издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Старость нельзя вылечить, но "приручить" можно

Старость
нельзя вылечить, но
"приручить" можно

Осенью минувшего года в
Новосибирске состоялся первый
съезд геронтологов и гериатров
Сибири и Дальнего Востока. Он был
весьма представителен, и на него
были приглашены гости — ученые и
медики из Москвы, Санкт-Петербурга,
Саратова — наших российских
центров геронтологии.
Рассматривались проблемы не только
узко врачебные, но и более широкие —
организационные. На востоке страны
создается новая медицинская служба
помощи людям старшего поколения.
Естественным звеном этой цепочки
стало открытие по приказу
областного комитета по
здравоохранению гериатрического
отделения в Иркутской областной
больнице N2.


Почему именно в этой больнице? —
таким вопросом начался наш
разговор с ее главным врачом, а
теперь и внештатным главным
гериатром областного комитета по
здравоохранению Геннадием
Васильевичем Аксаментовым.

Геннадий
Аксаментов: Так сложилось
традиционно, что в нашей больнице
всегда было много пациентов
преклонного возраста — участников
Великой Отечественной войны,
ветеранов тыла, пенсионеров.
Поэтому определенные наработки,
опыт в лечении таких пациентов мы
накопили. Но все же гериатрия —
особый вид медицинской практики,
так что нам приходится многое
постигать на ходу, внося в
привычные схемы необходимые
коррективы.


Геннадий Васильевич, будем
реалистами и признаем: старость,
увы, не излечивается…

Геннадий
Аксаментов: Да, почтенный возраст —
объективная реальность, но это
вовсе не значит, что на склоне лет
нужно терпеть от него унижения,
физический и моральный ущерб.
Современная медицина способна
улучшать качество земного
существования даже на склоне лет.

— Но ведь
существуют старческие хвори, та же
болезнь Альцгеймера, к примеру. Они
не поддаются лечению.

Геннадий
Аксаментов: Не излечимы — да. Но
многие из них можно
"приручить", как и саму
старость. А вообще могу сказать, что
пожилые люди хворают теми же
недугами, что и более молодые.
Сложность в том, что на эти болезни
наслаиваются такие неприятности,
как диабет, глухота, ухудшение
зрения, онкология. Такие сочетания
накладывают неизбежно отпечаток на
физическое и душевное состояние
гериатрических больных, побуждая
медиков искать и находить
соответствующие способы помощи.


Гериатрическому отделению, по сути
являющемуся областным, поскольку
развернуто оно на базе областной
больницы, исполнился год. Чем были
промелькнувшие 12 месяцев для
медиков?

Геннадий
Аксаментов: Во-первых, и я и
некоторые мои коллеги прошли
специализацию в крупных
гериатрических центрах России.
Во-вторых, этот год укрепил наше
мнение о необходимости совместных
усилий и действий медиков и
социальных работников. По линии
муниципального здравоохранения —
организация гериатрических
кабинетов в поликлиниках не только
Иркутска, но и на периферии. По
линии социальной службы — создание
отделений сестринского ухода;
тесный контакт с
домами-интернатами для ветеранов,
для престарелых. Такой союз
востребован практикой.

— На
сегодняшний день в вашем
гериатрическом отделении всего 25
коек. Неужели достаточно? Речь-то
идет об областном отделении.

Геннадий
Аксаментов: Мы проработали всего
год. Нагрузка на каждую койку была
постоянной и оптимальной. Нужда в
госпиталиации гериатрических
больных большая. Дальнейшее
покажет жизнь. Кстати, мы
госпитализируем таких пациентов по
направлению участковых врачей и по
ходатайству районных советов
ветеранов. По такому же принципу
принимает пациентов и областной
госпиталь для ветеранов. Хотя
организационно наше отделение с
госпиталем не связано, но поле
деятельности у нас единое и задача
общая — помочь человеку
"приручить" возраст, сделав
старость достойной земного
человеческого пути.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное