издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Яблоки от яблони...

Яблоки
от яблони…

Татьяна
КОВАЛЬСКАЯ
"Восточно-Сибирская правда"

Он был и
навечно остался корнем и стволом
рода Непокрытых, детей и потомков
Ивана из деревни Евсеевка
Боханского района. Крестьянская
семья, где выросли четверо девок и
два парня. Александр выучился на
агронома в Тулунском
сельхозтехникуме, туда же вслед за
ним поступил брат Леонид.
Крестьянские сыновья должны крепко
стоять на земле, знать и
обустраивать ее, кормилицу.
Александр Иванович другого пути
себе не представлял, в 1940 году
получил диплом и стал работать
старшим агрономом в Тулунском
районе.

Наверное, так
бы и раскручивался свиток его лет в
неспешном круговороте
весновспашки, посевной, уборочной
страды и поисков семян для новой
посевной. В зимнюю передышку —
свадьбы, праздники, дети, внуки… Но
политический расклад сил и военное
противостояние мировых держав
перекорежили судьбы людей, и никто
не избежал этой участи. Саша
Непокрытых был призван в сорок
втором году и отработал войну так
же добросовестно, как каждую
полевую страду. Рядовым солдатом
начал, получил первое ранение в
сорок третьем, из санбата — в
военно-пехотное училище и уже
командиром взвода 35-го
Гвардейского полка 8-й Армии
Первого Белорусского фронта дошел
до Германии. 12 апреля 1945 года был
тяжело ранен на окраине города
Дрездена.

На этой дате
хочется задержать внимание
читателей, и вот почему. Есть такое
полумистическое понятие —
нумерология, то есть определение
судьбы и характера человека через
цифры, даты его рождения и тому
подобное. Можно посмеяться и
забыть, однако что-то в этом есть.
Александр Иванович Непокрытых
родился 10 апреля 1921 г., умер 9 апреля
1992 г. А 12 апреля 1945 г. он выстроил в
своем сердце проект всей будущей
жизни. Представьте себе весну,
цветущие яблони за окном госпиталя
и молодого плечистого кудреватого
сибиряка, очнувшегося от глубокого
шока, вызванного проникающим
пулевым ранением спины.
Возвращение с половины дороги
"на тот свет" запоминается на
всю оставшуюся жизнь. Много раз
Александр Непокрытых вспоминал в
кругу друзей и семьи тот день, тот
цветущий немецкий яблоневый сад и
вспыхнувшее в нем яростное,
всеохватное желание выжить в этой
войне и разводить на родине, в
Сибири, такие же сады, чтобы яблони
цвели и плодоносили, чтобы
фруктовые деревья
морозоустойчивые вывести, чтобы
ягодные кусты и цветочные клумбы на
каждой усадьбе крестьянской были,
дома стояли такие же пригожие, как у
этих фрицев, чтобы жили мужики и
бабы богато и счастливо…

И вот 10
апреля 2001 года. На фасаде конторы
ЗАО "Сибирский садовод"
торжественно открывают
мемориальную доску. Собрались
жители села Малиновки, прибыли все
родственники Александра Ивановича
из г. Саянска, Тулуна, Черемхова,
Иркутска, гости и друзья, мэр
Черемховского района и
представители областного
управления сельского хозяйства.
Сказано много добрых и
проникновенных слов о нем, бывшем
основателе и строителе хозяйства,
села и садово-ягодного питомника. А
седая взволнованная женщина, вдова
Евгения Осиповна обращается к
стоящим перед нею детям села и
говорит, говорит. Вспоминает,
наказывает помнить и передавать
потомкам:

— Когда
отвели эту территорию для совхоза
"Сибирский садовод", приехали
мы с мужем да первые три семьи:
Пушкаревы, Шишкины, Хамакаевы,
знаете, что увидели? Несколько
убогих мазанок, заросшая дорога и
пустое поле. Когда-то здесь, по
слухам, были кролиководческий
совхоз и еще станция по выращиванию
семенного зерна, от Тулуна. Но
пустошь эта так меня ошарашила, что
всю ночь проплакала. А утром —
молодые были, труда не боялись —
начали все вместе. У Александра
Ивановича техники всего-то трактор
да машина-полуторка, но он сам с
лопатой и мы тоже, расчищали,
раскапывали, заложили питомник
рядом со старой конторой. На том
месте, где выращивали саженцы,
давно уже улица Садовая построена…

Евгения
Осиповна в селе стала "доктором
Айболитом" детей и взрослых.
Фельдшер по образованию, она
исполняла свою миссию
самоотверженно и без всяких для
себя поблажек. Жители рассказывают,
что в ночь-полночь шли в ней люди,
над больным ребенком она проводила
долгие часы, пока не спадет
температура. А как ходила в
окрестные деревни по вызовам! А
какую санитарную дружину создала,
побеждали на районных
соревнованиях и в Москву ездили от
области. Достойная жена и спутница
жизни была у директора
"Сибсада".

Шел 1957 год… К
тому времени Александр Непокрытых
пять лет занимался воплощением
своей фронтовой мечты в
плодово-ягодном питомнике совхоза
им. Сталина в Черемховском районе, в
месте, называемом Глубокий лог.
Сады там уютно прятались от розы
ветров в распадке меж невысоких
хребтов. Население приезжало за
ягодой, покупали на корню
смородину, сливу, ранет,
полукультурку, вишню, малину.

Мне помнятся
эти сады, но уже в пору их
уничтожения. Стране нашей не яблоки
с ягодой нужны были, а сырье и
топливо. Под этой землей проходили
пласты каменного угля, и
садоводство вместе со всем прочим
хозяйством срочно ликвидировали.
Саженцы и часть молодых кустов
перевезли на целину близ
бурятского Забитуя. Начал
Непокрытых, назначенный директором
вновь созданного совхоза, строить
деревню. Название ей придумал:
Малиновка. Никто не сумел
объяснить, почему, к примеру, не
Яблоневка. Однако записали в
районную топонимику и стали
работать. Население вокруг
наполовину русское, наполовину
бурятское. Отношения дружеские,
директор энергичный, у него и
помощник толковый, бухгалтер
Аркадий Григорьевич Кричко, за ним,
как за каменной стеной.

У Александра
Ивановича к тому переломному
периоду дети уже в школу ходили,
Эльвира и Валера. Брат Леонид в
Тулуне на руководящих должностях,
уважаемый человек. А Александр
стремился так в своем хозяйстве
дело поставить, чтобы было, как в
Европе, как в Германии: чисто,
аккуратно, согласно
технологическим правилам и новым
достижениям сельхознауки. В
хозяйстве развивали
животноводство, зернопроизводство.
И добивались высоких результатов в
этих отраслях. Но славу и гордость
"Сибирскому садоводу"
приносили сады и выведение
районированных сортов ягодников и
плодовых кустарников на
государственном сортоучастке,
организованном в 1965 году. И это тоже
из той фронтовой задумки: в
короткое время выявили и
распространили не только в
Иркутской области, но и в других
краях Сибири зимостойкие,
урожайные, устойчивые к вредителям
и болезням вкусные сорта.
Садоводы-любители ездили в
Малиновку как в академию, учились
тайнам и азбуке садоводства,
приобретали хорошие саженцы и
получали отличные урожаи на своих
приусадебных и дачных участках.
Земляки вспоминают, что за пять лет
было исследовано на сортоучастке 300
сортов, впервые в Иркутской области
районировали сливу новых сортов,
урожайные сорта облепихи, малины и
смородины. Стелющаяся яблоня, груша
— все вырастало, цвело и
плодоносило в те благословенные
70-80-е годы. Со всех концов Сибири шли
запросы на посадочный материал, а в
ответ из Малиновки — посылки.
Бывало, до 500 в год!

В
"Сибирском садоводе"
ягодно-плодовое подразделение
было, пожалуй, золотой жилой. А
Непокрытых — хозяином, опередившим
свое время, рыночником. За счет
торговли ягодой, фруктами и
саженцами он имел хороший доход,
прибыль и распоряжался средствами
по своим убеждениям. А убеждения
его были такие: трудолюбие
работников поощрять почаще,
подарков не жалеть, жизнь селян
украшать и облагораживать. Он тех,
кто вместе с ним село и совхоз
создавал, считал членами своей
семьи, общей, той, за которую он на
фронте воевал. И потому в
восьмидесятых годах начал он село
перестраивать. Так и сказал в
областном сельхозуправлении:
"Лучше и красивее Малиновки нет и
не будет села в области!"
Гордости в нем было не меньше, чем
напористости и требовательности.

Вот они, дома,
построенные "шабашниками" из
Белоруссии по проектам Александра
Ивановича: контора, рядом столовая,
чуть подальше — магазин, с другой
стороны — детский сад
"Ромашка". Говорят, Непокрытых
шагами намечал все размеры.
Получилось нечто уникальное, с
округленными стенами и углами. Да,
на зависть всем соседним
директорам и селянам, облицовку
сделали из цветной
"глазированной" плитки.
Цветной орнамент, ромбы, шашечки,
обломы. Пятнадцать лет с лишним
стоят, а все также блестят на
солнце, поражая приезжих.

На такой вот
облицовке и укрепили мемориальную
доску, увековечившую память о
неукротимом творце красоты. И его
молодые внуки и внучки, и совсем
маленькие правнуки слушали
рассказы о том, каким был их
родоначальник, как требовал от
односельчан честности, трудолюбия,
чистоты на улицах, усадьбах и в
отношениях между собой. Он,
вспоминают старожилы, вставал
раньше всех и в четыре утра с метлой
и лопатой вокруг дома подметал,
убирал мусор и снег. По пути в
контору примечал, где трубы дымят, а
где нет. Потом разнос учинял: "Я
иду, понимаешь ли, на работу, а вы
спите еще и печь не растопили!"

Запомнят ли
Дашенька и Артем, правнуки
Александра Ивановича, эти рассказы?
Их бабушка, дочь Непокрытых,
Эльвира Александровна, преподает
английский язык в городе Саянске. В
Малиновку приезжает на кладбище к
отцу. В тот торжественный день она
все удивлялась, все как-то
растерянно смотрела на бывших
партийных и городских
руководителей, нынешнюю власть.
Отец сделал для села и для совхоза
очень много, но под конец жизни
его-таки "достали"
недоброжелатели. Незаслуженно
обидели, может быть, не ведая, что
творят. Но справедливость
восстановлена, открывают в селе
музей имени Непокрытых, просят у
родных фотографии, награды и
семейные реликвии. Так что ордена
Ленина, Трудового Красного Знамени
и все боевые награду найдут свое
вечное почетное место.

В ЗАО
"Сибирский садовод" работает
преемник, ученик и воспитанник
Александра Ивановича, нынешний
директор Александр Владимирович
Ярошевич. Из многочисленного рода
здесь племянник с семьей живет.
Свято хранит память, собирает
документы и фотографии, записывает
и рассказывает о Напокрытых
библиотекарь Малиновки Галина
Александровна Патракеева. Ей
помогает заведующая клубом Галина
Степановна Дамеева. Обе женщины
здесь в Малиновке выросли и
директора помнят с детских лет как
старшего и самого главного члена
семьи. Ведь село — одна большая
семья. Так было в минувшем веке…

Основатель
Малиновки и сибирских садов
Александр Непокрытых уходил из
жизни так же по-хозяйски, как делал
все. Перед тем, как лечь на сложную
операцию, он обошел и объехал всех
друзей, всех родных. Со всеми
попрощался, как говорил, "на
всякий случай". Вспоминали
славные дела, смешные и веселые
случаи. Товарищей и недругов,
тайных недоброжелателей — всех он
простил — и ушел, не сгибаясь.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер