издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Налог на память

Налог на память

Память. Она неподвластна времени. Ее не
способны вытравить даже уроки равнодушия и
цинизма, которые частенько преподает нам жизнь.

Вспоминаю тот дождливый
октябрьский день 1999 года, когда в Иркутске на
набережной Ангары состоялось открытие памятника
сотрудникам органов правопорядка, погибшим при
исполнении служебного долга. Мокрые и
торжественные лица земляков-иркутян,
заполнивших площадь перед величественным
гранитным обелиском. Родных и близких тех ребят,
кто положил на алтарь борьбы с преступностью
свою жизнь, кто в последнем броске грудью поймал
на вздохе нож-выкидуху или пулю, выпущенную из
бандитского обреза. Ребят, в личном деле которых
стоит скорбный штамп: "Погиб при исполнении
служебных обязанностей…" В жизни всегда есть
место подвигу, и пока существует зло, пока не
сломлен вал уголовщины, пока жив порок, будут
вести с ними свой беспощадный бой солдаты
правопорядка, чтобы смогли восторжествовать
истина и справедливость. В этом бою неизбежны
потери, но мы будем всегда помнить о павших в
своей последней схватке с вооруженными
преступниками или жестокой стихией. Сберечь
память о них — это нужно живым…

Со дня торжественного
открытия Памятника, освященного православной
церковью, он стал поистине святым местом для
иркутской милиции. Седые ветераны и юные
курсанты института МВД, спортсмены-динамовцы и
школьники, спецназовцы, вернувшиеся из чеченской
мясорубки, и сотрудники строевых подразделений
УВД, горожане и жители далеких поселков
Приангарья приходят к его подножию, чтобы отдать
дань памяти погибшим. Здесь принимают Присягу на
верность своему долгу молодые милиционеры, сюда
приносят венки и цветы сыновья, друзья и товарищи
погибших ребят.

И никому их этих людей
никогда не приходило в голову, что где-то лежит
маленький циркуляр, казенный документик за
подписью, конечно, важного чиновника, согласно
которому то, что было создано иркутским
архитектором Сергеем Демидовым и строителями и
на что по крупицам собирали средства тысячи
жителей области, вовсе не является Памятником,
поскольку "не связано с захоронением".

Оказывается это, как бы
помягче выразиться, сооружение, не
представляющее исторической ценности, только
через пятьдесят лет может официально
именоваться историческим памятником. Другими
словами, как это не кощунственно звучит, если бы в
цоколе обелиска покоился гроб с прахом
милиционера, у чиновников бы вопросов о его
статусе не возникало, и тогда бы, кстати,
строительные организации, которые возводили
монумент, облагались налогами совершенно по
другим условиям, по другой сетке. (В этом случае
исключается налог на НДС). А пока… Пока у одного
из подрядчиков научно-технического предприятия
"Алмин-РОС" возникли серьезные разногласия
с инспекцией МНС Ленинского округа Иркутска по
поводу налогообложения, связанного с участием
"Алмин-РОС" в строительстве обелиска. То
есть мы строили, считая, что делаем благое дело,
связанное с патриотическим воспитанием
молодежи, ее уважением к памяти павших, а когда
построили, нас обложили красными флажками
максимальных налогов.

Наверное, работники
налоговой службы формально правы. Но тогда как же
быть с нравственной стороной дела? Ведь средства,
поступившие на сооружение монумента, это в
основном добровольные пожертвования граждан,
сотрудников органов внутренних дел, больных
ветеранов, которые сами зарабатывали эти деньги,
искали спонсоров, занимались
благотворительностью.

— Подобный документ, в
каких бы кабинетах он ни родился, — считает
председатель Областного совета ветеранов ОВД и
внутренних войск Владимир Кириллович Николюк, —
не что иное, как глумление над памятью о погибших.
В период строительства наш благотворительный
фонд "Ветеран МВД РФ" уже выплатил в
качестве налога 105 тысяч рублей. 90 семей погибших
получили из нашего фонда материальную помощь в
размере 1000 рублей каждая. Теперь нам говорят: ваш
памятник вовсе и не памятник, а так,
недоразумение. Ведь, понятно любому, что его
невозможно было установить на месте захоронения
наших погибших сотрудников — нет такой братской
могилы. Они погибли в Зиме и Братске, Ангарске, и
Тайшете… И да будет известно, что под его
мраморным основанием лежит земля, привезенная из
этих городов и поселков, с могил погибших
сотрудников.

Сегодня все говорят о
необходимости повышения престижа органов
внутренних дел как единственной реальной силы,
способной противостоять разгулу преступности.
Но как часто эти самые солдаты правопорядка
сталкиваются с непониманием со стороны
различных чиновников, безразличием, откровенным
цинизмом. С каждым годом увеличивается скорбный
список погибших. И что же остается вдовам,
старикам-родителям и сиротам тех, кто
пожертвовал собой во имя жизни других? Как будет
воспринимать нашу историю завтрашнее поколение?
Вопросы далеко не риторические.

Аркадий КАЗАК

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер