издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Каков ты -- таков и коллектив

Каков
ты — таков и коллектив

В сентябре
прошлого года начальником
управления Внутренних дел Ангарска
был назначен полковник милиции
Владимир Рогов.
Прошел почти
год. Что изменилось в Ангарске, к
тому времени "завоевавшем
славу" криминального города? Об
этом наша беседа с Владимиром
Роговым.


Владимир Иванович, Ангарск — особый
город, в котором деньги пахнут…
бензином. Ваши первые впечатления
от оперативной обстановки и
сегодняшний прогноз "погоды в
доме".

— Скажу
откровенно: решение о переводе в
Ангарск (до этого я работал в
Слюдянке) далось мне нелегко. Были
сомнения. Со мной дважды беседовал
генерал А.А. Россов, который убеждал
меня, что проблемы с обстановкой в
Ангарске надо решать кардинально.
Но ведь я абсолютно новый человек
для устоявшегося коллектива и
потому пытался сначала занять
"оборону".

Полностью
доверяя Россову и рассчитывая на
его поддержку (в начале 90-х годов мы
работали с ним, тогда капитаном,
прирожденным оперативником, в
Заларинском районе), я дал согласие.

Да, Ангарск —
город "серых кардиналов", в
котором закончился уже передел
собственности. А отсюда та
обстановка, когда люди, познавшие
силу денег, уже хотят быть
абсолютно самостоятельными.
Завершение передела собственности
влечет за собой передел власти. А
отсюда те глубоко запрятанные
конфликты, которые взрываются
заказными убийствами. Так что
деньги пахнут не только бензином…

Создаются
новые фирмы, новые производства.
Можно знать много. Можно знать все…
Но наши законы дают возможность
легализации денег. И это — наша
реальность. Мы же обязаны стоять на
страже закона.


Сегодня мноно говорят о
наркобизнесе. Как вы оцениваете эту
проблему?

— К большому
моему сожалению наши законы плохо
противостоят этому страшному
бизнесу, непрямую террору, который
уносит тысячи и тысячи жизней. Если
бы мы имели возможность работать
жестко, если бы каждый наркосбытчик
знал, что за сбыт зелья его ждет
смертная казнь. Констатирую: в
городе ликвидировано более 40 точек
по сбыту наркотиков. Чего это стоит,
знаем только мы, профессионалы.

— Вы как
руководитель, как человек
испытываете чувство
удовлетворения от своей работы?

— Все
познается в сравнении. Процент
раскрываемости преступлений за 6
месяцев по Ангарску равняется 69,6
процента. В прошлом году этот
показатель не превышал 56,7 процента.
И я как руководитель, конечно,
испытываю чувство гордости за
четкую, слаженную работу
коллектива, которому я доверяю и
который доверяет мне..


Владимир Иванович, а как же ваши
опасения по поводу коллектива?

— Коллективу
ангарской милиции меня представил
заместитель по кадрам областного
УВД Геннадий Иванович Крикун, и я
тогда сказал: "Уважаемые
командиры, я для вас варяг. Но,
исходя из оперативных сведений,
город и ангарчане заслуживают
нашего уважения. Я считаю, что
действующим составом мы решим с
вами многие проблемы".

Да, я был
"новой метлой", но я не
увольнял людей, не производил
революции. Разрушить можно все, а
потом долгие годы потратить на
создание… Консерватизм в наших
органах, в хорошем смысле этого
слова (традиции, образовательный
ценз) плюс чисто человеческое
уважение к профессии и личным
качествам каждого сотрудника — это
основа нормальной работы.

Постепенно
происходит подбор руководящего
состава. Так, начальник милиции
общественной безопасности Сергей
Грязнов — бывший командир ОМОНа.
Волевой профессионал. Начальник
криминальной милиции — Сергей
Истомин. Ни один преступник не
уходит от него безнаказанно.
Начальниками райотделов, а именно
на них держится работа, стали
Анатолий Ерохин, Сергей Абагаев…
Везде и во всем можно положиться на
нашу железную леди, начальника
следственной части УВД Наталию
Глотову…

И список этот
я могу продолжить. Если кто-то из
моих коллег, возрастной ценз
которых дает им возможность
дальнейшего продвижения по службе,
со временем займет мое место, то я
как профессионал, как человек буду
счастлив, что сумел продолжить
себя. Хочу напомнить слова
начальника УВД А.А.Россова:
"Каков ты — такой и коллектив".

— Какие
задачи вы ставите перед собой на
ближайшее время?

— Прежде
всего, стоять на страже порядка и
законности. Если, предположим, у
пенсионера украли чайник, то для
него это горе. И мы обязаны ему
помочь, точно так же, как и другому
гражданину России, более
состоятельному, у которого исчез
автомобиль. Ведь степень трагедии
каждого для нас не должна
исчисляться размерами их
кошельков…

Спрашивала
журналист
Людмила НИКИТИНА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер