издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Возвращение из... беспамятства

Возвращение
из… беспамятства

Александр
ГОЛОСОВ
"Восточно-Сибирская правда".

В деревне Куяда
Эхирит-Булагатского района
автономного округа прошел
уникальный, истинно народный
праздник. Поводом для него
послужили три "полукруглых"
даты: 320 лет Куяде как первому
русскому поселению на землях
нынешнего округа, 265 лет местной
церкви и 105 лет куядской школе.

В
историческом букете славных дат
Куяды есть и еще одна знаковая
цифра — это многолетие куядского
кладбища. Надо сказать, что именно
погост не дал потомкам первых
русских поселенцев выродиться "в
иванов, не помнящих родства". На
этом кладбище, как и сотни лет
назад, сегодня хоронят усопших
жители не только окрестных
деревень округа, но также из
Ревякино и Бургаса Иркутского
района. Оказывается, можно порушить
храм, чтобы отторгнуть людей от
веры предков; можно воздвигнуть
искусственные барьеры между
областью и округом, нарушив их
многолетние связи, "замолчать"
неудобные даты… Но нельзя,
очевидно, никакими запретами
вытравить из наших душ любовь к
усопшим предкам и поклонение
отеческим гробам. И вина перед ними,
позднее раскаяние: недолюбили,
обделили вниманием и заботой.

Так вот,
любовь и вина перед усопшими и
стали тем первым побудительным
мотивом к действию, к благому делу. 9
мая прошлого года ветераны войны и
труда при посещении кладбища
высказали пожелание о возрождении
местной церкви, о проведении
праздника в честь славных дат в
истории Куяды. Желание старейшин
уроженец деревни, в недавнем
прошлом мэр окружного центра п.
Усть-Ордынский, а ныне молодой
пенсионер и региональный
руководитель отделения
политического блока ОВР Петр Усов
воспринял как наказ. Идею о
возвращении Куяды из глубокого
беспамятства активно поддержал еще
один уроженец Куяды, заместитель
главы окружной администрации Петр
Коробченов. На начальном этапе ее
реализации они и стали главными
пропагандистами и организаторами,
распределив роли следующим
образом. Усов взялся за изучение
архивных данных. И все исторические
сведения, малая часть которых будет
приведена в данном материале, по
крупицам были собраны Петром
Петровичем, собраны с чрезвычайным
тщанием и любовью к малой родине. А
Петр Степанович, обладая
"административным ресурсом",
решал транспортные вопросы,
устанавливал нужные связи и
контакты с земляками, живущими в
округе и за его пределами,
материальное положение которых
позволяет оказать посильную помощь
в реализации идеи.

Но, как
говорится, скоро сказка
сказывается, да не скоро дело
делается. Да и дело —
восстановление храма — чрезвычайно
сложное и тонкое. Предполагалось
разобрать остатки его остова и из
тех бревен срубить часовню. А новый
храм на месте бывшего построить из
кирпича. Обратились за советом к
архиепископу Иркутскому и
Ангарскому Вадиму, владыка посетил
Куяду, осмотрел останки бывшей
церкви и не дал разрешения на ее
снос. "Не я ее возводил, — сказал
он, — не мне ее рушить… "Решили
восстанавливать.

Архивная
справка

"По
данным клировых ведомостей (клир —
церк. собрание. Прим. А.Г.),
строительство первой церкви в
Куядской слободе связано с именем
второго иркутского епископа
Иннокентия Неруновича. Во время его
управления епархией в 1734 году
жители села обратились к нему с
просьбой позволить перевезти
материал от старой упраздненной
Оекской церкви и устроить в Куяде
самостоятельную приходскую
церковь во имя Первоверховных
Апостолов Петра и Павла. Разрешение
было дано и спустя два года, в 1736
году церковь была освящена. В 1774
году "тщанием прихожан"
капитально возобновлена. Здание
церкви и колокольня — деревянные.
Заложенный в 1801 году придел во имя
иконы Курской божьей матери
окончен не был.

13 апреля
1832 года по неосторожности
трапезника церковь, колокольня и
все имущество сгорели. 1 ноября 1834
года была заложена новая
деревянная церковь. Строительство
осуществлялось "тщанием"
прихожан и разных боголюбивых
дателей, окончено в 1837 году. В 1905
году в церкви был поставлен
позолоченный иконостас,
выполненный иркутским мастером К.П.
Сизых за 2,5 тысячи рублей, с иконами,
выписанными из Владимирской
губернии. Обширный приход включал в
начале ХХ века более 3900 человек.

Советский
период храма трагичен. В 1928 году
ликвидировали Куядскую волость и
жизнь церкви пошла на закат.
"Тщание" прихожан и дателей
было переориентировано властями на
коллективизацию и поголовное
безверие. В середине тридцатых
церковь закрыли и приспособили
здание под клуб. И тут началась
мистика. При показе кино дети с
экрана заговорили голосами
взрослых. Храмовая акустика
усиливала звук. Строптивую церковь
"усадили" — опустили крышу и
вымостили потолок. И звук
"оглох". Позднее покоренный
храм приспособили под гараж, а
после несчастного случая
переоборудовали под котельную. Не
пощадил идеологический вандализм и
прихрамового погоста, где были
захоронены заслуженные граждане
волости. Кладбище снесли с лица
земли. Участь Куядской церкви
разделили церковь Михаила
Архангела села Харат и церковь
святых Петра и Павла Апостолов села
Тугутуй этого же района.

Сделаны
первые шаги в восстановлении
куядской церкви. Руководство
опытно-производственного
хозяйства "Элита" передало
здание бывшей церкви Православному
приходу святых Апостолов Петра и
Павла. А Захальская сельская
администрация закрепила за
приходом участок земли в один
гектар. Заказана проектно-сметная
документация на восстановление
Храма. У проводников этой идеи
задумка: внести церковь в окружной
реестр памятников культуры, чтобы
получить бюджетное финансирование
на ее восстановление.

Трудно
"вытанцовывался" и народный
праздник в честь трех славных дат в
истории Куяды. Долго, со скрипом
решался "проклятый"
финансовый вопрос. Поэтому его
организаторы метались в поисках
разумного сценария. Освящение
закладного камня на месте будущего
кирпичного храма отпало. Собирать
народ на митинг у стен порушенной
церкви — это праздник со слезами на
глазах. И куда, какой дорогой от
храма после митинга вести народ? На
полянку веселиться за свои кровные
под оплаченную музыку? А для
"кесарей" по-советски устроить
закрытый от глаз народа банкет?
Слава Богу, у Коробченова и Усова
достало благоразумия отказаться от
такого сценария. Остановились на
народном гулянии с бесплатным
угощением, совместив его с
чествованием передовиков
производства "лучшего отделения
лучшего хозяйства района", как
было сказано главой местного
самоуправления Петром Хахаловым.

Истины ради
надо сказать, что и сам
"славянский базар" в Куяде
неадекватно был воспринят
отдельными, возможно, единичными
чиновниками из титульной нации.
Один из них, впервые услышав о таком
мероприятии, прилюдно с дуру
ляпнул: "Праздник в честь
оккупации округа?!" Поистине:
националистов, как и дураков, не
сеют, не пашут — сами родятся. А
чиновнику, живущему с такой занозой
в душе, скажу: все без исключения
народы и нации планеты Земля
побывали в шкуре "оккупантов"
при расселении, в том числе и
Прибайкальские буряты. Если,
конечно, они не произошли от
собственных Адама и Евы по библии
или от родной обезьяны по Дарвину.

Праздник
проходил на природе у излучины
речки Куяды. Для самодеятельных
артистов были выстроены
сценические подмостки, а для
зрителей сидячие места. Для
любителей физкультуры —
волейбольная площадка, гири и
канат, ходули и другие забавы, в том
числе и… кулачные (вне расписания),
случившиеся под занавес праздника.
Для всех желающих было накрыто
десятка полтора длиннющих столов с
угощениями. Мясо готовили в
походной солдатской кухне из
соседней воинской части.

Чествование
передовиков и концерт
самодеятельных артистов из
Усть-Орды, Харата, Тугутуя, Бургаса,
Ревякино и из других соседних
деревень и сел растянулся более чем
на три часа и продолжился после
застолья конкурсом частушечников.
Подарки и денежные призы получили
ныне работающие полеводы и
животноводы и ветераны труда из
известных в Куяде трудовых
династий Комаровых, Усовых,
Гусевых, Коробченовых, Михалевых…
Администрация округа выделила на
нужды деревни тридцать тысяч
рублей и пять гектаров леса на
восстановление церкви.
Администрация района — такую же
сумму на нужды сельской
администрации и цветной телевизор
для Захальской средней школы.

В начале
прошлого года в состав Куядской
волости входило пять сельских
обществ. А начиналось поселение с
трех крестьянских изб.

Архивная
справка

"Первое
свидетельство о поселении Куяда
относится к 1681 году. С 1718 года Куяда
была вотчиной Посольского
монастыря. В вотчине на этот год
числилось: избы 3, амбары с хлебом 3,
скирды 17, лошадей 131, крупного
рогатого скота 121, мелкого рогатого
скота 125, засеяно озимого хлеба 35
десятин, соленой рыбы 16 бочек…"

Из
приведенных цифр особенно
впечатляет рыба. Сегодня со всей
Куды такое количество рыбы не
наловишь. Оскудела, обмелела речка,
на которой еще в тридцатых годах
стояло 22 мельницы. Их владельцев
раскулачили, репрессировали,
сослали, многих расстреляли.

Деревню
Куяду миновала горькая участь
многих населенных пунктов района и
округа, пострадавших от реформы. В
обороте вся пашня свыше двух тысяч
гектаров, из них более тысячи
ежегодно занимают зерновые. Более
350 голов крупного рогатого скота, из
них две сотни коров. Своим
выживанием Куяда обязана в первую
очередь тому, что является
отделением
опытно-производственного
хозяйства, а также директору ОПХ
"Элита" Юрию Белоусову,
управляющему отделением Эдуарду
Николаеву и трудолюбию самих
куядцев. Но трудолюбие без первых
трех слагаемых не спасло бы от
разора общественное производство,
которое дает рабочие места,
зарплату, социальные льготы для
работающих, бюджетников,
пенсионеров. В беседе управляющий
своеобразно представил население
деревни. "У нас, примерно, 70
работающих, 70 пенсионеров и 70
ребятишек, — сказал Эдуард
Батаевич. — Рождаемость и
смертность, пожалуй на одном
уровне. Демографию портят молодые
мужчины. Спиваются, сходят с
жизненного круга. Отсюда проблема с
женихами. В деревне и среди
учащихся больше девчонок…"

Как потомки
"оккупантов", куядцы в
отношениях с представителями
"титульной" нации ведут себя
более чем миролюбиво, воздавая по
делам их. Русская деревня, а
управляющий почти единственный
бурят, приехавший в Куяду
восемнадцать лет назад молодым
агрономом после института. Женился
на русской. Пользуется
непререкаемым авторитетом, в сорок
лет зовут только по отчеству
"Батаевич". Очень уважаемый в
деревне еще один бурят, бывший
учитель местной начальной школы
Афанасий Васильевич Михайлов. Был
очень строг. Порой дисциплину и
прилежание "втемяшивал"
линейкой. Однако бывшие ученики за
строгость не в обиде и с
благодарностью отзываются о первом
учителе. Еще один пример того как
"поработители с
порабощенными" сжились,
сдружились и даже сроднились. Из
множества кандидатов в окружную
Думу, в том числе и русских, куядцы
дружно голосовали дважды за бурята
Хутанова. Леонид Александрович был
на празднике, поздравил куядцев с
обретением исторической памяти, с
желанием восстановить храм, обещал
в этом свое сенаторское содействие.
И напомнил харатцам, что пора и им
последовать примеру жителей Куяды
— восстановить храм.

Отрадный
факт нынешних куядцев — тяга к
знаниям. "Родители все чаще
отправляют детей учиться, — говорит
управляющий. — В восемьдесят
третьем году, когда я приехал в
Куяду, такого не наблюдалось…"
Есть в этом факте и малая толика
местной начальной школы, которая
более ста лет "сеет" в деревне
доброе и вечное.

Архивная
справка

"Куядское
одноклассное (смешанное) училище
открыто в 1894 году. Располагалось в
собственном здании. Почетный
блюститель училища — купец Николай
Ионович Нечаев, давал на содержание
училища 1200 рублей в год. В 1900 году в
училище обучалось 33 мальчика и 9
девочек. Полный 4-годичный курс
окончили 2 мальчика и 5 девочек…"

Все
участники праздника выразили
пожелание сделать его ежегодным,
традиционным, окружным с
проведением в Петров день…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер