издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не забудьте спросить крестьянина

Не
забудьте спросить крестьянина

Василий КАРПИЗА,
заведующий кафедрой социальных
наук
Иркутского юридического института
Генеральной прокуратуры
Российской Федерации

В последнее
время президент и правительство
Российской Федерации
активизировали постановку и
решение проблемы, связанной с
принятием земельного кадастра и
Земельного кодекса. На заседании
президиума Госсовета В. Путин
заявил: "…мы слишком долго
откладывали решение этого вопроса,
и лимит времени исчерпан".
Следует полагать, что теперь
земельная проблема будет ускоренно
решаться на уровне законодательных
органов. Средства массовой
информации подключились к
обсуждению проблемы земельной
собственности, делая упор главным
образом на частную форму.

Обращает на
себя внимание то обстоятельство,
что в публичном обсуждении форм
земельной собственности в
средствах массовой информации
принимают участие преимущественно
не те, кто трудится на земле, а
аграрники "от асфальта". Они
решают за крестьян, какой быть
форме собственности на землю.
Практически силовым методом они
пытаются навязать крестьянам свой
взгляд на форму собственности,
считая его единственно верным и
непогрешимым. Особенно на этом
поприще преуспели лидеры думских
фракций от Союза правых сил,
"Яблока" и "Единства".

К великому
сожалению, силовое решение
земельных отношений всегда было
характерным для России. И, несмотря
на объявленный сегодня демократизм
экономической модели устройства
государства, полагаю, что и на сей
раз данная тенденция не будет
нарушена — опять московские
чиновники навяжут крестьянам
"единственно верную модель
собственности".

Создается
впечатление, что многие участники
дискуссии плохо знакомы или вообще
не знакомы с историей аграрных
отношений в России. Более того, они
слабо представляют особенности
сельскохозяйственного
производства, которое значительным
образом отличается от
промышленного, пытаются
механически перенести на
российскую почву образцы западного
фермерского хозяйствования. Это
ярко продемонстрировала дискуссия,
проведенная на канале НТВ в
авторской программе С. Сорокиной
"Глас народа", где ведущими
оппонентами выступали министр
экономического развития и торговли
Г. Греф и губернатор Тульской
области В. Стародубцев.

Ясно, что
такие передачи имеют свое
назначение — сформировать
общественное мнение по
обсуждаемому вопросу. Удивляет
здесь не сама постановка проблемы
(это архиважный вопрос), а то, как
пытаются разрешить эту сложнейшую
задачу в процессе обсуждения. Что
тут мудрить, решается это простым
голосованием или подбором убойных
фраз типа: "народ не вынесет…",
"земля — кормилица должна быть в
крепких руках" и т.д. Что это
доказывает в обсуждаемом вопросе?
Да ничего.

Порой
страсти в процессе дискуссии
разжигаются искусственно и доходят
до такой степени, что участники
схватки забывают, о чем идет речь.
После выступления главного
крестьянина России журналиста Ю.
Черниченко ведущая С. Сорокина
взывала к залу: "…вы что-нибудь
поняли из того, о чем он
говорил..?" А Ю. Черниченко особым
языковым стилем говорил о том, что
уже давно идет процесс скупки
крестьянских земель "новыми
русскими" за бесценок. И он здесь
глубоко прав. Приводился пример
Нижегородской области, где
крестьяне продают землю по 50 рублей
за один гектар. Но… на этом
основании (???) пламенный защитник
крестьянских интересов предложил
немедленно узаконить рыночный
оборот сельскохозяйственных
земель! На том же основании можно
узаконить и воровство, поскольку
оно имеет место.

Но вернемся к
главному вопросу о частной
собственности на
сельскохозяйственные земли,
который стал сегодня камнем
преткновения на перекрестке многих
политических сил. Следует отметить,
что земельный вопрос стоит не
просто сам по себе, он затрагивает
социальные отношения в обществе.
Надо взглянуть на историю данного
вопроса в России.
Аграрно-крестьянский вопрос в
России встал на повестку дня,
начиная с реформы 1861 года, и на
протяжении почти 60 лет находился в
центре внимания передовой
общественной мысли. Это была самая
острая, самая сложная проблема. И мы
не удивляемся тому, что в России не
было ни одной политической партии,
которая бы не имела своей аграрной
программы. Практически в России
никогда не было частной
собственности на землю. Это были
казенные, удельные, церковные,
монастырские, общинные земли. И
только небольшая часть земель
находилась в частном владении.

Сегодня
сторонники либерального рынка
ставят в пример реформы П.
Столыпина, как будто эти реформы
подняли сельское хозяйство России
на небывалую высоту. Лукавят
либералы. Реформы П.А. Столыпина, по
большому счету, провалились. За
весь период реформ до 1915 года
только 41% крестьян вышел из общины,
в том числе 17% сделали это
вынужденно. А 59% крестьян остались в
общине. Земель для наделов в
европейской части не хватало. И за 11
лет было переселено на новые земли
только 635 тысяч семей. Они не
сотворили аграрного чуда, хотя
переселялись за казенный счет.
Почему же реформы П. Столыпина
провалились? Да потому, что они был
навязаны крестьянину сверху и
разрушали вековые традиции.

В начале XX
века продолжались выкупные платежи
крестьян по реформе 1861 года. К 1907
году крестьяне выплатили за землю
2,5 млрд. руб., т.е. сумму, превышающую
действительную цену земли. Но
правительство числило за
крестьянами еще 1107 млн. руб. долга.
Наши доморощенные либералы
опираются на факт торговли царской
Россией аграрной продукцией в
начале XX века, но ведь это ровным
счетом ни о чем не говорит. В тот же
период во многих регионах России
люди умирали с голода. И Россия
торговала не от избытка аграрного
продукта. Его-то как раз и не было.
Торговали аграрной продукцией
совсем по другой причине — больше
нечем было торговать. Можно сделать
относительное сравнение с
современным периодом. Сейчас у нас
в магазинах изобилие продуктов, а
райвоенкоматы не могут осуществить
военный призыв в полном объеме
из-за истощения допризывной
молодежи. За время реформ валовой
объем аграрной продукции в России
сократился более чем на 40%, а
потребление белка животного
происхождения на душу населения
сократилось более чем на 50%.

Ничто не
наносит такого ущерба сельскому
хозяйству, как реформы сверху.

В России в
начале 90-х годов предпринята
попытка раздела колхозных и
совхозных земель между крестьянами
и рабочими совхозов. В результате 12
млн. сельских жителей получили 135
млн. гектаров земли в частную
собственность (газета "Труд"
от 17.01.01 года), и 13 млн. гектаров
получили фермерские хозяйства.
Ставилась благородная цель — найти
эффективного (читай, частного)
собственника. Не получилось. За 10
лет реформ из оборота выбыло 18 млн.
га пашни и 12 млн. га сельхозугодий.
Не получилось эффективного
использования земли. Земля стала
использоваться хуже, чем до
реформы!

Показателем
эффективной модели экономического
устройства аграрных отношений в
обществе является полное и
эффективное использование земель
сельскохозяйственного назначения.
Для того, чтобы появился
эффективный собственник в сельском
хозяйстве, нужна материальная
основа в виде технических и
энергетических средств аграрного
производства, т.е. фермерское
частное хозяйство необходимо
оснастить различной техникой на
несколько десятков миллионов
рублей. Таких денег нет в России. И
вот здесь либералы заявляют, что
только частная собственность на
сельскохозяйственные земли
позволит привлечь в аграрный
сектор крупные инвестиции, т.е
позволит крестьянину заложить
землю в банке для получения
кредита. Полно, господа! История
России доказала еще при реформах П.
Столыпина, что в таких условиях
крестьяне лишаются собственности
на землю. Оппоненты могут
возразить, что изменились условия
со столыпинских времен. Согласимся.
Но тогда напрашивается вопрос: "А
какой банк в современных условиях
выдаст кредит под залог земли со
сроком окупаемости в 5—7 лет"? И
другой вопрос: "Сколько же надо
заложить в банк земли, чтобы купить
1 зерноуборочный комбайн, если
крестьяне от нищеты готовы продать
свой гектар за 50 рублей?"

У читателя
может возникнуть мысль, что автор
данной статьи выступает
противником частной собственности
на землю. Но я предлагаю
внимательно вдуматься в суть
обсуждаемой проблемы и сделать
собственные выводы на основании
предлагаемого материала. Сегодня
эффективное управление в сельском
хозяйстве обеспечивает не форма
собственности, а многоступенчатая
система государственной поддержки
аграрного производства, уровень
управления, современные технологии
(разумеется, при прочих равных
условиях). Неважно, частная или
коллективная форма собственности
превалирует в сельском хозяйстве,
важно эффективное хозяйствование
на земле. Реальная жизнь
предоставляет примеры
эффективного производства при
различных формах собственности. Не
надо уподобляться большевикам,
занимая крайние позиции — только
государственная форма
собственности. Все формы
собственности хороши, если они
эффективны в конкретных условиях.
Сегодня Россия реально не в
состоянии перевести
сельскохозяйственное производство
на индивидуальные, частные рельсы.
И это должны понимать реформаторы
всех мастей. Либеральные
реформаторы, предлагая свои
варианты перевода
сельскохозяйственных земель в
рыночный оборот, не представляют
последствий собственных
рекомендаций. Отсутствие механизма
персональной ответственности за
собственные рекомендации
позволяет им предлагать и
навязывать обществу модели,
которые выгодны узкому кругу, а не
основной части крестьянства.

Удивляет
позиция президента фонда
"Политика" Вячеслава Никонова,
который пишет в газете "Труд",
от 3 февраля 2001 года, что "…мы —
нищие во многом потому, что главное
наше богатство — земля — не оценено,
с нее не платят нормальных
налогов… без решения вопроса о
земле невозможно ожидать никаких
инвестиций — ни внутренних, ни
внешних". Получается, что если мы
оценим землю, то станем богаче, и
польются в аграрный сектор как
внутренние, так и внешние
инвестиции. Комментарии по данной
позиции излишни, она не выдерживает
никакой критики, оставим ее на
совести автора.

Сторонники
данной позиции делают упор на
мелкое фермерское производство. Но
нужно заметить, что в условиях
глобализации экономики мелкое
производство в сельском хозяйстве
не может быть эффективным в силу
многих причин. Эти причины мы
выносим за скобки данной статьи.
При организации мелких хозяйств мы
потеряем значительное количество
пашни для организации дорог. К тому
же если нам навязывают
американский вариант фермерского
хозяйствования, то надо признать
его крупные размеры единичного
хозяйства. В США существует около 2
млн. ферм с земельной базой 171 млн.
гектаров посевных земель и 53 млн. га
пастбищ. Средний размер фермы около
185 гектаров. Но 900 тысяч ферм из
общего количества производят 90%
товарной аграрной продукции. Вот и
делайте вывод.

Следует
напомнить еще, что американского
фермера поддерживает
правительство США в форме
гарантированных государством цен
на аграрную продукцию, в форме
выплат на изъятие земли из
производства сельскохозяйственных
культур, на защиту почвы от эрозии и
некоторые платежи, стимулирующие
производство шерсти. Поэтому оно
живуче. То есть правительство США
различными формами поощряет
национальное аграрное
производство. Общие платежи
государства на поддержку аграрного
производства составляют почти 100
долларов на гектар. Можем ли мы
позволить себе нечто подобное? Так
что вариант мелкого частного
производства в сельском хозяйстве
в наших нищенских условиях едва ли
подходит. Хотя там, где для этого
есть экономические условия,
необходимо предоставлять такую
возможность.

А что же
подходит нашему аграрному
производству? Пусть этот вопрос
решают сами крестьяне. На данном
этапе экономических отношений
наиболее целесообразной формой
землевладения, как нам
представляется, была бы аренда.
Крестьяне не смогут купить землю
из-за отсутствия финансовых
средств. Если же предоставить
возможность свободного обращения
сельскохозяйственных земель, то
они окажутся в руках земельных
олигархов, которым общество
вынуждено будет платить дань
(ренту), потому что они — земельные
олигархи (собственники). Это
приведет к дополнительному
удорожанию сельскохозяйственной
продукции. Опыт Китайской народной
республики показывает, что
аграрное производство может
эффективно развиваться на базе
арендных отношений. А для этого
необходимо принять арендное
законодательство, отвечающее
российской специфике. Что касается
рыночного оборота
сельскохозяйственных земель, то и
этот вопрос также должны решить
сами крестьяне. Однако роль
государства здесь должна быть
значимой.

Напомним, что
в индустриальных странах Запада
сельскохозяйственное производство
выведено из рыночных отношений. Там
уже давно планово устанавливаются
цены на аграрную продукцию. Там уже
давно ликвидирована монополия
частной собственности на землю. Там
уже давно земля изъята из
свободного оборота. Землю может
купить только тот субъект
правоотношений, который имеет
зеленую карточку (т.е. должен иметь
аграрное образование). Кто не имеет
аграрного образования, он не
допускается муниципалитетом на
торги по продаже земель.

Если мы
примем подобные законы, то
возделываемая земля не попадет в
руки спекулянтов, и идеологические
страсти вокруг "свободного
оборота земли" поутихнут. Земля
останется в руках тех, кто ее
обрабатывает. Это должно стать
главным правилом при разработке
Земельного кодекса.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное