издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Хапуга в полицейском мундире

Хапуга
в полицейском мундире

Леонид БОГДАНОВ,
журналист

Конечно,
иркутский "шанхай" (как
прозвали вещевой рынок, где
большинство торговцев — китайцы) не
самое спокойное место в городе.
Каждый день здесь что-нибудь да
случается: то у дамы разрежут
сумочку и похитят деньги, то стащат
товар у зазевавшегося продавца.
Подобные происшествия уже давно
воспринимаются как неминуемые при
той толкучке, что существует
вопреки попыткам властей как-то
"разгрузить" этот рынок. Для
большинства иркутян "шанхай"
остается тем единственным местом,
где приобретают одежду и домашние
вещи, возможно, и не лучшего
качества, но по наиболее доступным
ценам. Словом, китайские
"челноки", не забывая о своей
выгоде, помогают все же и нам.
Наверное, мы должны быть
признательны им за это и создавать
благоприятные условия для
торговли.

К сожалению,
так бывает далеко не всегда. Ходят
даже слухи, что люди, призванные по
роду своей службы служить закону,
занимаются поборами с китайских
граждан. Как видно, слухи эти имеют
под собой фактическую основу.
Свидетельство тому — уголовное
дело, рассмотренное на днях
Иркутским областным судом под
председательством судьи В.
Арсентьева.

На скамье
подсудимых — не "кадровый"
уголовник, постоянно совершающий
"ходки" в места не столь
отдаленные, а еще недавно вполне
уважаемый сотрудник Иркутского
межрайонного отдела налоговой
полиции, тридцатилетний капитан
Эдуард Улаханов, получивший высшее
военное образование. Как же могло
случиться, что "государева"
человека предали суду?

Представьте
себе такую картину. Продавец
получил с покупателя за меховую
куртку 1800 рублей. И не успел
спрятать деньги, как оказавшийся
рядом капитан Улаханов вырывает
эту пачку купюр, кладет в свой
карман и с победным видом
удаляется. Именно такой факт
произошел с гражданином КНР Чжу Гэ
Юнжи. Он не бросился сразу вслед за
полицейским офицером и не
потребовал возврата денег только
потому, что побоялся оставить товар
без присмотра. Сдержав себя, он
разыскал старшего группы Хуан У,
которому и рассказал о случившемся.

Что
называется, грабеж средь белого дня
совершил не какой-то "урка", а
офицер полиции. Добро бы один
случай, в семье, как говорится, не
без урода. Но факты говорят о том,
что беспредел стал чуть ли не
нормой обращения с китайскими
"челноками".

В частности,
с жалобой на Улаханова к Хуан У
обратились еще десять китайцев, у
которых он в тот день забрал
документы, удостоверяющие личность
и уплату подоходного налога, а
также вещи, которыми они торговали.
Пытаясь разрешить возникший
конфликт, Хуан У разыскал
Улаханова, и они вместе направились
в комнату милиции. По дороге
общественный ходатай стал излагать
причину своего прихода, что
пришлось полицейскому не по вкусу.
И когда они вошли в тамбур
милицейского вагончика, Улаханов
ударил Хуан У кулаком в лицо так,
что тот несколько дней потом ходил
с синяком под глазом. Втолкнув в
комнату, он нанес китайцу еще
несколько ударов такой силы, что
бедному Хуан У показалось, что у
него что-то внутри оборвалось.
Воспользовавшись моментом, он
выскочил из комнаты и убежал.

Правда, не
смирился, а передал свои полномочия
более опытному товарищу — Чжао Линь
Фэну. Последний сумел договориться
с "неприступным" полицейским.
Сошлись они на том, что Улаханов
вернет изъятые документы и вещи, но
за это получит 5 тысяч рублей и
меховую куртку по цене 1750 рублей.
Что и говорить, аппетит у Эдуарда
Юрьевича оказался отменный!

Пришлось
китайцам собирать деньги для дачи
взятки полицейскому-вымогателю. На
следующий день, 23 декабря 1998 года,
Чжао Линь Фэн там же, на рынке
вручил Улаханову затребованную
сумму вместе с меховой курткой,
получив в обмен документы и вещи.

Невольно
задаешься вопросом: почему так
открыто и нагло, никого не опасаясь,
действовал Улаханов? Взятка,
вымогательство и грабеж средь бела
дня — как надо быть уверенным в
своей безнаказанности! Видимо,
много ему прощалось, на многое его
непосредственное начальство
закрывало глаза.

На
предварительном следствии
Улаханов отказался давать
показания и на суде виновным себя
не признал, уверяя, что в эти дни на
рынке не находился и
инкриминируемых ему действий не
совершал. Однако был уличен во лжи,
и не только потерпевшими, но и
своими бывшими коллегами. Не
подтвердили его алиби даже
родители и супруга. Свидетель Чжао
Динь Фэн рассказал, что в тот год он
помогал китайцам, торговавшим на
рынке, оплачивать налоги. При этом
часть собранных денег постоянно
передавалась лично Улаханову по
его требованию. 22 декабря Улаханов
оштрафовал несколько китайских
граждан за неуплату налога.

Этот факт
нашел подтверждение в журнале
учета административных взысканий
Иркутского отдела налоговой
полиции.

Сослуживцы
подсудимого подтвердили, что в эти
дни Улаханов, как обычно, находился
на работе и исполнял свои служебные
обязанности. А свидетель Котов в
первых числах января 1999 года видел
на лице Хуан У синяки, о
происхождении которых мы уже знаем.

При обыске,
проведенном дома у Улаханова,
изъяты две меховые куртки. Одна из
них опознана как переданная
подсудимому вместе с деньгами в
качестве взятки.

Судебная
коллегия сочла вину Улаханова
доказанной.

Суд
приговорил Э.Ю. Улаханова к восьми
годам лишения свободы с
конфискацией имущества и
содержанием в исправительной
колонии строгого режима.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное