издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мори Сигэки -- отец премьера (Отрывок из очерка "Наш друг -- Сигэки Мори", 1972 год)

Мори
Сигэки — отец премьера
(Отрывок из
очерка "Наш друг — Сигэки
Мори", 1972 год)

Сергей
ОСТРОУМОВ, журналист

В течение 28 лет я работал
заведующим Восточносибирским
отделением Агентства печати
"Новости" в Иркутске. Уже в
первые месяцы работы в 1968 году я
познакомился с удивительно
обаятельным японцем Мори Сигэки.
При разнице в возрасте 33 года между
нами как-то довольно быстро
установились очень дружеские
отношения, которые продолжались
более двадцати лет, до самой смерти
Мори-сан. Мы встречались
практически ежегодно, Мори-сан
посещал мою квартиру в Иркутске, а я
бывал у него дома в Японии. ( В те
времена это было необычным для
СССР, а в Японии вообще не принято
приглашать домой…) Последние лет
десять Мори-сан разрешал мне
называть его не официально по
фамилии, а просто и уважительно
"Ото-сан", что значит —
"господин отец".

Встреча
в Иркутске президента России и
премьер-министра Японии проходит
накануне дня рождения Мори Сигэки —
27 марта ему исполнилось бы 91 год.
Отец премьера был почетным
гражданином городов Иркутска и
Шелехова, почетным металлургом
Иркутского алюминиевого завода,
имел советские награды. По его
завещанию часть его праха была
захоронена на кладбище Шелехова.
Почему это все произошло? Ответ на
этот вопрос содержится в
публикуемых материалах.

Впервые я
познакомился с ним в 1968 году в
Иркутске. Мори привез с собой
двадцать мальчиков и девочек,
"двадцать маленьких беглецов",
как назвал я их в своем репортаже,
поскольку тогда был очень
популярен советско-японский
кинофильм "Маленький беглец".
У костра в пионерском лагере
"Восход" Мори с волнением
говорил, что счастлив видеть
японских ребят вместе с советскими.
Мне запомнились тогда приветливые
глаза на суровом лице, тяжелый
подбородок, короткие седые волосы и
обаятельная улыбка.

Сегодня,
спустя четыре года, мы увидимся
снова. … Мори встречал на вокзале
Канадзавы. Высокий, подтянутый, он
выглядел моложе своих 62 лет. С этого
момента до отъезда из Японии мы
почти не расставались. Но из-за
насыщенности программы поговорить
удалось только на третий день,
когда Мори Сигэки — мэр города
Неагари, расположенного недалеко
от Канадзавы, пригласил меня к себе.
Отец Мори, богатый помещик, до
окончания второй мировой войны
тоже был мэром Неагари. После
окончания Токийского университета
Сигэки добровольно пошел в армию.
Воевал в Китае, служил в
Квантунской армии, был ранен,
получал награды: обычная карьера
императорского офицера. Но чем
больше у него появлялось наград и
звездочек на погонах, тем больше он
ощущал отвращение к войне. После
капитуляции он ушел из армии
навсегда. А дома его ждало горе:
умерла жена, оставив троих детей…
Как и отец, Мори решил выдвинуть
свою кандидатуру на пост мэра
Неагари. Его предвыборными
лозунгами стали призывы к миру и
дружбе с Советским Союзом. Эта
программа позволяет сохранять ему
кресло мэра по сей день. Сейчас в
доме Мори, слышавшем за 150 лет
существования немало воинственных
призывов, собирается актив
общества дружбы. В префектуре
Исикава насчитывается более тысячи
членов общества "Япония—СССР".
Среди них 25 мэров, 20 преподавателей
Канадзавского университета, много
влиятельных деловых лиц,
журналисты, местные депутаты. Есть
и коллективный член общества —
автобусный парк Канадзавы. Это
сейчас. А пятнадцать лет назад,
когда общество только начинало
работу, в дом Мори перестали
заходить даже друзья. От него
отвернулись, прилепили ярлык
"красного мэра", открыто
угрожали расправой. Но это только
усиливало его решимость добиваться
улучшения отношений с Советским
Союзом. В 1965 году Мори вернулся из
поездки в Иркутск под большим
впечатлением от того, как сибиряки
бережно ухаживают за могилами
бывших японских военнопленных.
Тогда он решил благоустроить в
Канадзаве старое русское кладбище,
на котором покоились тела моряков,
умерших в плену после войны 1904-1905
годов. Около ста членов отделения
во главе с Мори и его другом,
ответственным секретарем общества
"Япония—СССР" Хироси Цурумори,
переносили на себе тяжелые
гранитные плиты. Активистов
общества не остановили ни
препятствия, чинимые властями, ни
размытые дождями дороги…

Я был на этом
кладбище вместе с Мори Сигэки.
Тишина. Много цветов. Серебристые
ели, посаженные советскими послами,
японскими губернаторами, мэрами
Канадзавы. Подошел буддийский
священник, помолился. Мы положили
венки. Мори тихо сказал: "Война
никогда не должна повториться…"

И вот наконец
мы одни. В маленькой гостиной
полумрак. Хозяйка ставит перед нами
маленькие чашечки с горячим
зеленым чаем и рисовое печенье.

— Близкий
сосед лучше, чем дальний
родственник, — говорит Мори-сан, — а
мы с вашей страной самые близкие
соседи. Я полюбил характер русских
людей, их постоянное стремление к
миру. Поэтому я стараюсь, чтобы
каждый приезд русских к нам стал
праздником.

Из Неагари
меня провожал один из тех 20
"маленьких беглецов", что
приезжали к нам в Иркутск четыре
года назад. Накано Кацунори
девятнадцать лет. Он учится в том же
университете, что заканчивал
Мори-сан. Но он не пойдет в армию. Он
хочет изучать русский язык,
заняться политикой.

— Мы все
очень любим господина Мори, —
сказал мне Кацунори,— он настоящий
друг вашей страны, и он помог нам
увидеть и понять правильно
Советский Союз…

Канадзава-Иркутск,
1972 год

P.S. В
последние годы Накано Кацунори
является одним из близких
помощников нынешнего премьера
Японии Мори Иосиро.

ЧТО
ЗАВЕЩАЛ Мори Сигэки

Беседа
корреспондента АПН (Агентства
печати "Новости") Сергея
Остроумова с Мори Сигэки на
Иркутском областном телевидении,
1984 год.

Сергей
Остроумов:
Сегодня в передаче
"Наши гости" принимает участие
хорошо известный многим иркутянам
президент общества "Япония —
СССР" в префектуре Исикава, мэр
города Неагари господин Мори
Сигэки.

КОРР:
Часто в официальных речах и
неофициальных беседах вы называете
Советский Союз своей второй
родиной. Почему наша страна стала
такой близкой вашему сердцу?

Мори
Сигэки:
В 1960 году я совершил
большую поездку по вашей стране. На
поезде я проехал от Находки до
Киева. И везде, по всей стране, где я
виделся с советскими людьми, я
хотел понять, как они относятся к
нам, японцам, как они относятся к
миру. Побывав на Пискаревском
кладбище в Ленинграде, я был
поражен, увидев, какие жертвы
понесли русские во время второй
мировой войны. Сотни тысяч мирных
людей — женщин, детей, умерших от
голода во время блокады, — это
дорогая цена за свободу своей
родины. Я понял, что русские знают
цену мира, и потом в разговорах с
советскими людьми я убедился, как
горячо они хотят мира и как
настойчиво борются за
предотвращение войны. Я тоже
ненавижу войну. Я понял, что Япония
и Советский Союз, понесшие столь
большие потери, должны совместно
отстаивать мир. И до настоящего
времени я стараюсь следовать по раз
и навсегда выбранному пути — пути
укрепления дружбы с советским
народом.

Возвращаясь
из Москвы на родину, я остановился в
Иркутске, побывал в Шелехове. Мне
сразу понравились эти два
сибирских города, их приветливый,
трудолюбивый народ. И уже все
последующие мои поездки по
Советскому Союзу, переговоры в
Москве имели одну идею —
породниться с этими городами.
Вскоре было заключено побратимское
соглашение между Канадзавой и
Иркутском и другими японскими и
советскими городами. Несомненно, в
то время движение за заключение
побратимских договоров между
нашими городами имело огромное
значение. Оно не только помогало
углублять взаимопонимание между
нашими народами, но и ломало
исторически сложившееся недоверие
друг к другу, а культурные и
экономические связи помогали не
только знакомиться друг с другом,
но также заимствовать лучшее, что
мы имели. На примере жителей моего
города Неагари, стремящихся лучше
узнать советских людей и
проявивших свою добрую волю в
заключении договора о дружбе и
побратимстве с городом Шелеховым,
могу сказать, что наша дружба
переросла в подлинные прекрасные
человеческие чувства, в постоянную
потребность общаться, стремление
углублять наши контакты во всех
сферах деятельности. Я думаю, что
эти чувства, пустившие глубокие
корни в сердцах жителей наших
дружественных городов, будут
вечными, передаваясь из поколения в
поколение. И их не смогут
поколебать никакие похолодания в
межгосударственных отношениях. Я
полюбил жителей города Шелехова и
сам этот город настолько, что
считаю его второй своей родиной. И
после смерти хочу, чтобы прах мой
был похоронен на шелеховском
кладбище. Стремление мое даже после
смерти остаться с советским
народом — это итог всей моей жизни,
целью которой была борьба за мир, за
дружбу с советским народом.

Корр:
Ваша деятельность на посту
президента общества
"Япония—СССР" в префектуре
Исикава снискала глубокую
благодарность и признательность
советского и японского народов. Вы
награждены почетным знаком Союза
советских обществ дружбы "За
вклад в дело дружбы". Пожалуйста,
расскажите подробнее о работе
вашего общества.

Мори С.:
Общество "Япония — СССР" было
образовано 1957 году. В то время я с
радостью стал его членом, а затем
был избран в состав правления
общества. Уже одиннадцать лет
являюсь председателем правления. Я
всегда старался всеми силами
содействовать развитию дружеских
связей с вашей страной. Будучи
мэром города Неагари, я как
председатель правления
префектурального общества
"Япония—СССР" организовал
городское отделение общества.
Жители Неагари с энтузиазмом
отнеслись к этому предложению.
Питая в сердцах любовь к советскому
народу и доверяя моей политической
линии, направленной на сближение с
советским народом, жители Неагари
постоянно поддерживают мою
кандидатуру на выборах в городской
муниципалитет. Это также служит
определенным показателем их доброй
воли в борьбе за укрепление связей
с советским народом, стремления к
дружбе и миру и развитию
экономических связей.

Практика
показала, что плодотворный обмен
между городами-побратимами
префектуры Исикава и Иркутской
области, приезд в Иркутск большого
количества делегаций из
префектуры, мэров городов,
губернаторов, бизнесменов
углубляет взаимопонимание между
жителями и, несмотря на
антисоветскую пропаганду, которая
ведется рядом центральных японских
газет, все большее число активистов
принимает участие в работе
общества за укрепление дружбы с
СССР. Должен сказать, что отделение
общества "Япония—СССР" в
префектуре Исикава является одним
из самых крупных и влиятельных во
всей Японии. Общество прилагает
усилия к заключению мирного
договора с Советским Союзом,
развитию экономических связей с
вашей страной. Мы направляем
японскому правительству петиции с
требованием диалога с советским
правительством о заключении
мирного договора.

В Иркутске
одна из улиц носит имя Канадзавы
(название столицы префектуры
Исикава. — С.О.). Это показывает,
какой глубины достигли наши
отношения. В том же плане
развиваются культурные, спортивные
и экономические связи между
городами Неагари и Шелехов.
Особенно приятно отметить, что
между нашими городами развивается
обмен по вопросам воспитания
молодежи. В этом процессе участвуют
воспитатели детских садов и яслей,
учителя средних и начальных школ. Я
знаю, как много делается в вашей
стране для детей. К сожалению, в
Японии не очень большое значение
придается организации массового
отдыха школьников во время каникул.
Поэтому тот опыт, который имеется в
вашей стране, например, устройство
пионерских лагерей в летние
каникулы, очень ценен для системы
японского образования. Сейчас в
Японии начинают возникать подобные
детские лагеря. Два года назад
группа школьников из префектуры
Исикава отдыхала в пионерском
лагере города Шелехова. Ребятам
очень понравились общение с
советскими детьми и отдых в
пионерском лагере на природе. И
сейчас они вспоминают прекрасное
время дружбы с советскими
сверстниками. По опыту пионерского
лагеря Шелехова в Неагари
организован лагерь для детей на
время каникул. Но главное — в
общении наших детей! Они с детских
лет привыкают относиться друг к
другу с дружественными чувствами, а
дружба, возникшая в детские годы,
будет связывать их всю жизнь. Это
важное дело совместной борьбы за
укрепление мира между народами…

P.S. В
ноябре 1987 года Мори Сигэки было
присвоено звание "Почетный
гражданин Иркутска". К сожалению,
алую ленту и диплом почетного
гражданина мэр Иркутска Юрий
Шкуропат вручал Мори Сигэки в
больнице города Неагари. В 1991 году,
согласно завещанию Мори Сигэки,
часть его праха была захоронена на
кладбище близ города Шелехова. Над
могилой установлен памятник из
байкальского гранита, на русском и
японском языках высечено имя — МОРИ
СИГЭКИ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное