издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Купец и добрый гений

Купец и
добрый гений

Юлия КОРЫТНАЯ,
"Восточно-Сибирская правда"

Каждый день
календарь сообщает нам о той или
иной дате: кто-то родился, кто-то
умер. Давайте перелистаем
календарь и посмотрим, о чем он
вещает нам сегодня, 10 февраля.
Погода, время восхода и захода
солнца, гороскоп… А вот и памятные
даты. Достаточно много талантливых
и интересных людей вошли в этот мир
и покинули его в этот день. Среди
них поэт Борис Пастернак, ученый
Мстислав Келдыш, актер Владимир
Зельдин и писатель Георгий Вайнер.
Однако одно имя совершенно
незаслуженно обойдено стороной —
имя иркутского купца 1-й гильдии,
городского головы, почетного
гражданина Иркутска, библиофила и
мецената Василия Николаевича
Баснина. Сегодня — день его памяти. И
очень хотелось бы исправить
упущение календаря и вспомнить
этого замечательного человека.

Родился
Василий Николаевич в 1799 году, а
некоторые считают, что в 1800, но так
или иначе — на грани веков. Его отцом
был богатый кяхтинский
купец-чаеторговец. Как сам Баснин
писал о себе, "…учился кое-как до
12-летнего возраста, а с этого
времени пустился в коммерческие
походы по России". Однако, прежде
чем продолжить дело отца, будущий
купец все же получил блестящее
образование, о чем, видимо из
скромности, умолчал. Сначала он
учился в Москве, а к двадцати годам
вернулся из Англии, где пробыл
почти полгода и где "шлифовал"
это образование, настоящим денди и
джентльменом. В Иркутском
областном художественном музее
есть портрет Баснина того времени
кисти художника Михаила Васильева.
С него на нас смотрит красивый, по
последней моде одетый молодой
человек, в котором все дышит не
только достатком, но и глубокой
культурой.

Продолжая
дело родителя своего, Василий
Николаевич все свои коммерческие
интересы сосредоточил на
кяхтинской торговле с Китаем.
Изменение конъюнктуры рынка и
условий торговли привели в 40-х
годах XIX века к постепенному
разорению фирмы. Она прекратила
торговлю в Кяхте и Нижнем
Новгороде, а сам Баснин переехал в
Иркутск. Поселился он на улице
Гусеевской, в двухэтажном каменном
особняке, а рядом — два магазина.
Торговля в Иркутске пошла как
нельзя лучше. Кроме чайного дела,
Баснин имел золотые прииски в
Лено-Витимском и Олекминском
горных округах, что также приносило
купцу немалый доход.

Однако не
только в коммерческой жилке
заключался талант этого человека.
Когда в литературе упоминается имя
Василия Николаевича, то непременно
с такими определениями: меценат,
умница, оригинал, друг декабристов.
Оригинал? Да, пожалуй. Однако в чем
же выражалась эта самая
оригинальность? Кто-то считал, что в
безукоризненной честности. Был он
директором сиропитательного дома
Медведниковой, отдал свой каменный
дом под больницу и содержал на свой
кошт в училищах и пансионатах
Иркутска и Москвы способных
студентов, ожидая от них одного —
после учебы обязательно служить в
Иркутске. Обывателям могло
показаться оригинальничаньем
выписка всех выходящих в России
газет и журналов, создание
многотысячной библиотеки. Баснин
позволял пользоваться своей
библиотекой и другим. Например,
декабрист Раевский жил у него
неделями, чтобы насладиться
чтением и беседой с хозяином.

Дружба
Баснина с декабристами началась
еще в 1833 году, когда он приехал в
Петровский завод, чтобы обеспечить
их всем необходимым, — на это нужно
было немалое мужество. Муравьев
писал в одном из своих писем:
"Напоминаю вам библейское:
верный друг — крепкая защита, кто
нашел его, нашел сокровище".
Баснин не только являлся для
декабристов другом и
интеллектуальной поддержкой,
принимая их на свой страх и риск у
себя в доме, но и, не надеясь на
отдачу, снабжал их всем
необходимым: деньгами, провиантом,
одеждой. Декабристы называли
Баснина "наш добрый гений".

Василий
Николаевич был человеком в высшей
степени любознательным и обладал
даром открывать новое. Именно он
начал заниматься акклиматизацией
растений, описал свои опыты и
выпустил книгу по садоводству,
чтобы земляки смелее занимались
разведением цветов, овощей и
фруктов. Собирал он и гербарий,
причем за этим занятием открыл
неизвестные науке растения.
Наблюдал просвещенный купец и за
погодой, вел климатический дневник,
чем до него в этой местности опять
же никто не занимался. Как
действительный член Иркутского
географического общества, Баснин
был знаком со многими учеными, и ни
один исследователь, проезжавший
через наш город, не миновал дома
Василия Николаевича.

Увлекался
Баснин и музыкой, театром,
живописью. Одним из его самых
примечательных собраний была
обширная коллекция гравюр, которую
он позже передал на хранение в
московский Румянцевский музей.

Василий
Николаевич был не только умным,
тонким и образованным человеком, но
и великолепным семьянином. Всю
жизнь он прожил в мире и согласии со
своей супругой — Елизаветой
Осиповной Портновой. Бог дал им
восемь детей, однако в живых
осталось только двое сыновей —
Николай и Иван. Для их воспитания и
образования Баснин не жалел ничего.
Позже Николай стал юристом, а Иван —
горным инженером.

Баснина
очень уважали в Иркутске. Он
избирался городским головой, был
почетным гражданином города,
попечительствовал над банком, имел
постоянный фонд для поддержания
сирот. Однако судьба распорядилась
так, что в 1858 году он был вынужден
уехать из ставшего ему родным
города, расстаться с родиной и
родовым гнездом. Главной причиной
этого стали несложившиеся
отношения с генерал-губернатором
города Николаем Николаевичем
Муравьевым. Последней каплей
разногласий Баснина и губернатора
стал вопрос об университете.
Министерство предложило открыть в
Иркутске высшее учебное заведение,
однако получило от Муравьева ответ,
что Иркутску хватит и воскресных
школ. Баснин понял, что делать в
этом городе больше нечего. Перед
отъездом на дарственном листе
одной из книг из числа тех, что он
подарил духовной семинарии, Баснин
написал: "Городу Иркутску с
надеждой, что он будет иметь свой
университет".

В Москве
Баснин жил очень уединенно и с
удовольствием занимался летописью
Иркутска, экземпляр которой он
привез из Сибири.

Скончался
Василий Николаевич 29 января
старого стиля (или 10 февраля нового)
1876 года. Похоронен "совершенный
купец" был в ограде московского
Алексеевского девичьего монастыря.

Что же
осталось иркутянам на память о
Василии Николаевиче Баснине? Кроме
результатов его многолетней
работы, о которых уже говорилось
выше, на память о нем осталась улица
нашего города. Благодарные
иркутяне переименовали улицу
Гусеевскую в Баснинскую. Однако
времени с той поры утекло много,
улицу переименовали вновь — на этот
раз в Свердлова. Имя это улица носит
и по сей день. И единственное, что
напоминает сегодня о
"совершенном купце", — это его
каменный дом да название аптеки,
расположенной в одном из бывших
магазинов Василия Николаевича, —
"Баснинская". Так, может, стоит
и улице вернуть ее историческое
название, которе сохранит для
потомков память о человеке, столь
много сделавшем для нашего города, —
Василии Николаевиче Баснине.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное