издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Расплата Записки народного заседателя

Расплата
Записки
народного заседателя

Большой
зал Иркутского областного суда
переполнен родственниками и
знакомыми подсудимых. Их
одиннадцать человек: пять в
"клетке", остальные на скамье
за спиной адвокатов. Все они —
фигуранты одного и того же дела, на
рассмотрение которого ушло почти
полтора года. Судья П.В. Шошин
оглашает приговор.

Это
многотрудное дело было возбуждено
прокурором Иркутской области 22
октября 1993 года, более семи лет
назад. В ходе расследования к нему
присоединили еще восемь уголовных
дел, возбужденных ранее. И
результатом деятельности большой
группы оперативно-следственных
работников стали 28 томов. В
криминалистической практике такой
значительный объем следственных
материалов встречается не так уж
редко, но далеко не всегда подобные
дела получают столь громкую
огласку.

Главный
фигурант

В данном
случае причина поднятой в СМИ
шумихи — личность главного
действующего лица — Николая
Александровича Небудчикова. Раньше
он никогда не был под судом и
следствием. Наоборот, сам привлекал
к уголовному преследованию за
совершенные преступления, работая
в органах прокуратуры. Ушел оттуда
по собственному желанию в период
горбачевской перестройки, раньше
других увидев открывающиеся перед
частным предпринимательством
возможности.

Небудчиков
основал фирму "Партнер ЛТД",
занимавшуюся юридическим
содействием местному бизнесу, а
также покупкой и продажей квартир,
распространяя свою деятельность на
Шелехов и Иркутск. Вскоре фирма
превратилась в преуспевающую
компанию со своим отделом охраны, в
дальнейшем — службой безопасности.
Шефом СБ был сам Небудчиков,
генеральный директор компании. Он
подбирал на эту работу людей,
прошедших срочную службу в
десантных войсках или в морской
пехоте, работавших в органах
внутренних дел, или
спортсменов-профессионалов.
Молодые и физически сильные ребята,
не имевшие гражданской профессии и
не утруждавшие себя глубокими
раздумьями над смыслом жизни,
получали по тем, уже нелегким
временам, очень приличную зарплату,
имели под рукой служебную
автомашину и подчинялись только
гендиректору.

"Хозяин"
им нравился. Они верили, что
совершают доброе дело, что бывший
прокурор отстаивает
справедливость на сибирской земле,
борясь с засильем в деловом мире
криминальных структур кавказского
происхождения.

В те годы это
беспокоило многих. Казалось, что
совершается нашествие людей с
Кавказа, делающих деньги в Сибири,
не стесняясь в выборе средств.
Небудчиков призывал положить этому
предел. В "Народной газете" за
21 сентября 1993 года появилась даже
статья, подписанная им как лидером
"Оздоровительного сибирского
движения", правда,
существовавшего пока что в его
воображении. Всячески понося в той
статье тогдашнюю власть в лице Ю.
Ножикова, В. Баландина и Ю. Чайки,
автор утверждал, что "навести
порядок в отношении кавказской
преступности можно и в кратчайшие
сроки при наличии профессиональной
воли, а главное — чести и
совести". И если власть не
способна защитить честь и
достоинство своего народа, то
истинные его лидеры обязаны ценой
жизни или свободы это сделать. "И
мы это сделаем! — восклицал автор. —
С кавказцами мы либо покончим, либо
приведем их в норму быстро и
однозначно".

Публикуя
такой "манифест", Небудчиков
преследовал сразу три цели:
повысить свой авторитет в компании,
найти поддержку среди
общественности, сбить со следа
правоохранительные органы.
Последнее было особенно
злободневно.

Убийство
в садоводстве "Здоровье"

В ноябре 1992
года в Шелехове исчез директор
страховой компании
"Мегарезерв" Алексей
Леонидович Усов. Утром 24 числа он не
пришел на работу.

В конце дня
Виолетта Владимировна Усова
обратилась в милицию: пропал муж.
Она и не предполагала, что стала уже
вдовой, и прямое отношение к этому
злодейству имеет знакомый ей
предприниматель, всегда любезный
Николай Александрович Небудчиков.

Возможно,
судьба Усова так и осталась бы
невыясненной, как и сотен других,
без вести пропавших в наши мирные
дни, если бы не чистосердечные
показания шофера А. Будатова и
бывшего телохранителя Станислава
Тигунцева. О последнем следует
сказать несколько слов.

Станиславу
тогда был всего 21 год. Он только что
вернулся со срочной службы в армии
и совершенно не представлял, что
делать, куда податься. Мать
получала гроши, и надо было самому
зарабатывать на жизнь. И приютивший
Станислава в своей фирме
Небудчиков стал для молодого
человека почти ангелом-хранителем.
Он долгое время испытывал к своему
шефу чувство сыновней преданности.
Даже тогда, когда Николай
Александрович приблизил к своей
особе другого охранника —
Вячеслава Торбеева, назначив его
начальником СБ, Тигунцев продолжал
верой и правдой служить своему
патрону.

Только после
ареста пришло осознание того, в
какую нравственную пропасть он
свалился. Стресс оказался
настолько сильным, что Станислав
попал в "психушку". Стараниями
медиков ему вернули здоровье, но
что он пережил за шесть лет
содержания в СИЗО, только богу
известно.

Тигунцев и
рассказал на суде правду о жуткой
судьбе Алексея Усова. Его показания
подтверждены рядом других
свидетельств. По требованию
Небудчикова Усова силой доставили
в садоводство "Здоровье",
расположенное в районе поселка
Олха. Там у фирмы была дача,
записанная на имя Тигунцева, но
пользовался ею Небудчиков.

Небудчиков
обвинил Усова в том, что он обманул
фирму "Партнер" на два
миллиона рублей, на которые купил
себе квартиру. Что он берет взятки и
через СМИ распространил
клеветнические сведения о
неплатежеспособности
"Партнера", в результате чего
фирма потеряла часть клиентов.

По
требованию Небудчикова Усов стал
писать заявление прокурору. Но не
дописав, начал угрожать, что им
придется ответить за его похищение.
Тогда Небудчиков сказал Тигунцеву:
"Кончай его!" Выполняя приказ,
Тигунцев накинул веревку на шею
Усова, но задушить не смог.
Небудчиков оттолкнул его и стал
душить вместе с Торбеевым.

Усов
перестал шевелиться, и они
отпустили концы веревки. Через пару
минут Усов вдруг стал дергаться,
как бы оживать. Тогда Небудчиков
ногой наступил ему на горло. Пошла
кровь — Усов больше не шевелился.

Тело
закопали ночью в ближнем лесу, на
даче прибрали и вскоре продали ее.

Так стала
складываться банда под
"крышей" СБ компании
"Партнер" во главе с
Небудчиковым.

Очередная
жертва

Очередной
жертвой банды стал Анатолий
Развозжаев, работавший в Шелехове в
торговой фирме Вениамина
Петросяна, с которым у Небудчикова
решительно испортились отношения,
хотя и были поначалу приятельскими.

Развозжаев
был двоюродным братом Небудчикова,
и его близость к Петросяну до поры
до времени устраивала Николая
Небудчикова. Причина, по которой
между этими людьми пробежала
"черная кошка", так и не была
выяснена. Но факт остается фактом:
Небудчиков по телефону поздно
ночью потребовал от Развозжаева,
чтобы тот ушел из фирмы Петросяна.
Развозжаев отказался.

19 декабря 1992
года Небудчиков вызвал к себе
Торбеева, Тигунцева и Брагина
(охранника, чаще всего выполнявшего
обязанности кассира-казначея) и
изобразил дело так: его хотят убить
лица кавказской национальности. В
этом деле замешан и его брат
Развозжаев, который его предал. За
предательство того следует
хорошенько проучить.

Слово
"проучить" все истолковали
однозначно: избить. Подкараулили у
дома. Первым же ударом по голове
сбили с ног, а потом безжалостно
пинали ногами. По команде Торбеева:
"Все, уходим!" — скрылись с
места происшествия.

Развозжаев
пытался встать, но не смог. Соседи
видели эту расправу с Анатолией
Федоровичем, сообщили жене, и та
вместе с дочерью вызвали
"скорую", увезли в больницу.
Несколько дней медики боролись за
жизнь Развозжаева, но спасти не
смогли.

Согласно
заключению комиссионной
судебно-медицинской экспертизы,
смерть А.Ф. Развозжаева последовала
от закрытой травмы грудной клетки —
перелома грудины, ребер, ушиба
сердца, двустороннего гемоторакса.

Бандитское
логово

Лишившись
дачи в Олхе, Небудчиков в
заповедном лесу на берегу Иркута и
неподалеку от Шаманки выбрал место,
где решил создать опорную базу.
Василий Деков, работавщий в
"Партнере" шофером и по
совместительству плотником,
получил приказ строиться.
Организовав небольшую
стройбригаду, он быстро поставил
сруб, в котором уже можно было
укрыться в непогоду. Благо, бревна
изготавливали из рядом растущих
деревьев, хотя и знали, что порубки
в этом лесу запрещены. Но были
уверены, что их шеф получит любое
разрешение.

Эта слепая
вера подвела и супругов Михалевых,
когда весной 1993 года как снег на
голову явился в их дом брат жены —
Игорь Иванников, который за
убийство и изнасилование находился
в изоляторе Усть-Илимского ГУВД и 24
апреля бежал оттуда. На семейном
совете решили, что помочь Игорю
легализоваться в Шелехове может
только Небудчиков, в чьей фирме
служил Сергей Михалев.

Небудчиков
пообещал все устроить, а пока
отправил Игоря "на базу". Там
Иванников до поры до времени и
скрывался от правоохранительных
органов.

Все это время
шло торопливое вооружение и
техническое оснащение СБ фирмы
"Парнер". Приобретались
газовые пистолеты, обрез и тозовка,
патроны, заряды аммонита и толовые
шашки в количестве 60 штук, две
металлические бочки с напалмом.
Специально по заказу на иркутском
авиазаводе были изготовлены 12
финских ножей, а у военных куплены
радиостанции, реставрированные из
списанных. Их Небудчиков собирался
установить на всех автомашинах
своей службы безопасности. Купили
даже три прибора ночного видения. В
наше время, оказывается, все можно
приобрести — были бы деньги.

Сюда же
привозили похищенных людей, с
которыми Небудчиков "выяснял
отношения". Здесь побывали
предприниматели Безруков, Казаков
и Петросян, адвокат Козыдло. К
последнему в середине дня
обратился на улице человек в
камуфляже: "Наконец-то мы вас
разыскали. Пройдемся, пожалуйста,
срочно в РУОП. Вас там ждут".

В практике
такие приглашения уже бывали, и это
не удивило Владимира Борисовича. Он
сел в автомашину и оказался зажатым
между молодыми парнями, одетыми
тоже в камуфляжную форму. Когда
понял, что везут не в РУОП и стал
проявлять беспокойство, ему на
глаза нахлобучили какую-то шапку, а
руки связали. В таком виде
доставили на лесную поляну, где
стояла машина-фургон. В этом
фургоне он и провел почти двое
суток в ожидании своей судьбы в
наручниках, пристегнутый к борту.
На второй день его под ружьем
вывели из фургона, дали саперную
лопату и приказали рыть яму. Думал,
что копает себе могилу, оказалось —
сортир для бандитов.

Потом
состоялась встреча с Небудчиковым,
который возмущался, что Владимир
Борисович защищал недавно в суде
людей кавказской национальности,
хотя хорошо знал, что они воры в
законе. На это Козыдло возразил, что
он не прокурор, а адвокат, и его
профессиональный долг защищать
каждого, кто к нему обратится.

На эту тему
они и проговорили более часа. Потом
Небудчиков распорядился доставить
несговорчивого адвоката до
автостанции в Шелехов.

Хотя факты
похищения людей были достоверно
установлены в судебном заседании,
представитель государственного
обвинения отказался от уголовного
преследования в этой части, так как
только 27 мая 1993 года закон
установил уголовную
ответственность за похищение
человека, предусмотрев, что она не
наступает, если похититель
добровольно предоставил свободу
похищенному.

Месть
Иванникова

Осмелев,
Иванников стал все чаще появляться
в Шелехове и окружающих поселках.
Завел себе девчонку, за которой
начал ухаживать. Назовем ее условно
Зиной. Однажды Игорь застал ее в
слезах. Зина призналась, что ее
изнасиловали два армянина, которые
приходили в их дом вместе с неким
Тамасяном, что живет в Чистых
Ключах.

Иванников
пообещал Зине, что
"разберется" с этими армянами
и отомстит за поруганную честь
своей невесты. Правда, делать это он
собирался чужими руками. Для чего
собрал боевую команду: своего
родственника Сергея Михалева, его
приятеля Славу Тигунцева и Стаса
Гурова. С ними и поехал "выяснять
отношения".

Дождавшись
Тамасяна у подъезда, они запихнули
его в автомобиль и поехали по
Култукскому тракту в сторону
Слюдянки. На первом попавшемся
повороте свернули в перелесок,
выволокли Тамасяна из машины и
начали его избивать.

Иванников
требовал, чтобы Тамасян назвал двух
армян, которых Оганес привел в
гости к Зининой тетке и которые так
жестоко поступили с его невестой.
Тот в ответ ругался.

Иванников
сказал: "Хватит, кончай его!"
Михалев услужливо подал Тигунцеву
нож, которым обычно открывали
консервы. Остальные трое пошли к
машине. Вскоре в нее запрыгнул
Тигунцев. "Поехали!" — глухо
бросил он. По дороге признался, что
ударил Тамасяна ножом, но сколько
раз, не сказал. Потом разговор зашел
о том, что надо спрятать труп. В
Введенщине, оставив Иванникова с
Гуровым, Михалев с Тигунцевым
повернули обратно.

Уже стало
темно, и они долго не могли найти
место, где совершили преступление.
Наконец, нашли нужный сворот. Но не
успели сделать и пару шагов, как их
окружили солдаты с автоматами и
положили на землю.

Оказывается,
трагедия произошла недалеко от
воинского склада, и часовой услышал
возбужденные голоса. Это
показалось ему подозрительным, и он
вызвал разводящего с нарядом. Они и
обнаружили в кустах труп
неизвестного мужчины, а потом
заметили автомашину, которая, как
слепая, тыкалась в перелесок.
Седоков задержали и передали
оперативной группе Шелеховской
милиции. Так два работника СБ
компании "Партнер" оказались
под арестом, а вся служба — под
подозрением.

Последнее
зверство

В конце 96-го
года пресс-центр ВС РУОПа сообщил о
криминальной разборке в шашлычной
Ленинского района областного
центра. В этом сообщении, в
частности, говорилось: "В
результате перестрелки и взрыва
двое человек были убиты наповал,
еще двое скончались в больнице и
трое получили ранения. Среди убитых
оказался вор в законе Николай
Акбашев, 1962 года рождения (кличка
Акбашонок), недавно отсидевший в
Башкирии и "коронованный"
буквально за месяц до происшествия.
За компанию с ним погиб и некий
Солодченко, 1960 года рождения,
обвиняемый по делу банды
Небудчикова, но по "счастливой
случайности отпущенный под
подписку".

Ирония в
отношении Солодченко тут вряд ли
уместна. Давно известно, что
следствие "покупает"
информацию у преступников. Цена
этой сделки — свобода. Так было и с
Солодченко, задержанным по
подозрению в убийстве шелеховского
предпринимателя Бениамина
Петросяна. Того самого Петросяна,
которому Небудчиков помогал
когда-то опериться как бизнесмену и
с которым у него испортились
отношения до такой степени, что
того вывозили в лес на
"собеседование". Тогда все
закончилось миром, и Бениамин
Мисакович благополучно вернулся к
семье и своей торговой
деятельности. О дальнейшей его
судьбе органам предварительного
следствия становится достоверно
известно только 22 октября 1993 года,
почти через месяц после смерти, из
чистосердечных признаний
Солодченко.

"27
сентября 1993 года Небудчиков сказал,
что для бригады Торбеева есть
работа, что надо убить Петросяна, —
признавался Солодченко. — В
Шелехове возле стоянки находился
автомобиль марки "Вольво", и мы
увидели, как Петросян сел в него. Мы
поехали за ним. Петросян заехал в
какой-то двор, и мы остановились
возле него. Из нашей машины вышел
Дулин и сказал Петросяну, что
Небудчикову надо с ним поговорить.
Он сел в машину Петросяна на
переднее сиденье, а я — на
заднее…".

"Заехали в
лес. Когда вышли из машин, Торбеев
сказал мне, чтобы я взял топор из
багажника. Сам он с Петросяном
пошел вперед, а за ними — Седунов.
Когда отошли от машин метров на
пять — десять, я увидел, как Седунов
кулаком ударим Петросяна. Тот упал.
Торбеев крикнул, что его надо убить.
Я первый ударил Петросяна обухом
топора по голове. И отбросил топор.
Тогда Петросяна стали бить топором
Торбеев и Седунов. Затем Торбеев
распорядился, чтобы вырыли яму. Рыл
ее я с Седуновым. Потом мы затащили
в нее тело мертвого Петросяна, и
Дулин полил его бензином, а кто-то
поджег… Под турбазой
"Прибайкальская" мы сожгли
автомашину "Вольво",
принадлежавшую Петросяну…
Небудчиков предупредил, чтобы мы не
оставили следов…"

Теперь в суде
все это подтвердили понятые. Были
исследованы и другие
доказательства вины подсудимых
Небудчикова, Торбеева, Седунова в
совершении зверского убийства
шелеховского предпринимателя Б.
Петросяна. К счастью для многих, оно
оказалось последним в кровавой
цепи жертв банды, созданной бывшим
прокурором.

Эпилог

На суде от
дачи показаний Небудчиков
отказался. Потому утверждать, что
привело его к совершению столь
тяжких преступлений, несколько
затруднительно. Но, анализируя
материалы дела, все же приходишь к
выводу: главную роль сыграли
деньги.

Нет, это не
значит, что Петросяна, например,
убили, чтобы обобрать. В карманах
трупа работники милиции нашли
немало рублей и долларов, убийцы их
не тронули. Они не сняли с руки и
золотые часы, не похитили
белоснежную "Вольво".

И все же
первопричина — деньги.

На волне
приватизации, оказывая частникам
юридическую помощь в захвате
государственной собственности,
Небудчиков стал обладателем
больших денег. А они дали власть над
людьми. И деформировали душу.

Властолюбивый
и жесткий от природы и практики
работы в правоохранительных
органах, он сметал все препятствия,
что возникали на пути к большим
деньгам. Одним из таких препятствий
стал, например, финансист Усов. И
Усова не стало. Мешал двоюродный
брат Развозжаев. И его убрали.

Все эти
"проблемы" Небудчиков решал
тоже с помощью денег. Своим
охранникам помимо вполне приличной
зарплаты он выплачивал
баснословные "полевые", за
похищения людей "для беседы" —
премиальные, за убийства —
наградные. И те, уже развращенные
подачками своего вожака, были
готовы на все.

Трем
подсудимым — Небудчикову, Торбееву
и Иванникову по совокупности
преступлений суд определил срок
лишения свободы в 15 лет каждому. Это
— наибольший срок по закону,
действовавшему на момент
совершения преступлений. Различные
сроки наказаний определены другим
подсудимым, а Василий Деков
освобожден от наказания за
истечением срока давности.
Удовлетворены иски потерпевших о
моральном вреде.

Леонид
БОГДАНОВ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector