издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тест на законность

Тест на
законность

Александр
КРЮКОВ,
юридический институт ИГУ

Борьба с
наркоманией и другими социальными
болезнями не радует нас
результатами. Сегодня вселяет
надежду лишь одно: есть люди,
участие которых в борьбе с этим
злом не ограничивается громкими
словами. Был разработан ряд
конкретных предложений,
опубликованных в
"ВСП" 10
февраля
этого года.
Большинство из них можно только
приветствовать. Однако есть
вопросы, требующие более
пристального внимания.

Главное
достоинство любого предложения —
это реальность его выполнения.
Помня это, рассмотрим некоторые из
них. Так, предлагается установить
контроль над рекламой пива.
Безусловно, реклама этого продукта
по телевидению в основном
рассчитана именно на подрастающее
поколение. Но! За производителями
пива стоят большие деньги. А за
большими деньгами стоят большие
люди. На данном этапе гораздо
реальнее будет воздействовать на
тех, кто успешно рекламирует пиво,
но на местном уровне, в более мелких
масштабах. Например, вполне
возможно запретить молодежные
мероприятия, которые приурочены к
рекламе какой-либо марки пива в
Иркутске, — дискотеки, конкурсы,
вечера и т.д. Если апробация пройдет
успешно, то со временем можно будет
замахнуться и на большее.

Следующий
момент касается требования
введения на территории области
чрезвычайного положения. Сама
постановка вопроса заслуживает
большого одобрения. Согласно
Конституции РФ должен быть принят
федеральный конституционный закон
о чрезвычайном положении. Сегодня
мы живем по советскому закону,
который уже не отвечает
требованиям современности.

Поясним, что
такое чрезвычайное положение. Это
временно вводимый особый правовой
режим деятельности
государственных органов,
предприятий, учреждений,
организаций (независимо от формы
собственности), допускающий
ограничения прав и свобод граждан
для обеспечения их безопасности и
охраны конституционного строя.
Чрезвычайное положение вводится
указом президента. Именно указом, а
не законом. Указ президента гораздо
мобильнее, чем закон. Это связано с
тем, что возникает именно
чрезвычайная ситуация, требующая
быстрого решения. Ситуация в
Иркутской области со СПИДом и
наркоманией, безусловно,
критическая. Однако нельзя
признать, что она свалилась как
снег на голову. Чтобы бороться с
этим социальным злом, необходимо
задействовать уже имеющийся на
сегодняшний день потенциал, без
введения чрезвычайных мер. Для
этого нужно лишь одно — каждому
выполнять свою работу, как ни
банально это звучит. Милиции — свою,
учителям, врачам — свою. И когда
будет признано, что ресурс
исчерпан, можно думать о более
решительных мерах. Действующий же
закон предусматривает только одну
меру, применимую к сложившейся
ситуации, — усиление охраны
общественного порядка и объектов.
Имеется в виду, что с введением
чрезвычайного положения будут
привлекаться дополнительные силы —
армия, частные охранные структуры и
т.д. Но что мешает усилить охрану
порядка без привлечения этих сил?

На наш
взгляд, борьба с наркоманией
требует участия каждого
гражданина. Не надо оставаться в
стороне по принципу "моя хата с
краю". Завтра в беду можете
попасть вы или ваш родственник
(инфицироваться от наркомана,
претерпеть имущественный или
физический ущерб от нападения,
совершенного наркоманом в поисках
денег на дозу). Создайте
благоприятный климат в семье,
пропагандируйте спорт или хотя бы
просто здоровый образ жизни.
Примите участие в борьбе с
наркосбытом. Сообщайте об
известных вам фактах торговли
наркотиками в правоохранительные
органы. На первый раз не приедут, на
второй не приедут, а на пятый или
десятый примут меры. Никто не
рискнет оставить без внимания
такое количество сигналов. Если
есть основания считать, что
наркопритон покрывается
работниками правоохранительных
органов, за помощью можно
обратиться в ФСБ, прокуратуру,
РУБОП. Далеко не каждый сотрудник
является коррупционером и
взяточником. Так, один молодой
человек, житель г. Иркутска, обратил
внимание, что каждый день к окну
одного дома, откуда осуществлялась
торговля героином, подъезжает
милицейская машина. В отличие от
своих соседей, которые в эти
моменты хаяли милицию и наркоманов
на чем свет стоит, он из своей
квартиры сделал видеосъемку
автомобиля, где запечатлел номер
машины и людей, в ней находившихся.
Видеокассету он передал по
назначению. В настоящее время
наркоточка ликвидирована,
преступники, в том числе и
облаченные в милицейские мундиры
предатели, ожидают наказания. Это
означает, что необходимость во
введении чрезвычайного положения
пока отсутствует. Сначала надо
использовать уже имеющиеся
возможности. Кроме того, поскольку
чрезвычайное положение связано с
ограничением предусмотренных
Конституцией прав и свобод, оно
может вводиться на срок не более,
чем 60 дней. За такой короткий срок
исправить ситуацию просто
невозможно.

Не одобряем
такое предложение авторов
опубликованной концепции, как
легализация проституции. Да, снятие
запретов на торговлю телом может
помочь бюджету — ведь
легализованная деятельность
облагается налогом. Но поможет ли
эта мера бороться со СПИДом?
Большую опасность в этом плане
представляют "уличные" дамы —
преимущественно наркоманки. Наивно
полагать, что они гурьбой бросятся
получать необходимые лицензии.
Кроме того, легализация
проституции не меньше воздействует
на культуру и форсирование
нравственности подрастающего
поколения, чем реклама пива.
Легализовать ее — создать
атмосферу вседозволенности. На
психику подростков и так уже
негативно влияет западная
культура. Такого допускать никак
нельзя.

На заседании
правительства РФ 13 марта этого года
председатель заявил, что
наркомания представляет угрозу
"народному здоровью и будущему
страны". Юридическая
общественность ИГУ уже давно имеет
четкую позицию по этому вопросу,
которой последовательно
придерживается. В самом деле,
почему у родителей должна болеть
голова о том, что их ребенка в
высшей школе пристрастят к
наркотикам? При разработке закона
"О профилактике наркомании и
токсикомании на территории
Иркутской области" мы, в
частности, внесли предложение о
временном отстранении наркоманов
от учебного процесса, чтобы после
пройденного курса лечения можно
было допустить их к учебе. Таким
образом, у молодого человека
появлялся бы дополнительный стимул
для борьбы с пагубной зависимостью
— после лечения вновь попасть в
здоровый коллектив, продолжить
образование. Однако это
предложение подверглось
серьезному прессингу. Видите ли,
ограничивается право человека на
образование. Такое возражение по
меньшей мере спорно. Да,
действительно, наркоман — это
больной человек. Но наркомания
опасна не только для него. Подавляя
волю этих людей, болезнь руководит
ими и думает за них, причиняет зло
окружающим. Неизлеченный наркоман,
находящийся в нормальном
коллективе, опасен хотя бы тем, что
вовлекает в эту зависимость других
ребят. Принятие нашего предложения
позволит существенно снизить темпы
распространения наркомании, и в
лучшем случае — сократить
количество больных. Как вариант
можно выступить с инициативой о
внесении изменений в Федеральный
закон "Об образовании".

В заключение
отметим, что наши предложения не
бесспорны. Они внесены в порядке
дискуссии. Сегодня однозначно лишь
то, что с такими проблемами
бесполезно бороться не только в
одиночку, но и порознь. Поэтому мы
приглашаем к обсуждению концепции
борьбы с наркоманией и другими
социальными болезнями всех, кого
интересуют рассматриваемые
проблемы и у кого есть серьезные
предложения. Коллектив кафедры
уголовного права юридического
института ИГУ готов с
профессиональных позиций внести
вклад в разработку этой концепции.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное