издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ас женского рода

Ас
женского рода

И ничего-то в
ней особенного, приглядываясь к
Курбановой, думал я, пытаясь по
давно выработанной журналистской
привычке зацепиться за что-нибудь
эдакое… Тонкие, плотно сжатые губы,
бледное лицо, сползающая на глаза
рыжая шапка…

И это тот
самый "ас женского рода", о
котором прожужжал уши начальник
СМУ "Отделстроя" Юрий Звягин?

— Деньги
делает Люба, план выполняет Люба,
живописал Юрий Афанасьевич. Одним
словом, прирожденный строитель.

Теперь уже
мало кто вспоминает, что карьера
Курбановой начиналась в бригаде
маляров, в которой она отработала
десять лет. Это были настоящие
рабочие университеты, где
профессиональный и нравственный
опыт постигается и усваивается
через конфликты и столкновения. С
самим собой, с обстоятельствами, с
теми, кто готов мирно
сосуществовать с инертностью,
бесхозяйственностью, лишь бы не
нарушался их личный покой.

13 лет назад
она стала прорабом, как оказалось
впоследствии, "прирожденным".
Но ведь "прирожденный
строитель" и "прирожденный
прораб" не одно и тоже. Было у нее,
помимо одержимости, то редкое
чувство… интуиция, что дается от
природы. Как голос артисту. Однако
тому, кто предложил ей эту
должность, помог закончить
строительный техникум, не откажешь
в прозорливости. Уже многие годы
Курбанова одна из лучших
руководителей среднего звена не
только "Отделстроя", но и
стройкомплекса Иркутска.

— Легкая у
тебя рука, Любаша, — удивляются
руководители служб и отделов
"Промстроя", глядя, с какой
уверенностью справляется молодая
женщина с делами, которые не
каждому мужику по плечу.

— А какой же
быть женской руке? — в ответ
улыбается та.

С каждым
годом ей поручали объекты сложней и
сложней, и она справлялась с ними
играючи. Любимым своим детищем
Любовь Григорьевна считает
комплекс зданий института
инженеров железнодорожного
транспорта. "Это как музей, как
храм, — говорит женщина. — На таком
объекте просто грех работать
плохо".

На вопрос,
как она себя чувствует в такой
"мужской" должности (нынче ее
повысили до начальника участка),
Курбанова серьезно ответила:
"Хорошо чувствую, потому что
люблю не свою должность, а свою
работу". Поправила съехавшую на
глаза рыжую шапку:

— Меня,
бывало, спрашивают: как можно
руководить мужиками-строителями?
Отвечаю просто: а чего ими
руководить? Они же все знают не хуже
меня. Вот мы с вами стоим тут
беседуем, а на детдоме все бурлит,
кипит, идет подготовка к сдаче.
Другое дело, что потребовалось
какое-то время для притирки и
отладки управленческого механизма.

Принципы
Курбановой отличают высокая
требовательность и жесткость по
отношению как к подчиненным, так и к
руководителям. И к себе.

— Разве можно
иначе? — искренне удивляется Любовь
Григорьевна. — Да будь ты хоть
мед-сахар, но если не обеспечиваешь
людей работой и зарплатой, то грош
тебе цена. Не чаи же с тобой
распивать.

Наверное, она
права. Можно ли иметь авторитет и
уважение на всех уровнях, не
зажимая в тиски требовательности
прежде всего себя самого?

И все же
иногда Любовь Григорьевна
позволяет себе отступать от этих
принципов. Вот и завтра у нее такой
день. День, когда не надо будет
копаться в сметах, искать материалы
и механизмы на сдаточные объекты,
ругаться с бригадирами. Рядом будут
лишь самые близкие и дорогие ей
люди — дочери Людмила и Наталья. А
еще много цветов и улыбок.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер