издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Я выполняю обет"

Валентин
ДИКУЛЬ:


выполняю обет"

Когда юный воздушный гимнаст
упал с высоты 30 м. и получил
тяжелейшую травму, врачи поставили
диагноз: "безнадежен". Но
Дикуль не поверил врачам. За семь
лет он самостоятельно разработал
методику реабилитации, поставил
себя на ноги и дал обет: "Помогать
людям, попавшим в беду!" Всю свою
жизнь Валентин Иванович Дикуль —
цирковой артист, чемпион мира со
сломанным позвоночником, доктор
медицинских наук, профессор,
академик, строго следует этому
обету. В четверг Валентин Иванович
дал эксклюзивное интервью спецкору
"Восточки" Владимиру КИНЩАКУ.
Беседа проходила в Иркутском
центре Дикуля.


Валентин Иванович, какова цель
вашего приезда в Иркутск?

— Я приехал,
чтобы провести занятия с врачами.
Дело в том, что методика лечения, в
зависимости от полученной травмы,
предусматривает четыре этапа и
несколько циклов. Поскольку
методика усложняется на каждом
этапе и в каждом цикле, то это
требует дополнительной подготовки
специалистов. Врачи Иркутского
центра дважды приезжали в Москву,
где прошли серьезную базовую
подготовку. А сейчас они
совершенствуются, повышают
квалификацию. Мы работаем с ними до
ночи, потому что сроки очень сжатые.
Ведь методика состоит из большого
количества процедур. Используется
сложнейшее оборудование. Некоторые
люди лишь в силу своей наивности
полагают, что все сводится к
поднятию тяжестей. О сложности
процесса можно судить по тому, что
врач в течение рабочего дня может
обслужить не более, чем трех
больных.

Кроме того,
мы привезли в центр новое
современное электронное
оборудование для физиопроцедур. К
его выпуску приступила
отечественная промышленность.
Изготовлено двадцать пять
аппаратов очень высокого качества.
Два из них будут работать в
Иркутске.

— В какой
степени город и область оказывают
центру помощь?

— Откровенно
говоря, я удивлен. Благодаря
поддержке мэрии Иркутска и
областной администрации за весьма
короткий срок сделано очень и очень
много для развития центра. Сейчас
идет ремонт, проводится
реконструкция. Область и город
очень помогают.

— И
каковы, на ваш взгляд, перспективы
Иркутского центра?

— Все зависит
от финансирования. Но я думаю, что
перспективы большие. По статистике
в год люди получают минимум сто
травм, требующих нашей помощи. Это
спино- мозговые и черепно-мозговые
травмы. Сюда добавляется детский
церебральный паралич.

Есть проект,
по поводу которого уже имеется
решение администрации, хотя
постановления органов
здравоохранения пока нет. В одной
из городских больниц при
нейрохирургии планируется открыть
специальное отделение. В нем
больные будут проходить в течение
месяца реабилитацию. А оттуда они
будут направляться в наш центр. Это
значительно повысит эффективность
работы по нашему методу. Впрочем, о
перспективах центра лучше
расскажет его руководитель.

Директор
Центра Дикуля Павел Шапошников
сообщил, что центр, несомненно,
нуждается в дальнейшем расширении.
Ведь он единственный от Урала до
Дальнего Востока. Сейчас центр
обслуживает до ста человек в день: 45
коек в стационаре и около 60 человек
приходящих. Этого явно не —
достаточно. Заявок чрезвычайно
много, в том числе и из-за рубежа.

— Надо
сказать, что меня приятно удивляет
Иркутск, — продолжил Валентин
Иванович. — Сегодня я заезжал в ваш
клуб "Атлант". Руководитель
этого клуба одержим своим делом. Он
разрабатывает удивительное по
своей эффективности оборудование.
Сегодня я видел, как на базе
взрослого профессионального
оборудования разрабатываются
детские станки для формирования
мышечного корсета и осанки, начиная
с 3-летнего возраста.

Да и сама
атмосфера в городе, отношение
властей к физическому развитию
школьников мне очень нравится.
Видно, что администрация уделяет
физическому развитию детей и время,
и средства.

Более того,
внимание к физической культуре в
школах, восстановление спортивных
залов, создание детских спортивных
секций — самый результативный путь
для того, чтобы вытащить детей из
подвалов, отвлечь их от наркотиков,
уберечь от алкоголизма, курения, от
криминала. Дай бог, чтобы в других
городах так же серьезно относились
к решению этой проблемы, как у вас
за последние три — четыре года.

— Сами
вы, конечно, не курите и не пьете?

— Конечно,
нет!


Скажите, а в каком возрасте ваша
методика наиболее эффективна?
Когда не поздно обратиться в центр?

— Мы начинаем
работать с трехлетними детьми. Что
же касается верхней границы, то я
хочу привести в пример известную
артистку Гоголеву. Если вы помните,
она играла в спектаклях в
инвалидном кресле. Мне удалось
поставить ее на ноги, когда ей было
87 лет. Она мечтала, что однажды, во
время спектакля, встанет с кресла. И
нам это удалось. В конце спектакля
Гоголева встала с кресла, сделала
четыре шага вперед, поклонилась,
затем сделала четыре шага назад и
ушла за занавес. Она ходила до самой
смерти.

У моего
метода есть особенность. От
больного требуется огромное
желание и огромная сила воли. Если
он будет лежать и ждать, когда врачи
его поднимут, вряд ли что-либо
получится. А возраст, как видите,
значения не имеет.


Вкладываете ли вы личные средства в
Иркутский центр?

— Центр
финансируется областным
здравоохранением и спонсорами. Я же
вкладываю сюда методику. А она
очень дорогая. Скажем, у меня за
рубежом работают центры в Японии,
Америке и Италии — всего пять. Они
платят большие деньги именно за
методику.

— По
телевидению недавно был показан
сюжет с вашим участием. Там
говорилось о том, что вы
испытываете постоянные боли в
спине:

— Это так.
Причина в том, что у меня были очень
большие нагрузки. Я готовился к
чемпионату мира, установил 4
мировых рекорда, которые записаны в
книгу Гиннеса.


Извините, какие рекорды?

— Это было
троеборье по поднятию тяжестей.
Показательные выступления в Москве
в ноябре 1999г. Я выполнил приседание
со штангой на плечах весом 450кг, жал
лежа 250кг и 460кг. поднял в упражнении
на становую тягу. Таким образом, я
побил рекорд мира в троеборье,
установленный 19 лет тому назад,
превысив его на 70 кг. Это при том,
что старый рекорд был установлен
среди профессионалов в
супер-тяжелой весовой категории, а
я числюсь в категории до 120 кг.

— Вы в
цирке сейчас выступаете?

— Нет. Но в
цирк я обязательно вернусь. При тех
огромных нагрузках, которые я
испытываю каждый день, принимая
больных, только цирк может дать мне
эмоциональную разгрузку.

— Какие у
вас нагрузки в период тренировок?

— Когда я
тренируюсь в полном объеме, то на
это уходит три — три с половиной
часа. Объемы достигают до 42-х тонн. К
сожалению время для тренировок у
меня бывает лишь поздно вечером, и я
никому такого режима не посоветую.
Но другого времени нет, принимаю
больных.

— Еще раз
о здоровье. Вот вам достаточно
много лет. Как вы полагаете, до
какого возраста человек может
сохранять хорошую физическую
форму?

— Мне немного
лет. Если человек будет постоянно
тренироваться, не для рекордов — для
здоровья, он очень долго сможет
сохранять хорошую физическую
форму. Для ежедневной тренировки
достаточно одного часа. И я хочу
обратиться с советом к тем людям,
которые, стремясь заработать как
можно больше денег, забывают о
своем здоровье. Они полагают, что
займутся им тогда, когда этих денег
у них будет много. Роковая ошибка.
Болезнь всегда приходит неожиданно
и тогда никаких денег не хватит,
чтобы вернуть утраченное здоровье.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер