издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дубинкой по голове... "в интересах дела"

Дубинкой
по голове… "в интересах дела"

Леонид БОГДАНОВ,
журналист

Не знаю, как с
точки зрения педагогики, но я лично
убежден: при любых обстоятельствах
учитель не должен при детях плохо
отзываться ни о ком из родителей.
Этим элементарным правилом
пренебрегла классный руководитель
Грищук, сказав во всеуслышание, что
мать ее ученицы Смолиной пьет, что
она пьяница. Девочка пришла домой
вся в слезах и, естественно,
поделилась своими переживаниями с
матерью. Мать отреагировала на это
бурно и, придя в школу, сгоряча
наговорила классному руководителю
много резких и обидных слов. В пылу
гнева она забыла о том, что муж
учительницы Сергей Грищук —
капитан милиции и занимает
должность старшего
оперуполномоченного
Усть-Илимского отделения
Восточно-Сибирского регионального
управления по борьбе с
организованной преступностью (ВС
РУОП).

Забывать же
об этом, судя во всему, не следовало.
Потому что вслед за этим по приказу
оперативного капитана наряд
милиции вторгся в квартиру
обиженной матери — Е.Ф. Смолиной и
увел ее из семейного очага в
"казенный дом", без всяких на
то оснований поместив в
медвытрезвитель.

Думаете, этим
все и закончилось? Как бы не так. На
следующий день последовало
продолжение. Как потом определит
суд, руководствуясь "личными
неприязненными отношениями и
чувством ложно понимаемых
интересов дела", Сергей
Николаевич Грищук начал свой
рабочий день с того, что забрал
Смолину из медвытрезвителя к себе в
кабинет.

Здесь, на
втором этаже здания Усть-Илимского
ГОВД, он грубо, унижая человеческое
достоинство Смолиной, потребовал,
чтобы она подписала протокол о
доставлении ее в медвытрезвитель. А
когда она отказалась это сделать,
стал избивать ее, нанося удары по
голове и по телу. Смолина
продолжала упорствовать. Тогда
капитан схватил женщину за волосы и
несколько раз ударил головой о
стену кабинета. Потом открыл окно и
пригрозил выбросить ее на улицу.
Поиздевавшись всласть и напугав
женщину, "законник" выпустил
ее, наконец, из кабинета.

Добравшись
до дома, Смолина почувствовала себя
плохо и вызвала "скорую".
Медики установили сотрясение
головного мозга и констатировали
телесные повреждения, повлекшие
кратковременное расстройство
здоровья, — все тело женщины было в
синяках и кровоподтеках.

Факт, что
называется, вопиющий и, кажется,
далеко не типичный. Увы, такое
поведение работников
Усть-Илимского отделения РУОПа не
было исключением из правил.
Рукоприкладство и избиение людей,
оказавшихся в руках его
сотрудников, стали стилем их
деятельности. Пример в этом
показывал сам начальник, майор
милиции А.М. Евсеев. Однажды он в
служебном кабинете ударом кулака
сбил с ног 15-летнего подростка
Грехова и, пиная его ногами,
добивался "правдивого"
показания по делу ограбления
некоего В. Суворова. Дело это так и
осталось нераскрытым, а вот
подросток получил сотрясение и
ушиб головного мозга, ссадины и
кровоподтеки на теле, руках и ногах.

Зверски
избил А.М. Евсеев вместе с Грищуком
и другими сотрудниками
задержанного на улице Л.П. Власенко,
которого РУОП заподозрил в
совершении преступления.

Как значится
в судебных документах, из тех же,
ложно понимаемых интересов дела,
доставленному в городской отдел
милиции Власенко сломали два ребра,
он получил сотрясение головного
мозга и множественные телесные
повреждения. Вина его, между тем,
доказана не была, и суду он,
естественно, не предавался.

Задержанного
А.Ф. Карпова старший оперкапитан
милиции Николай Ровинский
"вразумлял" психологически —
размахивая пистолетом, угрожал, что
пристрелит на месте. Появившийся в
кабинете майор Евсеев с
нецензурной руганью обрушился на
Карпова, нанося ему удары в область
сердца. Когда и это не помогло —
желаемых показаний не было
получено, — Карпова поместили в
комнату для кратковременно
задержанных.

Николай
Ровинский, так же, как и Грищук, стал
верным подручным своего
начальника. Вместе они избивали в
помещении Усть-Илимского ГОВД
гражданина Майстренко. Досталось
от них же и задержанным А. Рязанову
и А. Ермишину: били их и кулаками, и
резиновыми дубинками.

Судя по
материалам дела, такой метод
ведения дознания в отделении РУОПа
получил постоянную прописку. Ему на
практике обучали более молодых
сотрудников. Таких, как лейтенант
милиции И.В. Чирков. Особенно
ретивым учеником Чирков показал
себя при задержании некоего С.
Джумшудова, подозреваемого в
вымогательстве. И хотя последний не
оказал никакого сопротивления,
Игорь Викторович под одобрительные
взгляды старших товарищей —
Грищука и Ровинского, избивал
задержанного. Доставив его в
помещение ГОВД, они продолжали
избиение уже под руководством
Евсеева и в "интересах дела"
били его руками, ногами и дубинкой.
Грищук, войдя в раж, ударил
Джумшудова головой о стену, а
Евсеев угрожал убийством, что
воспринималось в той обстановке
вполне реально.

Грищук внес в
протокол допроса выдуманные факты,
как определил суд, "желая тем
самым скрыть свою некомпетентность
в собирании доказательств"
виновности Джумшудова. Принуждая
его подписать такой протокол
допроса, они все вместе, издеваясь
над потерпевшим, сняли с него брюки,
угрожая посадить на бутылку из-под
шампанского. Не выдержав
издевательств, Джумшудов подписал
протокол, состряпанный Грищуком.

Таковы факты,
установленные коллегией облсуда
под председательством судьи И.Ю.
Коровкина. И самое страшное, что к
подобным нарушениям в
правоохранительных органах часто
относятся терпимо, в лучшем случае,
как к появлению работника в легком
подпитии.

Однако суд
квалифицировал это по-другому — как
недозволенные методы воздействия
на задержанных, как преступление, и
приговорил Евсеева к 5 годам,
Грищука и Ровинского — к 4 годам
каждого и Чиркова — к 3 годам
лишения свободы.

Суд, на мой
взгляд, проявил гуманность, может
быть, и чрезмерную. На основании
статьи 44 УК РСФСР он постановил
считать наказание условным,
установив каждому испытательный
срок в два и один год. Евсеев
(руководитель, а значит, и главный
виновник) к тому же подпал под
действие амнистии и от наказании
освобожден.

Трое
осужденных — Грищук, Ровинский и
Чирков — вместе со своими
адвокатами обратились с
кассационными жалобами в Верховный
суд. Но тот признал наказание
справедливым.

Приговор
Иркутского областного суда уже
вступил в законную силу.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер