издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Возвращайтесь живыми!

Возвращайтесь
живыми!

Владимир КИНЩАК,
"Восточно-Сибирская правда"

В конце
прошлой недели Борис Говорин
совершил рабочую поездку на самую
удаленную территориюИркутской
области. Базу временного отдела УВД
в "горячем" городе Чечни
Аргуне вместе с губернатором
посетили начальник областного
управления внутренних дел генерал
Александр Россов и советник
губернатора по правоохранительным
вопросам генерал Геннадий Луценко.


Народная мудрость гласит, что лучше
один раз увидеть, чем сто раз
услышать, — сказал Борис Говорин,
отвечая на вопрос о цели
губернаторской поездки в Аргун, —
лишь в этом случае будет четкое
представление о том, что, как и в
какие сроки надо сделать.

Мы
беседовали, устроившись возле
какой-то ржавой конструкции на краю
летного поля авиабазы в Моздоке.
Приехали сюда из Минеральных вод,
одолев на "пазике" 220 км по
дорогам Ставропольского края,
Кабардино-Балкарии и Северной
Осетии — Алании. Сразу попали в
другую жизнь — много людей в военной
форме, постоянно взлетают и садятся
Су-25 ("грачи"), боевые
вертолеты.


Впечатление такое, что мы попали на
фронтовой аэродром, — заметил
Говорин под грохот взлетающей
"вертушки".


Иркутский "временный отдел"
стоит в Аргуне уже два месяца, —
продолжил он, дождавшись, когда
грохот утих, — каждый день бои.
Конечно же, при этом нашей базе
наносится ущерб. Этот ущерб надо
оценить. Необходимо посмотреть, как
ребята живут, воюют? Чем им можно
помочь? Вот для этого мы туда и
летим. Уже то, что Иркутская область
не забывает своих земляков,
несмотря на разделяющее нас
огромное расстояние, будет
поддержкой для ребят.

К масштабной
милицейской работе в Чечне область
начала подготовку задолго до того,
как иркутские милиционеры выехали
в печально известный всей России
Аргун.

На место
будущей дислокации сибиряков
съездил заместитель начальника УВД
по тылу и снял на видео всю огромную
территорию бывшей автобазы на
окраине Аргуна, где в то время
размещался понесшие большие потери
отряд челябинских милиционеров.
Груда развалин, искареженного
железа и мусора.

Губернатор
собрал промышленников, показал им
аргунское "кино" и попросил
содействия:

— В этот
ад поедут наши дети. 358 человек. Они
все должны вернуться живыми. Это —
главная задача. Ее решение во
многом зависит от нас. Давайте
сделаем все возможное, чтобы
ребятам было чем воевать и чтобы
условия жизни у них были сносными.

В интересах
решения главной задачи и был создан
фонд "Аргун". Промышленники
сделали очень много, чтобы
обеспечить временный отдел
техникой, материальными ресурсами
и продовольствием. В Чечню из
Иркутска, Ангарска и других городов
области пошли бетонные блоки и
профилированное железо, вагончики
для жилья и бронированные
автомобили, средства связи и
снаряжение, маскировочные сети и
даже консервированная вода.
Генералы иркутской промышленности
щедро подписывали счета.

Губернатор
потребовал составить план
поэтапного обеспечения временного
отдела всем необходимым на год и
регулярной отчетности по
выполнению этого плана. Сейчас, к
примеру, бойцов надо переодеть в
летнее обмундирование, а в октябре
им понадобится теплая одежда. Да и
сегодня губернатор едет на базу
отряда не с пустыми руками, везет
подарок к празднику:

Мы вылетели
из Моздока через час, погрузившись
в МИ-8 (борт N 118 ). Отполированная до
блеска солдатскими штанами
дюралевая скамья вдоль борта,
огромная бочка с горючим у другого;
красная табличка с надписью
"Оружие заряжено" и тусклые
из-за слоя грязи и копоти
иллюминаторы — интерьер салона.

Горящая
земля

Как только
"вертушка", едва не шаркая
колесами по изуродованной, изрытой
окопами, воронками и траншеями
земле, перевалила невысокий
Терский хребет, салон заполнился
запахом гари. "Горят нефтяные
скважины", — объяснили мне.

В Ханкале
вертолет на минуту коснулся
колесами бетонки и на борт, в
сопровождении охраны, поднялся
генерал-лейтенант. Командующий
группой войск МВД в Чеченской
республике Владимир Александрович
Воротников решил навестить Аргун
вместе с губернатором Иркутской
области.

Еще
несколько минут полета, и вертолет
сел на площадку, по периметру
которой выстроились цепью
увешанные оружием бородачи. Пилот
не стал глушить моторы. Машина
касалась бетона лишь столько
времени, сколько понадобилось,
чтобы пассажиры сошли на землю. И
борт 118-й немедленно ушел в сторону
Ханкалы. К губернатору и генералам
шел с рапортом начальник
временного отдела УВД Иркутской
области в ЧР майор Андрей
Валерьевич Халдеев.

В штабе
отдела, в кабинете, украшенном
флагами России и Иркутской области,
а также мешками с песком в оконных
проемах, майор обстоятельно
доложил начальству оперативную
обстановку.

На
войне, как на войне

Бывшая
автобаза, на которой разместился
временный отдел УВД Иркутской
области, находится в городе,
население которого составляет
сегодня 39 тысяч человек. Девять
тысяч из них — беженцы, вернувшиеся
в Чечню.

В жизни
отдела две стороны — полноценная
милицейская работа с гражданами
днем (включая службу оформления виз
и паспортов) и спецоперации против
"воинов ислама", в которых
превращается часть "граждан",
по ночам. В городе, по словам
Халдеева, около полутора тысяч
боевиков. В спецоперациях и
зачистках, из которых состоит
ночная война, принимают участие
сотрудники всех подразделений,
независимо от должности и звания.

Результаты
работы временного отдела на 16
апреля текущего года таковы. 29
преступлений раскрыто по горячим
следам, в том числе и два убийства.
Проведены крупномасштабная
операция "Чеченская нефть" и
"Вихрь — антитеррор". Раскрыта
террористическая акция в
Гудермесе. Террорист задержан.
Важное направление работы отдела —
обнаружение схронов с оружием.
Иркутяне обнаружили три больших
тайника, изъяли 20 стволов
автоматического оружия,
обезвредили девять фугасов.

Для того,
чтобы взять центр города под
контроль, что не удалось сделать
челябинцам, иркутяне построили в
центре Аргуна контрольно-
наблюдательный пункт. Этот
блок-пост был установлен как раз в
том месте, где регулярно
проводились "танцы" — сборища
боевиков. Миром "хозяева" не
ушли. Три дня шел бой в центре
города. В результате уничтожено 10
бандитов, а с "танцами"
покончено.

Подводя итог,
майор Халдеев доложил, что за два
месяца база временного отдела
подвергалась нападениям и
обстрелам 175 раз. За два месяца
уничтожено 13 боевиков, трое ранены.
Потерь среди личного состава
отдела нет. Несколько человек легко
контужены, но они в строю.

Достигнутые
успехи майор в значительной
степени относит к тому
взаимопониманию, которое
достигнуто между иркутянами и
местными властями, с которыми
согласуются все более или менее
серьезные операции в городе. Более
того! В состав городского Совета
старейшин избран подполковник
Булгаков из Ангарска. Его слово
имеет вес, и сам он пользуется
уважением.

Автобаза

После
совещания майор Халдеев показал
гостям хозяйство. Огромная
территория, на осмотр которой
понадобилось около двух часов,
выглядит как готовая к осаде
крепость. Стены из бетонных блоков,
заграждения из колючки, минные
поля, рвы, огневые точки, амбразуры
для ведения огня в стенах
сохранившихся зданий. По ходу
осмотра выявились проблемы.

Почти
комфортабельного жилья в ангарских
вагончиках на ул. Дзержинского
(такая табличка висит в жилом
секторе) на всех не хватило, и часть
бойцов оборудовала себе
"гнезда" без окон и дверей в
развалинах корпусов. Одно из таких
зданий (гараж) едва стоит. Оно
сильно пострадало во время
террористического акта, который
удался боевикам год назад (набитый
взрывчаткой грузовик проломил
стену и взорвался в гараже).

Не достает
инвентаря в самодельном спортзале.
Кухонные печи слабы и малы,
позволяют готовить пищу лишь в
порядке очередности — сначала
первое, потом — второе.

Проблема с
водой. Она обострится летом. На
территории есть скважина, но вода в
ней плохая. Кроме того, существует
опасность вывода скважины из строя.

Все эти
проблемы губернатор пообещал
решить — прислать еще семь
вагончиков, оборудование для кухни,
спортивный инвентарь, наладить
снабжение отряда байкальской водой
и мукой.

Зато
есть, кому воевать

Изложенную
Владимиром Воротниковым
официальную концепцию
восстановления системы охраны
правопорядка в Чечне слегка
"приземлил" офицер из
Иркутска, с которым мы
разговорились.

Делясь
впечатлениями о двух месяцах
борьбы за главенство закона в
Ичкерии, он объяснил, что основой
жизни в ЧР является полный
юридический беспредел. Здесь
действуют законы шариата, а
реальная власть принадлежит
имамам, каждый из которых управляет
своим куеном — кварталом. Имам
получает деньги на борьбу с
неверными и платит их своим воинам.
В распоряжении имама 3 — 4 боевых
группы по 5 — 6 человек в каждой.
Группа получает задание и
выполняет его "под ключ". Отчет
предоставляется в виде
видеозаписи. Внушает оптимизм лишь
то, что денег у имамов становится
все меньше.

Задержать
подозреваемого в преступлении
практически невозможно. Сначала за
него заступаются женщины, затем
вмешиваются старейшины. Когда
некоторое время назад без единого
выстрела был разоружен городской
отдел внутренних дел, в котором
служат раскаявшиеся боевики,
похищенные автоматы были
возвращены лишь после того, как
старейшинам пригрозили, что
виновные милиционеры будут
отправлены на дознание в Ханкалу.
Все знают, там очень плохо, не все
возвращаются…

Поскольку
всяческое производство в городе за
10 лет войны уничтожено, молодежь
умеет только воевать, и умеет
хорошо. Другой работы нет, а жить
как-то надо. Существуют
определенные расценки на
бандитскую "работу". Установка
фугаса на дороге, к примеру, стоит 10
долларов. Есть, впрочем, еще один
источник существования — нефть!
Копни лопатой на огороде — и
потечет "черное золото".
Сделать из него бензин — раз
плюнуть: Можно еще брать заложников
и требовать за них выкуп. Хорошей
добычей считаются генералы,
правительственные чиновники,
депутаты, а затем прочие приезжие
штатские.

Не
для красного словца

Во время
обеда, на который командир
пригласил гостей после осмотра
базы, появился красивый молодой и
совершенно седой чеченец в
великолепно сшитом дорогом
костюме.

Глава
администрации Аргуна Мувсар
Вахаевич Темирбаев высказал
глубочайшее огорчение в связи с тем
обстоятельством, что не знал
заранее о прибытии столь высокого
гостя, как губернатор Иркутской
области. Только это помешало ему
встретить уважаемых людей со всем
кавказским гостеприимством.

Беседа,
которая состоялась между мэром,
губернатором и командующим, в силу
предельной осторожности
собеседников в словах, напоминала
движения танцоров по тонкому льду.
Мувсар Вахаевич щедро
демонстрировал дипломатический
талант.

Когда
Воротников сказал о том, что приезд
губернатора, решившего проведать
своих земляков, выполняющих
служебный долг на чеченской земле,
величайшая редкость для политиков
такого ранга, Темирбаев тактично,
но твердо поправил командующего,
заметив: "На нашей общей
земле!". А отвечая на вопрос о том,
насколько оптимистично мэр Аргуна
смотрит на перспективу становления
в Чечне мирной жизни, он был
лаконичен: "За нами Москва!"

Позже, в
разговоре с офицерами, я узнал, что
этот хорошо образованный и не менее
хорошо обеспеченный человек в
первую чеченскую войну воевал не на
стороне федеральных войск. А сейчас
он видит полную бесперспективность
и вакхабизма, и дальнейшего
продолжения войны.

Давая оценку
ситуации, доминантой которой
являются терракты и ночной
бандитизм, Мувсар Вахаевич заявил,
что во всем виноваты вакхабиты и
что боевики не имеют ничего общего
с местными жителями.

— Если кто-то
из жителей Аргуна думает, что у
сибирских милиционеров нет работы
дома, что у нас в иркутской милиции
есть лишние глаза и руки, то он
ошибается, — сказал в ответ Говорин.
— В Иркутской области хватает своих
проблем и каждый человек на вес
золота. Но чеченский народ
нуждается в помощи, и мы пришли сюда
для того, чтобы помочь.

На мой вопрос
о том, как складываются отношения
между жителями Аргуна и иркутскими
милиционерами, Мувсар Темирбаев
ответил:

— Вы знаете,
что обстановка в Чеченской
республике достаточно напряженная.
Но в Аргуне она более стабильная,
чем в других местах. Есть
предпосылки к тому, что
налаживается мирная жизнь. В этом
большая заслуга временного отдела
УВД Иркутской области. Хочу
отметить огромную роль в этом
начальника отдела майора Халдеева.
Он великолепный организатор и
специалист. Это мое мнение и я его
высказываю не для красного словца.

Гудермесская
улица

Увидев, как
вооруженный видеокамерой и
пистолетом директор "Аиста"
Амгалан Базархандаев залезает с
омоновцами в уазик, я попросил
ребят взять меня с собой.

— Если будет
место, садитесь, — сказали омоновцы.
Место нашлось. Мы неслись на
бешеной скорости по осевой
центральной улице города. Два
омоновца сидели на приставных
сидениях на корме уазика перед
открытой задней дверцей, держа
оружие наготове. До того, как центр
Аргуна был взят иркутянами под
контроль, три милицейских уазика
нарвались на фугасы.

Высадились
возле здания городской
администрации — глухие стены,
стальная дверь, такие же ворота.
Омоновцы со снятыми с
предохранителей автоматами
немедленно оцепили участок, на
котором мы остановились.

Частные дома
с глухими заборами. Мужчины в
спортивных костюмах сидят вдоль
дороги, курят. Отдыхают от ночных
забот. Возле дома, напротив, пожилая
женщина торгует с табуретки
какой-то, залитой в трехлитровые
банки жидкостью желтого цвета.
Сначала я подумал, что это
подсолнечное масло. Однако
остановилась "шестерка".
Содержимое банки потекло в
бензобак. Мимо, щебеча, прошли из
школы дети.

Подарок
к празднику

Под вечер
гости прощались с милиционерами.
Личный состав отдела построился на
плацу под флагштоком, на котором
полоскался уже подвытцветший флаг
России.

Борис
Говорин поздравил милиционеров с
наступающим праздником. Вручил
отряду подарок — два
антиснайперских комплекса ОСВ-96.
Очень современное и мощное оружие.

— Вы сюда
приехали не для того, чтобы убивать,
— сказал Говорин, а чтобы
прекратить войну, восстановить
закон и правопорядок. Чтобы помочь
жителям Чечни. Но если в вас будут
стрелять, вы должны дать достойный
отпор бандитам.

Я еще раз
хочу поблагодарить вас за то, что вы
сюда приехали, что вы достойно
выполняете свой служебный долг.

Я желаю вам
всем вернуться домой живыми,
вернуться в свои семьи, к родным и
близким. От имени всех жителей
Иркутской области хочу сказать, что
мы о вас помним, вас поддерживаем и
окажем вам помощь всегда и во всем.

Ночью, когда
мы приехали в Минводы, я попросил
Бориса Александровича подвести
итоги поездки.

Губернатор
сказал:

— Увиденное
позволило четко понять, в чем
нуждаются наши люди в Аргуне — как в
обустройстве быта, так и в
повышении боеготовности и
технической оснащенности.

Сейчас перед
нами стоит важная задача. В мае
истекает срок командировки первой
смены наших милиционеров в Аргун.
Надо безболезненно произвести
замену. Не ослабить боеготовность,
не понести потери. Поэтому замену
мы будем проводить поэтапно и
одновременно постараемся прикрыть
все обнаруженные нами слабые места.

Побывав в
Чечне, я сделал еще один вывод.
Посредством одних силовых действий
здесь невозможно добиться успеха.
Регионы тоже должны принять
серьезное участие в нормализации
обстановки на Северном Кавказе, и
не только посылая сюда вооруженных
людей, но и оказывая практическую
помощь в налаживании мирной жизни.
Глава администрации Аргуна сказал,
что из тридцати с лишним тысяч
жителей города 14 тысяч — дети. Нужно
приложить усилия для того, чтобы
эти 14 тысяч не пошли дорогой
боевиков. Это тяжелая и долгая
работа, в которой нет места фугасам,
гранатометам и БТР-ам. Но ее надо
начинать. Внимание к детям, забота о
них — путь, который позволит лишить
боевиков (неисправимых бандитов и
отморозков) ресурсов для
бандформирований.

Это поможет
нам решить главную задачу: во
взаимодействии с местным
населением восстановить порядок и
мир в Чеченской республике.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер