издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Все меньше окружающей природы, Все больше -- окружающей среды...

Все
меньше окружающей природы,
Все больше — окружающей среды…

Георгий
КУЗНЕЦОВ,
"Восточно-Сибирская правда"

Недавно временный трудовой
коллектив (ВТК), в который входят
ученые-естественники и специалисты
по охране окружающей среды,
встретился с жителями сел Большое и
Малое Голоустные.

Последнее
время ученые и специалисты по
охране окружающей среды для
жителей сел, расположенных в
бассейне реки Голоустной, — гости
вполне привычные. Эта территория
избрана Глобальным экологическим
фондом в качестве модельной. Здесь
определяются и опробируются
способы, методы, приемы
гармонизации отношений человека
(местного населения) со своей
прародительницей — Природой. Вот и
в этот раз, прежде чем начать
"круглый стол", трое ученых в
трех классах провели уроки.., я бы
сказал, не природоведения, а
природознания, или, точнее,
природолюбия своей малой родины…

Официально
проект называется "Сохранение
редких видов и экосистем". Он
является составной частью, одним из
многих локальных проектов
Байкальского компонента общей
программы Глобального
экологического фонда (ГЭФ) —
"Сохранение биоразнообразия
России". Руководит локальным
проектом Александр Заяц, директор
Байкало-Ленского заповедника.

Вы
когда-нибудь видели черного аиста
на Байкале? Мне не доводилось. Хотя
по литературе знаю, что когда-то эти
крупные, красноклювые и
красноногие птицы здесь водились.
Многочисленными они, пожалуй, не
были никогда, и еще при советской
власти этот вид был официально
признан редким. Хуже того —
исчезающим. Поэтому он внесен в
Красную книгу СССР. В отличие от
своих "белых родственников",
черные аисты не любят соседства с
людьми и селятся обычно в не
тронутых, не измененных
человеческой деятельностью
уголках естественной, девственной
природы.

Черные аисты
пока еще не вымерли, не исчезли. Не
исключено, что одна-две пары птиц
гнездятся на старых деревьях где-то
в бассейне Голоустной. Кандидат
биологических наук Виктор Попов
сказал, что располагает устными
свидетельствами местных жителей о
недавних встречах с ними. Имеющаяся
литература и опросные данные,
полученные на первом этапе проекта,
позволяют предполагать, что на
модельной территории могут обитать
и серый журавль, и зимородок…
Достоверная встреча с зимородком
последний раз на реке Голоустной,
вблизи Кочергата, произошла 5
августа 1975 года.

Кто-то из
местных жителей рассказывал
исполнителям проекта, что встречал
здесь, на модельной территории,
редкого теперь беркута. Кто-то
говорил, что, якобы, знает даже
районы возможного гнездования в
низовьях Голоустной
орлана-белохвоста. Если сведения о
белохвосте подтвердятся, то, по
словам В. Попова, "это будет
единственая находка последних лет
гнездования быстро сокращающегося
вида на побережье Байкала
Иркутской области…"

О редких
птицах, о крупных и мелких животных,
об особо ценных растениях, живущих
и растущих в бассейне Голоустной
можно рассказывать долго.
"ВСП" будет возвращаться к ним
по мере исполнения этого и других
природоохранных проектов ГЭФ. Их,
локальных природоохранных
проектов, реализуемых на модельной
территории, уже сегодня
насчитывается более десятка, а к
середине года в долине Голоустной
таких проектов может быть более
двадцати.

На первом
этапе своих исследований,
используя литературные и опросные
данные, авторы и исполнители
проекта охраны редких видов и
экосистем выделили на модельной
территории девять перспективных
участков. Теперь предстоит их более
глубокое, более детальное, в том
числе экспедиционное исследование.
На некоторых из выделенных
участков, возможно, потребуется
изменить, ограничить хозяйственную
деятельность для сохранения
биологического разнообразия. И вот
здесь, по мнению исполнителей
проекта, начнутся самые большие
сложности. Не научные, а бытовые.
Здесь неизбежно возникнет,
выражаясь по-научному, конфликт
материальных интересов населения с
интеллектуальными, духовными
интересами того же самого
населения.

Никто из
местных жителей не возражает, и в
принципе не может возражать, против
сохранения биоразнообразия на
данной территории. Их духовное и
материальное благополучие зависят
от биологического разнообразия
малой родины. В то же время здесь
кто-то косит сено для своего
домашнего скота. Кто-то стреляет
изюбрей, чтобы накормить семью
дешевым мясом. Кто-то из
безработных жителей сел (а таковых
здесь много) в любое время года,
включая нерестовый период, ловит в
Байкале хариуса и омуля, чтобы
продать рыбу и заработать этим
деньги на обучение детей в вузах.
Как же тогда сохранять природу?..
Это и есть главный вопрос проекта.

"МЫ" и
"ВЫ". Первый "круглый
стол" не снял извечного
противоречия между
природоохранниками и местным
населением. Такой задачи,
собственно, и не ставилось. Цель
встречи была более локальной —
установить контакт, определить
степень доверия друг к другу.

Исполнители
проекта рассказывали о природном
богатстве территории, обращая
внимание не только, а может, и не
столько на ее материальную
ценность, сколько на
интеллектуальную, духовную.
Подчеркивали, что сохранить нужно
не только редкие виды животных,
растений и локальные экосистемы, но
и древние национальные и
межнациональные традиции,
способствующие сохранению живой
природы, а также святые, священные
места, часто приуроченные к
конкретным природным объектам,
достойным статуса памятников
природы. Жители Большого и Малого
Голоустных слушали гостей с
большим интересом и вниманием. Но,
как мне показалось, с НАСТОРОЖЕННЫМ
вниманием. Было совершенно
очевидно, что все они прекрасно
понимают и поддерживают идеи
авторов данного проекта. Душой они
все хотят, чтобы природа
оставалась, как минимум, в
состоянии, близком к естественному.
Дикие утки, которых в Германии (да и
в России в некоторых городских
парках) можно покормить с руки, это
не дикие утки, так же как медведь на
велосипеде в цирке — не медведь. И
то, и другое — противоестественно.
Одно дело благие желания и совсем
другое — суровая, вынужденная
необходимость.

Заметную
настороженность местных жителей
лаконично выразил один из
голоустненцев: "Трудно охранять
экосистемы, если в брюхе пусто". Я
его понимаю, потому что читал, как
во время ленинградской блокады,
чтобы согреть, спасти детей, ученые,
писатели, учителя сжигали в
"буржуйках", не дрова (их не
было), а личные библиотеки. Топили
квартиры томиками стихов Блока и
Пушкина… В печке сжигались даже
рукописи собственных диссертаций,
ради выживания детей. Сегодня,
конечно, не война и не блокада. Речь
не идет об угрозе жизни. Но речь
идет о ДОСТОЙНОЙ жизни. Деревенская
девочка, поступившая в какой-нибудь
иркутский университет или
академию, не сможет теперь обойтись
одной парой старых валенок.
Хочешь-не хочешь, а родителям
придется купить ей и сапожки, и
туфельки. Может быть, ценой жизни
изюбра, жившего неподалеку от
деревни. Такое вынужденное
браконьерство никто из сельских не
пресечет и не осудит.

Авторы
проекта — не инопланетяне. Ситуацию
знают и понимают. Их цель — вместе с
местными жителями найти пути
гармонизации отношений человека и
природы. Найти возможности
сохранения естественной природы и
достойной жизни местного населения
за счет разумной эксплуатации той
же природы.

Не стану
утверждать однозначно, но мне
показалось, что участники
"круглого стола" поверили и
доверились друг другу. Кто-то из
местных сказал, что вопросы
возможного изъятия даже самых
малых участков из традиционного
хозяйственного пользования
местными жителями должны решаться
не за "круглым столом", "где
собралась одна интеллигенция", а
на общем деревенском сходе.
Исполнители тут же поддержали идею
и заверили, что подобные изъятия,
если они на самом деле потребуются,
действительно будут минимальными,
и только при согласии жителей. Это
запланировано проектом. Но в
абсолютном большинстве случаев
полного изъятия территорий из
хозяйственного пользования не
потребуется. Чаще, по мнению
авторов и исполнителей проекта,
можно будет ограничиться
некоторыми изменениями привычного
уклада. На некоторых сенокосах, к
примеру, исполнители проекта
попросят местных жителей перенести
на 5-10 дней начало укосов, чтобы дать
возможность редким растениям
разбросать семена, а пичугам —
поставить на крыло своих птенцов. В
определенные моменты даже неделя
относительного покоя на
ограниченном участке может дать
природе лишний шанс на сохранение
своей естественности.

Европейская
и американская практика
искуственного восстановления
природы после едва ли не полного ее
уничтожения (в ближайших номерах
наша газета расскажет об
особенностях охраны природы в
Германии) для России не годится
хотя бы потому, что ЕСТЕСТВЕННОЙ
природой мы пока еще много богаче
самых развитых в экономическом
отношнении стран планеты. Наша
задача — сохранить природу не в
виде благоустроенных, ухоженных
парков, похожих на опереточные
декорации, а в ее диком, натуральном
естестве. Пусть дети увидят то, что
видели их деды. Пусть они останутся
естественной частицей
естественной природы.

Руководитель
проекта Александр Заяц, директор
Байкало-Ленского заповедника,
остался доволен результатами
"круглого стола". Но не потому,
что были сняты неизбежные
противоречия, а потому что
"местные жители нас понимают и
поддерживают душой. Вместе мы
обязательно найдем наиболее
логичные и понятные всем пути
решения и материальных, и духовных
проблем. Вместе мы сумеем защитить
нашу природу от себя самих. Мы
научимся жить в естественной
природе, а не в окружающей среде".

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное