издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Государев фабрикант

Государев
фабрикант

Евгений Шободоев

В 1789 году в
Иркутск прибыл новый управляющий
"комиссариатским
комиссионерством" Осип Иванович
Новицкий. Чиновники этого
ведомства занимались вопросами
материального снабжения армии и не
имели в то время военных чинов. В
военной иерархии они занимали
незавидное место, хотя были среди
них очень толковые и сведущие в
своем деле люди.

Комиссариатские
чиновники не подчинялись местным
губернским властям. Они состояли в
ведении комиссариатского
департамента Военной коллегии и
вели денежные расчеты помимо
местных финансовых органов. Осип
Иванович Новицкий относился к
категории чиновников, которые не
просто добросовестно исполняли
свои обязанности, но и проявляли
творческую инициативу. Во времена
Петра Великого таких людей
называли прибыльщиками. Как
правило, они были выходцами из
социальных низов, людьми
смекалистыми, с творческой жилкой.
Их задачей было изыскание способов
пополнения государственной казны,
с чем они достаточно успешно
справлялись, не забывая, впрочем, и
о собственных доходах.

Иркутский
летописец, а возможно, и
современник, лично знавший
Новицкого, записал, что "это был
человек умный, грамотный и тонкий,
что бы не сказать пронырливый".
Особенных трудов исполнение этой
должности не требовало. По заявкам
полковых и батальонных командиров
необходимо было распорядиться о
приобретении амуничных вещей,
проверить их добротность и
направить по месту назначения.
Сукно на обмундирование и другие
припасы завозились в Сибирь из
европейской России, причем правом
приобретения в первую очередь
пользовались полевые полки на
западных и южных границах империи,
соответственно в Сибирь попадали
товары не самого лучшего качества,
и тамошние воинские части, особенно
гарнизонные батальоны и инвалидные
роты, имели достаточно
неприглядный вид. Комплект
обмундирования выдавался солдату
того времени на год. Мундир, камзол
и рабочая одежда за это время
изнашивались буквально до дыр,
поэтому командиры требовали, чтобы
заплатки ставились одного цвета с
мундиром.

Новицкий
увидел в Сибири колоссальные
возможности для развития
предпринимательства, причем не
частного, а именно
государственного. Прежде всего,
имелся колоссальный объем сбыта
продукции. Потребность войсковых
частей в сукне различных цветов
исчислялась тысячами метров, а еще
требовались сапожный товар,
изделия из кожи, солдатские шляпы и
многое другое. Ежегодная доставка
всего этого в Сибирь требовала
огромных затрат. В целях экономии
казенных средств О.И.Новицкий
предложил развернуть производство
сукна на месте, рядом с Иркутском.
Он не строил грандиозных планов и
не давал несбыточных обещаний. В
своих расчетах он был абсолютным
прагматиком и средства для
реализации своей идеи просил
небольшие. Проект Новицкого
заключался в реанимировании
прекратившей свою деятельность
тельминской суконной фабрики и
налаживании на ней производства.
Фабрика, основанная в 1731 году
группой купцов, работала с
перебоями, переходила из рук в руки
и в 1789 году была взята за долги от
разорившегося купца Сибирякова в
казну. При осмотре фабрики Осип
Иванович обратил внимание на
исправное состояние
немногочисленного оборудования и
возможность его дальнейшего
использования. Самое главное
заключалось в том, что фабрика
имела приписных крестьян и
мастеровых, имевших опыт
производства сукна, но за неимением
работы занимавшихся
хлебопашеством.

Новицкий,
радея об успехе своего предприятия,
был вынужден применять наиболее
прогрессивные способы
производства и обеспечения жизни
рабочих.

В момент
наивысшего развития фабрики, в
конце 90-х годов, на ней работал
всего 91 человек. Сюда включены не
только занятые в основном
производстве 51 работник, но и
красильщики, кузнецы и даже
мельники. К работе на фабрике не
привлекались старики и дети, они
были заняты на заготовке дров, не
работали на фабрике и женщины — по
распоряжению начальства они были
заняты на сезонных работах, в
частности, занимались заготовкой
растительного сырья для покраски
сукна. Все это было не характерно
для мануфактур того периода, когда
прибыль извлекалась за счет
безудержной эксплуатации рабочих,
привлечением к труду даже
малолетних детей и экономии
буквально на всем.

Тот, кто
бывал в Тельме даже проездом, знает
большой, ныне совершенно
запущенный пруд. В свое время он был
основой системы водоснабжения
фабрики, источником даровой
энергии, используемой в
производстве. Источником сырья для
фабрики стала шерсть овец, в
большом количестве имевшихся у
местных бурят. Пока в петербургской
коммерц-коллегии дебатировали о
недостатках шерсти российской по
сравнению с английской, Новицкий
поощрял местных тайшей при продаже
в казну очищенной шерсти и
увеличении поголовья овец. Он на
практике доказал, что для
переработки выгодно возить шерсть
даже из Забайкалья. Вопреки обычаям
того времени, за поставленное сырье
расплачивался немедленно, звонкой
монетой, и этим заслужил у местного
населения абсолютное доверие.
Платил он и рабочим суконной
фабрики, причем не только
вольнонаемным мастерам, но и
работникам из крепостных, за каждый
выделанный стандартный кусок
сукна.

Новый этап
развития производства на
тельминской суконной фабрике
начался в эпоху царствования
императора Павла I, когда
колоссально возрос спрос на
собственное, российское, сукно.
Известно, что император
интересовался производством сукна
в Сибири, и ему было доложено об
успехах О.И.Новицкого в Иркутске,
продемонстрированы образцы
изделий. Ободренный таким
вниманием, Новицкий представляет
государю предложения о расширении
Иркутской суконной фабрики, где
говорит не просто о расширении
производства, но намечает вполне
обоснованный план создания в
Тельме нескольких мануфактур, в том
числе по производству стекла и даже
хрусталя. В феврале 1797 года проект
был принят и началась его
реализация. Надо упомянуть, что к
этому времени изменилось и личное
положение Новицкого — ему был
пожалован чин полковника.

За недолгие
годы правления императора Павла не
все удалось сделать. Были тому
объективные и субъективные
причины. Новицкому буквально
навязывали для размещении на
фабрике сосланных в Сибирь на
поселение. Одним из
правительственных указов было
отдано распоряжение заселить
Забайкалье и Камчатку
ссыльнопоселенцами — в итоге Сибирь
наводнили тысячи бродяг и
разбойников. Новицкий выбирал из
ссыльных только тех, кто имел
специальность, пригодную для
фабрики, он был принципиальным
противником каторжного труда.

В январе 1802
года в Иркутск с ревизией прибыл
сенатор Селифонтов, будущий
генерал-губернатор. По-видимому, в
столице новые царедворцы не верили
донесениям Новицкого и считали
сообщения о его достижениях
преувеличенными, если вообще не
фиктивными. Буквально в день
прибытия сенатор поехал
осматривать суконную фабрику, а
через два дня убыл в Забайкалье,
посетив по дороге остров Ольхон.
Сюда генерал-губернатор Леццано
требовал перевести фабрику из
Тельмы. Итоги ревизии были
неожиданными. Произведенный в
последние месяцы царствования
Павла в генерал-майоры Новицкий был
вызван на прием к сенатору.
Губернские чиновники, заполнившие
приемную, ждали скорой расправы с
независимым, строптивым и
скороспелым генералом от суконной
мануфактуры.

Улыбающийся
сенатор-ревизор вышел вместе с
Новицким из кабинета и представил
собравшимся кавалера ордена Святой
Анны 1-й степени. Мундир Осипа
Ивановича пересекала алая с
золотом лента одного из высших
гражданских орденов империи. Более
эффектного признания заслуг перед
государством даже трудно
представить.

Ориентация
правительственной политики
александровского царствования на
Запад не способствовала реализации
замыслов по расширению
производства на крупнейшей
сибирской фабрике. После отъезда
Новицкого из Сибири фабрика очень
быстро стала сворачивать
производство; представляя
бракованные изделия, чиновники
требовали вообще закрыть фабрику,
уверяя в ее неспособности
конкурировать даже с российскими
производителями.

Всего этого
Осип Иванович уже не увидел. После
недолгой службы в европейской
России по комиссариатскому
ведомству он вышел в отставку.

Остаток
жизни Осип Иванович Новицкий
провел в унаследованном от отца
имении, которое расширил и
благоустроил.

ДВА ПИСЬМА К
О.И. НОВИЦКОМУ

1. Письмо
президента коммерц-коллегии князя
А.Б.Куракина об использовании в
производстве найденного в
окрестностях г.Иркутска каменного
угля.

Санкт-Петербург.
21 января 1798 г.

Его
высокоблагородию Новицкому.
Милостивый государь мой, Осип
Иванович! О найденном Вами в
четырех верстах от Иркутска при
горе(*)Ангаре каменном угле имел я
счастие донести его императорскому
величеству, о чем известя Вас,
нужным считаю просить, чтобы Вы,
милостивый государь мой, продолжая
употреблять оный при произведении
работ, извещали меня о успехе, с
которым употребление его в краю
тамошнем примется и
распространится; что почитаю я
весьма полезным, не взирая на
изобилие лесу, которой вместо того
может обращен быть на другие
потребности.

В прочем с
истинным почтением есмь, всегда
Ваш, милостивого государя моего
покорный слуга, князь Алексей
Куракин.

* — так в
тексте, надо: при реке Ангаре.

2. Письмо
генерал-прокурора
правительствующего Сената
П.Х.Обольянинова о запрещении
открывать кабак на Иркутской
суконной фабрике.

Санкт-Петербург
2 октября 1800г.

Милостивый
государь мой!

Его
императорское величество по
представлению вашего
превосходительства высочайше
повелеть соизволил открытый при
Иркутской суконной фабрике кабак
свесть и впредь без согласия Вашего
не ставить. О сем высочайшем
повелении, сообщив Иркутскому
военному губернатору Леццану и
камерц-коллегии президенту Кожину,
уведомляю и ваше
превосходительство.

С истинным
почтением пребываю, вашего
превосходительства Покорнейший
слуга Петр Обольянинов.

Публикацию
документов подготовил
Е.Б.ШОБОДОЕВ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное