издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Делать человеческое сердце" очень трудно

"Делать
человеческое сердце" очень
трудно
Но
иркутские хирурги это могут

Элла КЛИМОВА,
"Восточно — Сибирская правда"

Однажды в
разговоре Людмила Владимировна
Брегель, доктор медицинских наук,
заведующая кафедрой педиатрии
Иркутского института
усовершенствования врачей,
заметила: "делать сердце" — это
всегда сложно.

"Делать
сердце" — значит исправлять
допущенные самой природой ошибки;
помогать ему, израненному хворью и
стрессом, продлевая саму жизнь.
Давно уже операции на сердечной
мышце, в массовом сознании
лишившись романтического, тем
более мистического, ореола, стали
фактом современной медицины. Но,
кроме самих медиков, вряд ли кому
известно, как велик должен быть
опыт, сколь умны и точны должны быть
пальцы, а запас знаний надежен,
чтобы, взяв в руки скальпель,
касаться человеческого сердца.

В Иркутском
межобластном кардиохирургическом
центре именно такие врачи — плеяда
талантливых людей. Доцент кафедры
госпитальной хирургии Иркутского
медицинского университета Юрий
Всеволодович Желтовский, известные
кардиохирурги Владимир Степанович
Носков, Владимир Николаевич
Медведев, Сергей Иванович Сидоров,
Владимир Анатольевич Подкаменный.
Они, объединенные школой своего
учителя — Всеволода Ивановича
Астафьева, начинали в нашем краю
жизнью востребованное, но всегда на
грани риска дело. Сегодня у нас в
Иркутске, в отделении
кардиохирургии областной
клинической больницы, руководит
которым Юрий Всеволодович
Желтовский и на базе которого
развернут межобластной центр,
ведутся практически все операции
на сердце, кроме разве что его
трансплантации. Это самый крайний,
отчаянный шаг. Даже когда остается
хотя бы один шанс спасти пациента
от него, иркутские кардиохирурги
становятся к операционному столу.

Существует
статистика, правда, не очень
открытая. Не в силу своей
секретности, а просто потому, что
касается она лишь спасенных
пациентов да самих хирургов. Так
вот, в двухтысячном году в
Иркутском межобластном
кардиохирургическом центре
проведено четыреста операций, из
которых более ста — на открытом
сердце. Это своеобразный
показатель, определяющий
профессиональный ранг.

Но еще
существует вот какая аксиома:
кардиохирургия — очень затратная,
дорогостоящая медицинская
технология. Самый высокий талант
хирурга, помноженный на самую
безошибочную его интуицию, без
современной аппаратуры мало что
может — противоречие, которое и в
высокоразвитых, благополучных
странах медики водиночку, без
поддержки государства, разрешить
не могут. В США операции на открытом
сердце в любом из штатов делают в
десятки раз чаще, чем у нас. Но вовсе
не из-за того, что американские
кардиохирурги более знающи, чем
российские. Просто это государство
к медицине всегда было щедрее
нашего. Сегодня же по тому, как
ломается этот традиционный
стереотип, и в зависимости от того,
под каким углом местная власть
поворачивается к практическому
здравоохранению своего региона,
можно судить об ее истинной
сущности. Я отлично помню радостное
волнение и торжественную
приподнятость февральского дня,
когда в Иркутском межобластном
кардиохирургическом центре был
открыт новый, каких по России всего
несколько, ангиографический
комплекс. 2,5 миллиона долларов
областная администрация дала на
его приобретение. Юрий
Всеволодович Желтовский считает: с
его установкой
кардиохирургический центр обрел
новую высоту. Все глубокие
обследования, все манипуляции без
вскрытия грудной клетки теперь
совершаются с помощью этого
уникального технологического
приспособления.

Когда речь
заходит о здоровье, считать деньги
как бы не принято. Но считать надо
обязательно! Потому что каждый
разумно вложенный рубль или, если
угодно, доллар — чей-то шанс на
жизнь. К примеру, наши
кардиохирурги не смогли бы
провести в двухтысячном году
столько операций на открытом
сердце, если бы комитетом по
здравоохранению областной
администрации не были закуплены
сто семь одноразовых
оксигенаторов, по тысяче долларов
за каждый. Это прибор, берущий на
себя функции сердца, когда оно,
бездыханное, лежит перед хирургом.
Конечно, сей факт в текучке
больничных будней не так и заметен.
Однако задумайтесь, много ли
нуждающихся в операции на открытом
сердце могут выложить из своего
кармана тысячу "зелененьких"?
Но если социальная политика
местной власти отвечает интересам
и учитывает самые скромные
возможности рядовых граждан, не
значит ли это, что такая власть
достойна доверия?

В Иркутский
межобластной кардиохирургический
центр попадают без всякого блата,
просто "по жизненным
показаниям". И здесь не только
оперируют, но и глубоко обследуют
пациентов прекрасные
кардиотерапевты Светлана
Евгеньевна Ломоносова и Зоя
Борисовна Дорошкевич. И
обследование, и операции —
бесплатны. Лишь бы были в
больничной аптеке все необходимые
препараты. В двухтысячном году были
почти все. И кардиохирурги мечтают:
дай бог, чтобы и в новом было не
хуже. Но поскольку рассказываю я не
рождественскую сказку, считаю свои
долгом поведать о совсем не
радужном. Дело в том, что живем мы
очень далеко от многих так
называемых центральных лечебных
баз. Что значит собрать деньги для
того, чтобы привезти больного хотя
бы в Новосибирск, не говоря уж о
Москве или Санкт-Петербурге,
объяснять не надо. Медики же знают
еще о том, какая, помимо
материальных трат, жесткая
существует селекция пациентов,
приезжающих в ту же Москву (до чего
же страшное понятие в отношении
больных людей!).

Если больной
человек "перспективен", его
кладут на операционный стол. Ежели
он "тяжел" и, тем более,
"непонятен", его "просто
обследуют" и отправляют обратно.
Вот еще какое обстоятельство
учитывают сегодня областная
администрация и лично губернатор,
развивая и вкладывая немалые
средства в практическое
здравоохранение региона. В
кардиохирургию в частности.

Помните
мальчика, о котором я рассказала 7
октября в репортаже "Детское
сердце в ладонях планеты"?
Необходимые для поездки в Москву 400
тысяч ему наскребут, но вот Людмила
Владимировна Брегель, ведущая
этого маленького пациента, совсем
не уверена, что в Институте имени
Бакулева его возьмут на
операционный стол. Велик риск
испортить "отчетность". Между
тем принята целевая программа
развития нашей региональной
кардиохирургии, рассчитанная на
три первых года нового столетия.
Прежде всего она предусматривает
переоснащение реанимационной
службы и палат интенсивной терапии.
Чтобы сотни пациентов смогли
выигрывать в рулетку, ставка
которой — их жизнь. Вся целевая
программа "тянет" на 800 тысяч
долларов, и это не считая уже
проплаченных комитетом по
здравоохранению современнейших
эхокардиографа и аппарата
искусственного кровообращения. Мне
очень хочется, чтобы восьмилетний
сибирский мальчишка, чье больное от
рождения сердце нынче осенью
увидела вся планета, дождался бы и
был прооперирован у нас в Иркутске,
нашими кардиохирургами.

… Между
прочим, целевая программа развития
иркутской кардиохирургии была
принята административным советом
при губернаторе Иркутской области
без единого возражения…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное