издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Об ужасном без истерики

Об
ужасном без истерики

Людмила
БЕГАГОИНА, "Восточно-Сибирская
правда"

Горячая линия "Восточки"
по проблемам наркомании в семье
работала три часа. По всему видно,
этого времени было недостаточно
для родителей, ищущих совета и
помощи для попавших в беду
подростков. Дежурившие у телефона
врач-психотерапевт Владимир САЛМИН
и семейный психолог Татьяна РУДЬ из
Иркутского городского центра
психологической помощи населению,
выздоравливающие наркоманы
Алексей, Денис и Тимофей,
работающие в реабилитационных
центрах "Перекресток семи
дорог" и "Новая жизнь во
Христе", мать наркомана Людмила
Александровна из группы
взаимопомощи созависимых АЛ-АНОН
смогли ответить всего на 16 звонков,
хотя телефон не умолкал ни на
минуту. Каждый из позвонивших в
редакцию нуждался в обстоятельной
беседе. Поскольку в поведанных по
телефону историях было много
общего, то лучше будет рассказать о
главных проблемах и предложенных
вариантах решения.

Выздоровление
возможно.
Нужно только захотеть

Конечно,
звонили в основном родители тех,
кто колется героином.

— Сыну 18 лет.
Трижды снимали ему ломку. И в
больнице, и дома. Нанимали
охранника — платили ему по 100 рублей
в день, чтобы караулил ребенка, не
пропустил в квартиру героин. А он
сам оказался наркоманом.
Приковывали сына к батарее. Вот и
сейчас — я разговариваю с вами, а он
сидит пристегнутый. Врачи
предлагают закодировать. Не знаю,
поможет ли…

— Мой сын
пытается бросить сам. Не колется
три с половиной месяца. Боится
выходить из дома… Что делать
дальше?

— Сделали
дочери операцию на мозг, поверили
рекламе. А она как кололась, так и
продолжает колоться. Неужели нет
никакого средства?

Но не буду
пересказывать все, что мы услышали
по телефону. Все звонки — о
безуспешной борьбе с этой адской
зависимостью. И о надежде, которая
теплится, несмотря ни на что, в
сердце матери наркомана.

Беседы шли по
одной схеме. Как утопающие
хватаются за соломинку, так и
родители цеплялись прежде всего за
советы выздоравливающих
наркоманов.

— Я кололся
пять лет, два последних года не
принимаю наркотики, не выпиваю и не
курю, — отвечает Тимофей на
очередной звонок. — Несколько раз
лежал в больницах, уезжал из города,
кодировался. И это не помогло:
вставал утром с мыслью об уколе и,
чтобы не думать об этом, начинал
пить. Вместо того, чтобы избавиться
от наркотической зависимости, я
приобрел другую — алкогольную.

Алексей,
Денис, Тимофей рассказывали о себе.
И это действовало лучше, чем советы
психолога и приглашение врача на
прием. Потому что перемены в их
судьбе внушали надежду и другим.

Все трое
бывших наркоманов, участвовавших в
"горячей линии", уверены, что
самостоятельно справиться с
зависимостью не в состоянии ни один
больной. Ему нужна помощь. Сейчас в
Иркутске и Ангарске работают
несколько реабилитационных
центров, использующих различные
духовные программы. Почему
духовные? Потому что наркомана
невозможно снять с иглы, избавить
от психологической зависимости,
если не решить его личностные,
внутренние проблемы, не изменить
нравственные ценности, одним
словом, не поменять начинку души.
Наркомания — болезнь прежде всего
духовная. Это признают специалисты
во всем мире, где давно уже и с
успехом применяют духовно
ориентированные программы
реабилитации наркоманов — как
христианскую, так и "12 шагов".

Родители
наркоманов, которые не знают, с чего
начать борьбу за жизнь своих детей,
должны помнить главное:
выздоровление возможно только в
том случае, если сын или дочь сами
хотят избавиться от наркотиков. И
не на словах. Больной должен
признать свое бессилие, попросить о
помощи, понять, что он находится у
черты, за которой — смерть. Это
отмечали все трое наших
выздоравливающих гостей. Они
подчеркивали: пока больной верит,
что он сможет бросить наркотики
сам, как только захочет, — он будет
откладывать этот момент до
следующего понедельника или до
завтрашнего утра.

— Каждый укол
я считал последним, — рассказывает
Алексей, наркоман с пятилетним
стажем. — Все убеждал себя, что вот
уколюсь последний раз и точно
брошу. Так длилось несколько лет.
Первый шаг к выздоровлению я
сделал, когда попросил мать о
помощи, признал, что сам я бессилен.
После центра реабилитации я год и
восемь месяцев не колюсь и не пью.

Что же делать
тем родителям, дети которых еще не
готовы принять помощь? Ждать 5-7 лет,
пока они не наколются досыта и не
дойдут до состояния крайнего
истощения и отчаяния, конечно, не
стоит. Надо помочь им увидеть
пропасть, в которую они катятся,
сформировать желание бросить
наркотики — и сделать это могут
только близкие родственники
больного, прежде всего мать.

— Я не
согласился идти в реабилитационный
центр, и мама выгнала меня из дома.
Она заявила: или — или. Это было
зимой. Я все с себя продал, голодал,
скитался три месяца. Когда дошел до
самого дна, тогда только вернулся
домой и сам попросил мать отправить
меня в центр на реабилитацию.
Сейчас я почти год не колюсь.
Работаю в центре "Перекресток
семи дорог" водителем, —
рассказывал Денис женщине, которая,
жалея сына, сама дает ему деньги на
наркотики, когда у того начинается
ломка.

Ребята
считают, что такая жалость матерей
— это костыли, с помощью которых
наркоманы бредут к своим могилам.

— Не надо
жалеть наркомана и пытаться
облегчить его жизнь. Если вы будете
отдавать его долги, выручать его из
милиции, утрясать неприятности в
школе или на работе, он никогда не
захочет слезть с иглы. Вы будете
страдать от его наркомании, тогда
как он — получать кайф.

Прежде всего
родители должны знать, что они, как
и их дети, тоже страдают от болезни
— созависимости. И начинать им
нужно с себя, с собственного
выздоровления, тогда легче будет
помочь ребенку. В Иркутске уже два
года действует группа АЛ-АНОН. По
средам в 18 часов в наркодиспансере
на бульваре Гагарина, 6, в актовом
зале, собираются близкие
(родственники и друзья) наркоманов,
и делятся опытом выздоровления —
своего и своих детей. Именно с этой
группы начинала мать Дениса. Сейчас
оба ее сына выздоравливают.

О работе этой
родительской группы взаимопомощи
всем звонившим в редакцию
рассказывала Людмила
Александровна, мама наркомана,
который последние пять месяцев
живет трезвой и чистой жизнью.
Выздоровление ее сына тоже
началось с того, что она стала
посещать группу созависимых.

— Лучше
учиться на чужих ошибках, чем
совершать свои, — говорила Людмила
Александровна. — Приходите на
собрания этой группы — и вы узнаете
обо всех клиниках,
реабилитационных центрах и
программах: с вами поделятся
матери, которые прошли через все. И
как лучше вести себя с наркоманом —
выгонять его из дома, приковывать к
батарее или увозить в тайгу, — тоже
решите сами, взяв для себя из чужого
опыта то, что больше подойдет к
вашей ситуации.

Этот же совет
давали родителям психолог и
врач-психотерапевт.

Не надо изобретать
велосипед

Впрочем,
многие родители наркоманов звонили
не для того, чтобы получить совет.
Наоборот, чтобы дать его. В каждом
втором звонке звучала критика.
Прежде всего — властей, которые
бездействуют. Главный вопрос к ним:
почему в городе Иркутске нет
муниципального реабилитационного
центра, где бы наркоманы могли
пройти бесплатный месячный, к
примеру, курс лечения — снять ломку
и восстановить здоровье?

С таким
вопросом обращались в основном
люди получающие духовную помощь от
православной церкви. В
Князе-Владимирском храме (в Рабочем
предместье Иркутска) создается
душепопечительский центр по
избавлению от зависимости, с
наркоманами и их родителями там
занимается отец Владимир,
получивший на это благословение
владыки Вадима. Центр создается по
подобию московского, руководит
которым приезжавший недавно в
Иркутск отец Анатолий (Берестов) —
врач-невропатолог, кандидат
медицинских наук, писатель и
служитель православной церкви. В
его центре наркоманы получают
помощь медицинскую (при
необходимости), духовную и
социальную — реабилитация идет в
три этапа. В Иркутске у
православного центра нет
стационара — наркоманы после
молебнов и бесед с батюшкой
возвращаются в свою обычную среду,
где им трудно удержаться от
соблазна.

Конечно, если
муниципальный стационар будет
включен в систему поэтапной
реабилитации — на основе
православной либо иной духовной
программы, тогда против этой идеи
нет возражений. Но само по себе
открытие бесплатной лечебницы для
наркоманов — это, конечно, не
панацея. Для бюджета она выльется в
огромную сумму, а проблемы не решит:
наркобольные получат возможность
бесплатно и небольно, со всеми
удобствами снимать ломку и снова
колоться в свое удовольствие. Ведь
страдающие от физической
зависимости принимают героин,
только чтобы не начались боли.
Избавившись же от ломки, они вновь
начинают чувствовать кайф от
наркотика.

Идея
создания муниципального центра в
городе Иркутске сейчас изучается.
И, конечно, хотелось бы, чтобы она
была хорошо продумана.

Бесплатный
центр можно создать по любой из
успешно действующих программ
реабилитации. Например, по тем же
"12 шагам". Всего два года она
работает в области. За это время
благодаря "12 шагам" "слезли
с иглы" 60 анонимных наркоманов.
Эта американская программа
применяется сейчас в 135 странах
мира. Но в городе Иркутске она,
несмотря на эффективность, не
замечается ни властями, ни
медиками.

По
"горячей линии" читатели
интересовались: почему? Почему для
собраний сообщества анонимных
наркоманов в областном центре не
находится места — сейчас
выздоравливающие ребята
встречаются всего два раза в неделю
(по вторникам и пятницам в
наркодиспансере в 18 час.), а этого
недостаточно для тех, кто пытается
"слезть с иглы" без
дорогостоящего реабилитационного
центра. Многие через газету
обращались к власти с просьбой
помочь организовать в Иркутске
стационар по программе "12
шагов". Такой, как "Перекресток
семи дорог", который вынужден был
переехать в Ангарск, потому что в
областном центре не смог найти
крышу. Или хотя бы открыть центр с
амбулаторным режимом для тех
иркутян, кто прошел в Ангарске
стационарное лечение по "12
шагам" и нуждается в дальнейшей
поддержке. И кадры для этого есть —
выздоравливающие наркоманы с
большим сроком ремиссии могут
работать консультантами. Заодно мы
бы помогли им трудоустроиться.

Точно также
не поддерживаются успешно
работающие центры, созданные
протестантской христианской
церковью "Путь к истине". За
год в них избавились от зависимости
30 наркоманов. Они сегодня
восстановились в университетах,
устроились на работу, вернулись в
семьи. Здесь, кстати, самая низкая
цена за реабилитацию: тысяча рублей
в месяц. На очередь в этот центр
стоят сейчас 220 больных иркутян. Что
касается программы реабилитации,
стоит ли в ней сомневаться, если
такие христианские центры работают
во всем мире, в странах как
православных, так и католических.
Тимофей, служитель
реабилитационного центра "Новая
жизнь во Христе", участвующий в
нашей "горячей линии",
рассказал, что 50% прошедших
4-месячный курс реабилитации,
избавляется от психологической
зависимости. Для тех, кто срывается,
церковь собирается вводить
дополнительное служение. Есть
намерение также работать с
родителями выздоравливающих
наркоманов, чтобы помочь им в
общении в детьми, научить не
провоцировать срывы. В скором
будущем церковь откроет третий
центр реабилитации — служители
подготовлены, но нет, как всегда,
помещения. Материальное положение
этих центров очень трудное — ведь
они созданы на пожертвования в
церковь, куда ходят молиться в
основном наркоманы, не имеющие за
душой ни гроша, да их родители, у
которых больные дети
"прокололи" дома все, что было.
В подобных христианских центрах
других стран проходят сейчас
реабилитацию молодые люди из
Иркутска. Они пишут, что там
протестантов, работающих с
наркоманами, поддерживают и власти,
и население.

Наркомания не
насморк.
Но с ней можно жить.

Наркомания —
неизлечимая болезнь, но с ней можно
научиться жить, как с любой
хронической болезнью.
Контролировать психологическую
зависимость от наркотиков, которая
остается у больного на всю жизнь,
помогают, как уже писали, различные
программы реабилитации и помощь
близких. Но и этого еще
недостаточно. Трезвым наркоманам
нужен свой круг общения, им трудно
общаться с обычными сверстниками,
они — другие. Сейчас в Иркутске и
Ангарске благодаря программе "12
шагов" и христианскому центру
реабилитации примерно сотня
выздоравливающих (они не любят
слово "бывшие") наркоманов. У
них есть свой ансамбль, среди них
много поэтов, музыкантов, танцоров.
Они могли бы организовать,
например, агитбригаду — и это лучше,
чем лекции, способствовало бы
вовлечению активных наркоманов в
ряды трезвых. О том, как нуждаются
выздоравливающие даже в простом
общении со "своим братом", мы
наблюдали и в редакции, во время
"горячей линии". Алексей,
консультант по "12 шагам", и
христианин Тимофей,
познакомившись, моментально нашли
общий язык и увлеченно делились
своими проблемами. В городе, где как
минимум 30 тысяч активных
наркоманов, необходимо создать
клуб для их выздоравливающих
собратьев, чтобы движение
реабилитации, возвращения больных
к полноценной жизни, росло и крепло.
О том, как заразителен пример
трезвости, рассказывал Денис: "Из
компании, в которой мы с братом
кололись, глядя на нас, пошли в
центр реабилитации и сейчас
выздоравливают пятеро ребят. Их
здорово зацепило, что мы с Женей
недавно ходили оборванные, мать
выгоняла нас из дома, а сейчас оба
работаем, ездим на машинах, хорошо
одеваемся, всегда имеем деньги".

Что значит
для нашего города движение за
выздоровление наркоманов? Думаю,
это понятно. Как бы ни занимались мы
профилактикой наркомании, ни
увлекали детей спортом и ни
записывали их в кружки, мы не должны
забывать: наркомания — заразная
болезнь. Уже много раз приводилась
эта статистика: 1 больной за год
"садит на иглу" от 10 до 30
сверстников. Реабилитация — это и
есть лучшая профилактика.

Те тысячи
наркоманов, которые сегодня
колются, не умрут в одночасье, решив
таким образом проблему эпидемии в
городе раз и навсегда. Болезнь их не
рассосется, им придется с ней жить и
бороться — и в этом мы должны им
помочь, призвав в первую очередь в
союзники их выздоравливающих
собратьев, вдохновляющих своим
примером, а также специалистов по
реабилитации, которые уже есть в
Иркутске. Вдумаемся в эти цифры: в
прошлом году в Иркутске было 10
выздоравливающих наркоманов,
сейчас — 100. Если темпы реабилитации
ниже темпов распространения
болезни — мы сами в этом виноваты.

Давайте
говорить об ужасном без истерики.
Наркомания уже пришла во многие
семьи. От этого мы никуда не
денемся. И сидеть сложа руки мы не
можем. Больные дети гибнут, заражая
других. Нам остается только один
выход: помогать заболевшим
бороться с зависимостью, используя
для этого любой шанс.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное