издательская группа
Восточно-Сибирская правда
прослушать

Мир на ладонях

Мир на
ладонях

Дмитрий КИСЕЛЕВ,
журналист

Для Валерия
Николаевича Шаламова, директора
Восточно- Сибирского
аэрогеодезического предприятия,
профессия топографа-геодезиста
стала как бы естественным
продолжением самой жизни.
Многодетная семья, в которой он
родился, жила на Алтае. Мужчины
традиционно занимались охотой.
Природу любили безоглядно. Для них
тайга, горы, реки, озера были родной
стихией. А потому ничего
удивительного в том, что старший
брат Валерия "подался" в
геодезисты, не было. Пример
оказался на удивление
заразительным — следом за старшим
братом потянулись и остальные трое.
А там и племянник подрос и тоже за
дядьями — в топографы: Так со
временем в семье Шаламовых
появилось аж сразу пять
специалистов одного профиля.

— Зато, когда
встречаемся, легко разговаривать, —
одни и те же термины применяем! —
смеется Валерий Николаевич. — Ну, а
если серьезно, ни разу не пожалел,
что выбрал эту профессию, несмотря
на все ее трудности. Сколько в
молодости было исхожено, сколько
всего испытано и, думаю, нигде не
прошел бы лучшей жизненной школы,
чем там, в таежных походах!

— Валерий
Николаевич, расскажите, как
рождается карта?

Конечно,
сейчас есть снимки, сделанные с
самолетов, со спутников, они
отражают все, что находится на
поверхности Земли. Но они не
показывают ни высоты гор, ни
глубины рек, морей и озер. Для того,
чтобы все это нанести на карту,
необходимо выполнить измерения на
местности. А для этого надо иметь
исходную сеть точек с совершенно
точными координатами, так
называемые триангуляционные знаки.
Сравнительно недавно координаты
таких точек устанавливались
методом теодолитных и нивелирных
измерений. А когда-то определялись
по звездам. Все эти пункты
триангуляции сохранились, но
сейчас вокруг Земли летает много
спутников, которые имеют строго
определенные параметры. По
сигналам, посылаемым ими, и
определяют координаты необходимых
точек, к которым "привязывают"
контуры ландшафта, строений, дорог.

Все
производство делится на полевое и
камеральное. Те, кто работает в
поле, приносят информацию о
местности. Они засекают контуры
ландшафта, определяют координаты
деталей, запечатленных на снимках,
которые получены с самолетов или
космических спутников. Эти люди
проходят сотни километров по тайге
и горам, их можно встретить в
городах и поселках. Съемка на
местности сейчас ведется не с
помощью теодолита, как это было не
столь давно, а тахеометром —
прибором, который определяет и
координаты точки, и ее высоту, то
есть отметку. Все это сразу
считывает компьютер. Но какими бы
совершенными ни были приборы и
снимки, пока еще ничто не заменит
человека- дешифровщика. Он снимает
характеристики, которые не видны на
снимках. К примеру, на снимке видна
дорога. И дешифровщику надо
определить, каково ее
происхождение — то ли это просто
трактор прошел, то ли по ней
регулярно движутся автомобили и
люди. Кроме того, он определяет
глубину ручья, скорость течения,
толщину и высоту деревьев, какой
растительностью покрыты горы и так
далее. Это все делает дешифровщик,
это все "ногами", это все на
природе.

Во время
камеральной работы, которая
ведется уже в стенах предприятия,
другие специалисты обрабатывают
эти снимки и те материалы, что
привозят полевики, готовят
пластиковые формы, по которым
печатается тираж карты.


Сколько человек у вас работает?

— В былые
времена у нас работало примерно две
с половиной тысячи человек. Сейчас
чуть более пятисот. Из них треть —
полевики. Две трети — камеральные
работники.

—С чем
связано такое сокращение?

— Дело в том,
что основным нашим заказчиком
раньше было Министерство обороны,
для которого мы выполняли до 80
процентов работ. Потом
финансирование прекратилось, и
только сейчас снова стало
налаживаться. Но теперь военные
оплачивают до 50 процентов работ.
Остальное — это карты для нужд
народного хозяйства.

— Каков
рынок вашей продукции? Насколько
известно, первая карта новой
России, разделенной на федеральные
округа, была востребована
губернатором Иркутской области?

— Да, нам было
приятно, что первым заказчиком
новой карты явился губернатор
Иркутской области Б. А. Говорин. Что
же касается остальных карт, то в
недавние времена самые массовые
заказы, помимо военных, делали
министерства геологии и сельского
хозяйства. Для них мы проводили
съемки сельскохозяйственных
угодий, поселков, городов, сел.
Создавали карты практически всех
населенных пунктов.

Сейчас из-за
отсутствия средств, заказов на
такие карты очень мало. Но
достаточно много заявок стало
поступать на создание
геоинформационных систем. Мы
научились делать цифровые
электронные карты. Суть их вот в
чем: как правило, карты
изготовляются на обычной бумажной
основе, но на них не всегда удобно
наносить новую информацию, да и
читать такую насыщенную карту
достаточно сложно.

Сейчас же мы
имеем возможность создавать
электронные карты. В такую карту
можно вводить любую информацию: она
покажет и плотность застройки, и
расположение коммуникаций, и сеть
дорог, и паутину проложенных под
землей трубопроводов, и кабелей, и
многое, многое другое. И, самое
главное, все это можно увидеть на
экране компьютера не одновременно,
а по очереди, как бы раскрывая слой
за слоем. Заказчиков на такие карты
сейчас у нас много.

— Вопрос,
который на первый взгляд может
показаться достаточно странным, —
карта как элемент культуры. Как бы
вы оценили ее значение?

— Хороший
вопрос. Буквально неделю назад я
был на учебе, где менеджеры из
Швейцарии преподавали нам
маркетинг и показывали образцы
своих карт. Глядя на эти карты, я
сразу смог представить себе
культуру этой страны, уровень ее
развития. А вообще, в моем
понимании, человек, не общающийся с
картой, — это человек, который очень
много потерял в своем образовании.
Карта несет столько информации! Но
главное в том, что, глядя на карту,
человек осознает, что все в нашей
жизни системно и взаимосвязано. Он
начинает понимать устройство
видимого мира — куда текут реки,
откуда могут дуть ветры, откуда
придет холод. Когда начинаешь
листать атлас, карты завораживают.
Смотришь на нее и не можешь
оторваться. Пытаешься понять,
почему и кто построил этот поселок
именно в этом устье этой речки? Кто
и почему проложил дорогу именно в
этом месте? Вникаешь в логику людей,
логику жизни. И через карту очень
многое становится ясным. А когда
читаешь хорошую книгу? Как
увлекательно проследить путь
героев по карте и понять, что
встретилось им по дороге! Карта
помогает расширить кругозор,
уяснить свое место в этом мире.


Политические изменения в России
повлияли на вашу деятельность?

— Думаю, нет.
Вот когда республики отделились,
тогда у нас действительно
прибавилось работы. Но здесь
проблемы возникали и возникают на
уровне согласования границ.

— Можно
ли сказать, с какой частотой
обновляются карты?

— У нас
существуют инструкции,
определяющие сроки обновления карт
в зависимости от района: жилой,
лесной и т. д. Строго в
установленные сроки мы обновляем
карты районов, в которых существует
экологическая опасность. Даже
когда не хватает средств, мы
стараемся эту работу сделать. Но в
основном, к сожалению, здесь
желаемое далеко от
действительности. Все карты
поселков, которые мы снимали с
восьмидесятых до девяностых годов,
подлежат обновлению не реже чем
через пять лет. Недавно, к примеру,
обновили карту Иркутска, а вот
карты поселков не обновляются уже
двадцать лет — нет денег.

Сейчас мы
хотим применить у себя систему,
существующую на Западе. Согласно ей
в каждом районе должен быть
дежурный топограф. За ним
закреплена определенная площадь,
на которой беспрерывно ведутся все
исполнительные съемки. Другими
словами, должен постоянно вестись
топографический мониторинг
территории. Но, к сожалению, все
пока упирается в отсутствие
средств.

Мы работаем
на строго закрепленной территории,
которая включает в себя Иркутскую
область, Тыву, Хакасию, юг
Красноярского края. На этой
территории мы должны обеспечить
определенную плотность
геодезической сети и обновлять
карты в соответствии со сроками,
оговоренными инструкцией. Всего
нашу территорию покрывает около 20
тысяч листов карт разного масштаба.

— Почему
только сейчас День геодезии и
картографии утвержден как
официальный праздник?

— Этот
праздник был, но отмечался
неофициально. И только новый
президент, который, вероятно, понял
и оценил всю важность нашей работы,
своим Указом, подписанным в ноябре
прошлого года, закрепил его в нашем
календаре.

Я от души
поздравляю всех людей этой
нелегкой, но такой прекрасной
профессии с праздником!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное