издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Зэк с нар. Кому легче?

Зэк с
нар. Кому легче?

Елена ТРИФОНОВА,
"Восточно-Сибирская правда"

Амнистия,
объявленная Президентом России в
прошлом году в связи с 55-летием
Победы в Великой Отечественной
войне, завершена. Каждому
амнистированному зэку государство
выделило 100-200 рублей материальной
помощи, деньги на проезд до места
жительства и отпустило с миром на
все четыре стороны. Освобожденный с
такими деньгами, у которого нет
работы, — потенциальный преступник.
Как скоро он снова окажется в зоне,
после того как государство опять
оплатит его задержание и суд?

На
сегодняшний день в Приангарье
функционирует одна тюрьма, 4
следственных изолятора и 21 колония,
включая колонии-поселения. На
декабрь 2000 года в местах лишения
свободы содержалось 27.484 человека.
Статистика показывает, что сидят в
основном за кражи — 40%, на втором
месте — умышленное причинение
тяжкого вреда здоровью. Затем, по
нисходящей, следуют убийства,
грабежи и разбой, хранение, сбыт и
перевозка наркотических веществ,
изнасилования и хулиганство.
Пожизненный срок отбывают
четырнадцать человек, и еще
тринадцати исключительная мера
наказания заменена пожизненным
сроком.

В прошлом
году под амнистию в Иркутской
области попал 5.241 человек.
Освобождено от отбытия наказания
3.229 человек, сокращен срок 914,
отказано 1.098. Освобождено 134
осужденных и будут освобождены
после прохождения курса лечения от
туберкулеза еще 60 человек. Среди
амнистированных 72
несовершеннолетних. Это совсем
немного, потому что подростки сидят
в основном за особо тяжкие
преступления либо преступления с
отягчающими обстоятельствами. В
тюрьме осталось еще 413
несовершеннолетних преступников.

По прогнозам
сотрудников главного управления
исполнения наказаний по Иркутской
области, в течение 2001 года уже треть
амнистированных вернется на их
попечение, предварительно натворив
дел на воле. Последняя амнистия
отличалась от предыдущих не только
количественными показателями, но и
качественными. Например, под нее
попала вторая часть ст. 158 — кражи, в
том числе неоднократные, групповые,
с отягчающими обстоятельствами.
Раньше эта группа под амнистию не
попадала. Вряд ли это приведет к
улучшению криминогенной
обстановки в стране.

Как ни
странно, амнистия нанесла удар и по
самой системе исполнения
наказаний, забрав у нее часть
"жизненных соков". Ведь
отпустить пришлось самую
работоспособную и "доходную"
часть заключенных — тех, что в
основном составляли население
колоний.

Согласно
закону, отсидев одну треть срока за
нетяжкое и две трети положенного
срока за тяжкое преступление, зэк
должен быть переведен в колонию,
где его обеспечат работой. В
области существуют колонии разного
профиля. Одни занимаются
лесозаготовкой и лесообработкой,
другие — металлообработкой,
сельхозработами, обувным и швейным
делом. Есть сувенирный цех и
автосервис. Например, ангарская
колония делает торговые павильоны,
совмещенные с автобусными и
троллейбусными остановками. За
последние 4 года выпущено около 500
таких павильонов, в основном для
города Ангарска. В Иркутске
павильоны, изготовленные зэками,
стоят в микрорайоне Первомайский.

Работают
заключенные не бесплатно. Деньги
получают хоть и небольшие — в
среднем 1,5-2 тысячи рублей в месяц,
но на дороге и они не валяются. На
свободе такую работу еще поискать
надо. При нынешнем отсутствии
реабилитационной системы и
действующих законах рынка найти
работу самому бывшему заключенному
очень трудно — кому он с судимостью
нужен.

В зоне
большая часть заключенных, около 70%,
от работы не отказывается. Если
следовать букве закона, работать
должны все, кроме
несовершеннолетних, больных и
стариков. На деле работают только
желающие. 30% так называемых
"злостных отказчиков"
оставляют в покое: не хочешь — не
надо. Работы и на желающих не
хватает. Стоит около половины
мощностей, нет сырья. Основная
проблема дефицит оборотных
средств. Есть рынок сбыта,
оборудование и люди. Уровень
продукции соответствует
требованиям рынка, но нет средств
на увеличение объемов
производства. Сейчас ищут
инвесторов, а пока простаивает
оборудование и люди.

Тем не менее
в ГУИНе радуются даже временной
передышке. "Положительная
сторона в амнистии для нас, конечно,
есть, — говорит заместитель
начальника ГУИН полковник Владимир
Никитеев. — Дышать стало
полегче". В исправительной
системе не хватает кадров. На
одного оперуполномоченного по
инструкции должно быть 100
заключенных, у нас приходится до 500.

Дышать стало
легче в прямом смысле слова и самим
заключенным. Тюрьма и СИЗО сегодня
забиты до отказа. Отделение особого
режима перенаселено в два раза,
общего — в полтора. В СИЗО-1 на
подследственного при положенных
четырех приходится меньше одного
квадратного метра площади.

Не хватает на
заключенных не только охраны и
площадей, но и денежного
довольствия. Содержание
заключенного в сутки обходится в
среднем 16 рублей, а выделяется 9.45.
Еще хуже обстоят дела с вещевым
имуществом, им арестанты
обеспечены лишь на 1,4% от
потребности. Выручают передачи (на
общем режиме) и гуманитарная
помощь. При каждой колонии есть
свое подсобное хозяйство, где
выращивают овощи для себя. Так и
выкручиваются.

Ситуация,
типичная для всей России: тюрьмы
забиты, а денег на их содержание
нет. Криминализация общества
продолжается. Надо признать, для
этого у нас созданы все условия, и
прежде всего отсутствие среднего
класса — основы стабильности
любого государства. И мы можем
объявлять сколько угодно амнистий,
ничего они не изменят. На
освободившиеся места хлынет в два
раза больше претендентов. Так что,
тюрьма, отворяй ворота.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное