееся впечатление у меня
оставил… холод. Не зимний мороз на
улице, а бесконечный, нудный холод,
от которого невозможно спрятаться,
потому что он везде: в школах, в
больницах, в кабинетах начальников
разного уровня. Холодно и в
благоустроенных квартирах жителей
поселков Чунского и Лесогорска. В
других населенных пунктах района
побывать не успел. Мне говорили, что
в деревнях и лесных поселках, где
нет еще такого блага цивилизации,
как центральное отопление, жить
легче: собственная печка куда как
надежнее муниципальной
теплоцентрали. Правда, с дровами в
этом едва ли не самом лесном районе
нашей области тоже, оказывается,
напряженка.

Не сразу
поверил мужчинам, с которыми
разговорился утром у огромной
парящей лужи, грозящей затопить
аптеку "Престиж" и берущей в
вонючее кольцо стоящий рядом
пятиэтажный жилой дом. Диктофонная
пленка сохранила не только голоса,
но и бесконечные "всхлипы"
насоса, уныло перекачивающего
разбавленные теплой водой фекалии
из одного канализационного колодца
в другой. На вопрос, что случилось,
они махнули рукой: "Мелочь.
Экскаватором коммуникации задели.
Замерзнет — и вонять перестанет".
А узнав, что я журналист,
порекомендовали съездить в
Лесогорск, который, по их словам,
вот-вот окончательно замерзнет.
Там, говорят, люди из-за холодов и от
безработицы даже
приватизированные квартиры не
продают, а просто бросают, бегут
отсюда куда глаза глядят.

Окончательно
продрогнув уже к середине первого
дня своей командировки и узнав, что
районная Дума проводит выездную
сессию в Лесогорске, присоединился
к депутатам. Не из пустого
любопытства, а потому что все мои
собеседники рано или поздно
неизбежно переводили разговор на
проблему обеспечения поселков
теплом. Она волновали их больше
всего остального. Многие
вспоминали в разговорах мэра
района. Доброты в их словах было
примерно столько же, сколько тепла
в их квартирах.

А утренние
мужички у вонючей лужи оказались
правы. Заколоченные досками окна в
лесогорских пятиэтажках давно
привычны и ни у кого из жителей не
вызывают удивления. А один большой
дом (квартир, пожалуй, на 200—300) и
вовсе брошен. Стоит с выбитыми
стеклами и переломанными оконными
рамами. Люди действительно отсюда
бегут, что косвенно подтвердила и
директор школы, в которой побывали
депутаты: количество учащихся
сокращается.

А в
Лесогорской больнице бригада
братчан меняла внутреннюю систему
отопления. Она была разморожена
прошлой зимой, когда, по словам А.
Онуфриади, главного врача Чунской
ЦРБ, "вся Чуна встала колом и было
что-то страшное".

— Ремонтные
работы после той чрезвычайной
ситуации к нам пришли в последнюю
очередь, — рассказывает он
депутатам. — Летом прокладывали
теплотрассы, восстанавливали
отопление в жилых домах. Вот и
осталась больница до новых
холодов…

Галина
Жиронкина, старшая медсестра
Лесогорской больницы, рассказала,
как "перетерпели" врачи и
пациенты прошлую зиму, но нынешняя
тоже началась с того, что больные
ложатся на лечение вместе со
своими… электрокаминами. В каждой
палате их по 2-3. Из-за чрезмерных
нагрузок свет то и дело
"вырубается". Ремонт палат и
кабинетов после монтажа
отопительных приборов коллектив
больницы ведет своими силами.

Больница
имеет собственную котельную.
Прошлой зимой, если я правильно
понял, она не работала, поскольку
здание было подключено к
центральному отоплению. Но нынче
летом ведомственный теплоисточник
был приведен в порядок и к
центральной теплотрассе, как
сказал Онуфриади, больница больше
подключаться не будет: слишком
дорого и ненадежно.

Встреча
депутатов районной Думы с
лесогорцами состоялась в холодном,
как неотапливаемый гараж, ДК
"Родник". Несмотря на рабочий
день и рабочее время, народу
собралось довольно много. Наверное
потому, что работы здесь теперь
совсем мало. Депутаты в пальто и
шубах сели за стол, установленный
на сцене, сняв для приличия только
шапки. А многие лесогорцы в зале
даже шапок снимать не стали — уши
мерзнут.

К трибуне
вышел глава поселковой
администрации Петр Каширцев и стал
рассказывать избравшим его
землякам, сколько людей живет в
Лесогорске, сколько "штатных
единиц" работает в возглавляемой
им администрации, каким
транспортом (есть даже свой
трактор!) она располагает.
Перечислил школы, библиотеки,
детские сады, клубы и всякие прочие
объекты. Отчитываясь о проделанной
работе, подробно перечислил
количество и содержание выданных
населению справок. Сказал, сколько
зарегистрировано смертей, сколько
браков и сколько раз
устанавливалось отцовство.

Не скажу, что
лесогорцы слушали своего главу с
интересом или вниманием, но, в
ожидании главного разговора, не
перебивали, чтобы не затягивать
время и не мерзнуть зря. Хотя
погреться им все равно было негде. В
квартирах, как понял я чуть позже из
лавины вопросов присутствующему
мэру, температура примерно такая
же.

Встреча
местных депутатов с населением
Лесогорска была, на мой взгляд,
долгой, трудной и… нервной.
Вопросов было много. В том числе и
конкретных (почему нет дров даже
для общественной бани?), и
риторических (до каких пор?!), и
ехидных (а у вас в нашем ДК нижние
полушария еще не замерзли?), и
откровенно злых. Столь же
конкретных, понятных и четких
ответов было куда как меньше.

Люди
спрашивали почему, по чьей вине нет
совсем или недостаточно тепла в
конкретных домах, в подъездах, в
квартирах, почему школа мерзнет уже
седьмой год…

А мэр района
Н. Иванов успокаивал их тем, что он
прекрасно понимает замерзших людей
и переживает за них. Что он не
прячется от народа — ведь мог бы
сидеть у себя в кабинете, но приехал
в этот холодный зал, потому что
болит душа. Что он хорошо знает
обстановку, может даже перечислить
все неработающие стояки.
Рассказывал, какой огромный объем
работ провернула районная
администрация (с помощью
областной), чтобы заменить минувшим
летом пять километров окончательно
изношенной теплотрассы. Сколько
это стоило миллионов рублей,
сколько потрачено нервов и сколько
в результате гигакалорий может
получить теперь Лесогорск.
Объяснял, что чудес на свете не
бывает и что за один год исправить
все невозможно. Утверждал, что
жизнь в Лесогорске и Чунском, что бы
ни говорили злопыхатели,
становится все лучше. Что вот
"еще немного, еще чуть-чуть" — и
всем станет совсем хорошо.

Ну а в том,
что, несмотря на все достижения, в
лесогорских квартирах, школах и
других объектах, запитанных от
новой теплотрассы, к началу зимы
оказалось так же холодно, как в
прошлом году, как три и пять лет
назад, что отдельные дома, улицы и
микрорайоны нынче оказались вовсе
не подключенными к теплу, есть
много других виновных. Николай
Григорьевич не указывает на них
прямо, ограничивается лишь
упоминанием в связи с какими-то
событиями, а выводы приходят в
голову как бы сами собой. В
политической среде это искусство
называется "переводить
стрелки".

В
неудовлетворительном
теплоснабжении поселка виноваты,
оказывается, прежде всего сами
лесогорцы, потому что не хотят
платить за воду комнатной
температуры как за горячую. И за то,
что отопительные батареи имеют
температуру человеческого тела,
тоже платить не хотят. Областная
администрация, как следует из
выступления мэра, выделила
недостаточно средств на подготовку
к зиме. Проектировщики второпях не
указали подключение к теплотрассе
некоторых домов, а строители не
догадались подключить их без
проекта. Но больше всех виноваты…
местные лесозаготовители.
"Сегодня холодно не потому, что в
домах не работают 254 стояка, а
потому, что на котельной нет щепы, —
возмущается Николай Григорьевич. —
Мы щепу при своих живых лесниках
возим из Братска. Это страшная
картина. Вагоны растеряли. Щепой
занимается мэр района. Ночами. Я,
мэр района!"

Логики и
ясности в гневной тираде мэра,
дословно переписанной мной с
диктофонной пленки, не слишком
много, но это видно, когда она
написана на бумаге. А на слух больше
воспринимаются эмоции, и вывод
приходит в голову сам собой: если
мэр возмущается, значит, виноват не
он, а кто-то другой. Кто именно —
неясно.

На себя лично
Николай Григорьевич принял только
одну и (судя по интонации) не самую
большую вину — приобретение для той
же котельной очень дешевого, но, как
выяснилось теперь, негодного
мазута в Архангельске. Но и здесь у
него как-то ненароком, без акцента,
проскочила фраза "через
областную администрацию". И всем
стало понятно, что мэр заботился о
них, он хотел сэкономить деньги,
поэтому и доверился какой-то
архангельской фирме… по совету
областной администрации.

Но это вроде
мелочь. Главными же виновниками
остаются местные лесозаготовители.
К отсутствию щепы, которую на
лесогорской котельной используют в
качестве топлива, Н. Иванов
возвращается в своем выступлении
несколько раз, подчеркивая, вбивая
в сознание, что "это никакой не
просчет и не вина районной
администрации".

А "живых
лесников" в Чунском районе
осталось не так уж и много. Самое
крупное действующее предприятие —
Чунский ЛЗК. Его руководитель В.
Ильинский находится здесь же, среди
депутатов. Более того, он ведет эту
сессию, потому что является
председателем районной Думы. Н.
Иванов ни разу не назвал фамилию
Ильинского, но мне показалось, что
стрелки переведены именно на него.
Через пару дней во время беседы с
Николаем Григорьевичем в мэрии,
чуть-чуть более теплой, чем
лесогорский ДК "Родник", я
убедился в правильности своего
предположения. Объясняя причины
холодных батарей уже не в
Лесогорске, а в райцентре, Николай
Григорьевич напрямую обвинил в
этом Ильинского. Не стану
расписывать всех подробностей.
Приведу лишь один пример. Описывая
изношенность тепловых сетей, он
подчеркнул, что они находились в
собственности Чунского ЛДК. Мэрия
готова была забрать их себе, но
Ильинский не соглашался и только в
августе, убедившись, что "не
потянет", передал их наконец в
муниципальную собственность. В
подтверждение своей правоты Н.
Иванов посоветовал мне встретиться
в Иркутске с П. Ворониным,
председателем комитета по ЖКХ и
жилищной политике областной
администрации. Я воспользовался
советом и, признаюсь, не слишком
удивился, услышав совсем другую
трактовку тех же событий.

Оказывается,
мазут для лесогорской котельной в
принципе-то и не нужен. Во времена
плановой экономики, еще при
строительстве Лесогорского ЛЗК,
она была очень разумно
запроектирована на сжигание щепы,
отходов комбината. Потом, как
выразился П. Воронин, "местные
профессора" решили топить ее
мазутом. Еще лет пять назад это было
возможно, потому что стоил мазут
недорого. Но теперь цены подскочили
многократно. Иванов стал
"выбивать" из областного
бюджета деньги для перехода на
электрическое отопление. С большим
трудом удалось убедить его вернуть
котельную к исходному, проектному
топливу. Лишь теперь, когда большая
часть котлов вновь переведена на
сжигание щепы, Н. Иванов убедился
наконец, что это и есть самый
рациональный вариант решения
проблемы. Но один котел остался
мазутным. Для него-то и приобрела
Чунская мэрия в Архангельске 18
цистерн непригодного для сжигания
топлива, представляющего собой, по
определению одного лесогорского
остряка, вовсе не жидкость, а нечто
среднее между студнем и битумом.

П. Воронин,
хорошо знающий, что такое
архангельский мазут, узнав о
намерении Иванова купить его,
немедленно позвонил в Чуну и
предупредил мэра, но Николай
Григорьевич, как это у него бывает,
опять не поверил специалисту.

— Но ведь он
сказал лесогорцам, что вышел на
фирму через областную
администрацию? — перебил я Петра
Александровича.

— Да, —
подтвердил собеседник. — Это
правда, хоть и не полная. У нас здесь
много специалистов разного
профиля. Он же наверняка не
признался, что получил совет по
поводу мазута от работницы…
финансового управления. А для
финансистов главным показателем
всегда является цена. Вот и
погнался он за дешевизной.

С чунскими
тепловыми сетями, по словам
Воронина, дело тоже обстоит совсем
не так, как рассказал мне Николай
Григорьевич. Еще в 1993 году, во время
приватизации Чунского ЛЗК, сети
были оставлены поселку, а через
полгода, уже в 94-м году, были
переданы комбинату в хозяйственное
ведение.

— Только в
хозяйственное ведение! —
подчеркивает Воронин. — А
собственником с тех пор был и
остается муниципалитет. Так что
разговоры, будто Ильинский не
отдавал их до нынешнего августа,
пустые.

А проблема
нехватки щепы, по убеждению П.
Воронина, и вовсе искусственная. Уж
чего-чего, а щепы в Чунском районе
много. Мэр решил закупать ее в
Братске только для того, чтобы
"воспитать" директоров своих
лесных предприятий, и в первую
очередь опять же В. Ильинского.


Генеральный директор Чунского ЛЗК
готов поставлять щепу в Лесогорск
по цене 120 рублей за кубометр, —
рассказывает П. Воронин. — А Иванов
хочет дешевле. Говорит, что по 120 он
и в Братске купит. Свои увидят, что
без них справляется, и сбавят цену…

Уже на
следующий день после выездной
сессии в Лесогорск стала поступать
щепа от своих, чунских,
лесоперерабатывающих предприятий.
По телефону мне сообщили, что в
Лесогорске потеплело. Потеплело и в
Чунском, поскольку на котельную
Чунского ДОКа пришли наконец
эшелоны с углем. Но ситуация, на мой
взгляд, пока остается зыбкой.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное