издательская группа
Восточно-Сибирская правда

В зоне стихийного бедствия

В зоне
стихийного бедствия

Владимир
КИНЩАК

Три дня на прошедшей неделе
административный комитет при
губернаторе Иркутской области
работал в районах, пострадавших от
июльского наводнения, — Зиминском,
Черемховском, Усольском. В поездках
участвовали прокурор области
Анатолий Мерзляков, начальник
областного управления внутренних
дел Александр Россов, академик
Гелий Жеребцов, генеральный
директор Иркутскэнерго Владимир
Колмогоров, представители деловых
кругов, профсоюзные деятели.

Действовали
по простой и эффективной схеме. С
утра губернатор и члены
административного комитета
разъезжались по району,
осматривали пострадавшие города,
деревни и поселки, беседовали с
людьми. В конце дня проводилось
расширенное, с участием районной
администрации и Думы, заседание
административного комитета.
Давалась оценка работе,
проведенной местными властями по
восстановлению нормальной жизни и
помощи пострадавшим, принимались
решения.

Задача — до
начала холодов пострадавшие от
наводнения люди должны иметь крышу
над головой, тепло, одежду, пищу.
Губернатор мобилизовал все
областные и районные ресурсы,
привлек к ликвидации последствий
наводнения промышленные
предприятия, которые были
закреплены за районами.

Во вторник
комитет работал в Зиме и Зиминском
районе, в среду — в Черемховском, в
четверг — в Усольском.

В
Черемховском районе больше всего
пострадало старинное (310 лет ему
исполнилось) село Бельск.
Прилегающие к Белой улицы затопило
с крышами. Могучий поток унес
пилораму и две паромные переправы.
Стальной станок от пилорамы нашли в
нескольких километрах ниже.
Вырвавшаяся из русла река оставила
после себя перевернутые избы, груды
бревен, огромные ямы под домами.

Директор
совхоза Юрий Петрович, сопровождая
губернатора, который заходил почти
в каждую искореженную стихией избу,
рассказывал: "Вода шла валом, за
два часа поднялась на 9 метров. Люди
не верили, что такое возможно, не
хотели уходить. На этой улице живут,
в основном, старики- пенсионеры.
Многие остались бездомными.

Потерявшие
все нажитое за трудную жизнь
старожилы Бельска спокойны и
доброжелательны, несмотря на
постигшую их беду. Отвечая на
вопросы губернатора, рассказали,
что получили гуманитарную помощь,
получили деньги, одежду, продукты.
"Спасибо… Совхоз обещал помочь
со стройматериалами. Поможет,
отстроимся, не впервой.
Переселяться? Зачем?! Здесь место
тихое, спокойное…".

Губернатор
вместе с директором совхоза долго
убеждал переселиться Галину
Петровну Маркину, правнучку
приемного сына Льва Толстого.
Больше века назад занесло сюда на
службу офицера. Он так и остался
жить в Сибири — в доме, возле
развалин которого мы стояли. Зайти
внутрь опасно. Может рухнуть, как и
соседние дома. Ведь некоторые из
них развалились уже после того, как
ушла вода.

Всех этих
людей надо переселить. Кое-кому
совхоз уже купил и предоставил
жилье — здесь же, в селе, только
повыше.

— Какой
ремонт? — убеждал стариков
губернатор. — Здесь топило и будет
топить. Надо жить в безопасном
месте. Получите благоустроенные
квартиры…

Точно так же
отказываются говорить о
переселении жители другого
старинного села — Узкий Луг.
Трехсотлетние дома на прогнивших
от времени и воды (топит регулярно,
последний раз — в 1982 г.) срубах. У
многих вода в погребах.

Люди
ремонтируют и сушат дома. У многих
разобраны полы. Гуманитарку и
денежную помощь получили. Чего еще
надо? Отремонтируем, будем жить.

Комиссия
надолго задерживается в избе
Серафимы Михайловны Бойковой.
Одинокая. Труженица тыла, всю войну
работала комбайнером. Древний дом
просел, его перекосило, вот-вот
рухнет. Бабуля категорически
отказывается уезжать.

— Пенсия
есть. Дрова не уплыли.
Подремонтирую, буду жить… —
твердит она.

Губернатор
осматривает подмытый, подступивший
к домам берег. Он явно не выдержит
очередного наводнения. А укрепить
его дороже, чем переселить людей на
безопасное, высокое место.

— Нет денег?
Поможем! — говорит Говорин. — Но
здесь оставлять людей нельзя.

В Мишелевке,
куда губернатор приезжает во
второй раз (мы были здесь через два
дня после наводнения) атмосфера
иная — нервная, напряженная.

Большая
часть поселка "плавала"
полностью. А улица Зеленая, по
которой идут губернатор, мэр
Усольского района Нина Суворова и
члены административного комитета,
пострадала больше всех. Кроме того,
что дома разрушило и подмыло водой,
дворы залило мазутом,
"забытым" работниками
райпотребсоюза в открытой бочке. В
поселке без выходных работают две
комиссии. Одна оценивает ущерб,
вторая занимается распределением
помощи. Люди получили гуманитарную
помощь от Красного Креста (новую
одежду и обувь), продуктовую помощь
и деньги — от тысячи до трех.
Областной отдел социальной защиты
организовал бесплатное питание
детей.16 семей внесены в список, по
которому они получат до 20 тысяч
рублей из пенсионного фонда. Квота
на поселок — 30 человек. Шести семьям
поселковая администрация уже
выделила благоустроенные квартиры
в современном доме. Квартиры есть,
будут выделяться еще. По
договоренности с директором
оптового рынка из Усолья завозятся
стройматериалы. Поданы заявки на
картошку и овощи. Людям
компенсируют утраченный урожай.

Но если в
деревнях, где мы были вчера, люди
стойко встретили беду, с улиц был
убран мусор, а в домах шел ремонт, то
здесь к начальству подступили
возмущенные женщины: "Почему
денег мало дали?… Моей матери дали
квартиру на пятом этаже, а надо
только на втором…".

Налетела
разгневанная дама: "Мы получили
квартиру без балкона. Не согласны.
Дайте с балконом, чтобы больной муж
мог на свежий воздух выйти…".

Глава
местной администрации Евгений
Евтеев мне объяснил:

— Здесь много
пенсионеров. Их дети имеют квартиры
в городе. Дома стариков
используются как дачи с
приусадебными участками. Много
безработных, которые живут лишь
огородом. Есть люди, которые
норовят квартиру получить, а дом
сохранить и отремонтировать. Но
этого не будет.

Губернатор
спокоен и сдержан. Выслушивает
всех, разбирается с каждой
претензией:

— Я вас
понимаю. Тяжело оставлять дом, в
котором прожил жизнь. Понимаю, что
для многих участок при этом доме —
единственное средство для
заготовки картошки и овощей. Но в
опасной зоне затопления мы людей
оставить не имеем права. Если дом
уцелел и его можно перенести,
поможем перенести, если не годен
для жилья — будем сносить. Выделим
новые земельные участки — в
безопасных местах. Земли у нас в
Сибири достаточно.

— Молодежь
сидит на шее пенсионеров-стариков.
Когда заработает фабрика? —
спрашивают у Бориса
Александровича.

— Скоро! —
отвечает Говорин. — Вот только
найдем достойного собственника…

Уходя с ул.
Зеленой, губернатор говорит мэру:

— Хватит
возить сюда песок. Привезите
опилки. Они адсорбируют из почвы
весь мазут…

В
полуразвалившемся доме старой
одинокой учительницы Марии
Николаевны чисто и опрятно.
Семейные портреты на треснувшей
пополам стене. Мария Николаевна
ничего не просит. Мало того, она,
оказывается, и за помощью никуда не
ходила.

Нина
Суворова, Евгений Евтеев и Борис
Говорин втроем уговаривают ее
переселиться.

— У вас без
меня хватает забот, — говорит
старушка губернатору. — Я отсюда
никуда не пойду. Вся жизнь здесь
прошла. Пенсия есть, крыша держится.
Проживу. Люди не понимают, что нет
виноватых в том, что на них
обрушилась стихия… У всех беда.

— Решение
одно, — заявляет, наконец,
губернатор. — Выделить
однокомнатную благоустроенную
квартиру.

Сильно
пострадала построенная еще в
двадцатые годы больница. В осевших
коридорах запах плесени. Главный
врач, спасавший во время наводнения
больных, потерял дом и имущество. Но
оставлять старое жилье не хочет.
"Отремонтирую!" — говорит.


Обязательно выделите ему квартиру,
— обращается к мэру Говорин.

— Решайте, —
говорит Говорин Суворовой и
главному врачу, — или мы строим
новую больницу, или проводим
реконструкцию добротного здания —
не используемого сейчас детского
комбината. Деньги найдем.
Вкладывать же средства в ремонт
старого здания бессмысленно.

Заседание
административного комитета в
Усолье, так же, как до этого в Зиме и
Черемхове, напоминает военный
совет. Это и понятно. Здесь
собрались люди, которые знают
положение дел в деталях и знают, что
надо делать. Короткий доклад главы
районной администрации. Лаконичные
доклады заместителей губернатора,
которые изучили положение дел в
пострадавших населенных пунктах.
Затем обсуждается постановление.
Губернатор выслушивает просьбы и
предложения, дает оценки, принимает
окончательное решение.

Особое
внимание людям — малообеспеченным,
инвалидам, ветеранам, детям,
одиноким матерям. К каждому
человеку, к каждой семье
индивидуальный подход — по
материальной помощи, по
компенсации ущерба, по
предоставлению жилья и других
видов помощи. Денежная компенсация
— три тысячи рублей на человека (по
федеральному закону получается не
более тысячи). Обеспечить
потерпевших бедствие картошкой и
овощами на зиму (до пяти мешков на
едока в сельской местности).

Принципиальная
позиция Бориса Говорина — вывезти
людей из зон, подверженных
затоплению. Землю в этих местах не
выделять, ничего там не строить.
Ремонт — лишь временная мера, и лишь
там, где есть что ремонтировать.
Негодное жилье сносить. Людей
переселять — выделять квартиры,
помогать строиться.

Немедленно
восстановить водоснабжение,
энергоснабжение, связь, автодороги,
коммунальное хозяйство. Направить
средства для подготовки к учебному
году школ в затопленных поселках и
деревнях. Подготовиться к зиме за
оставшиеся полтора месяца.

В связи с тем,
что на реализацию всех этих
программ в бюджетах пострадавших
территорий финансов явно
недостаточно, губернатор, помимо
тех денег, которые поступают в зону
бедствия от предприятий и частных
лиц, принял решение о выделении
дополнительных средств из
областного бюджета — по миллиону
рублей и больше на каждый район. Эти
деньги должны быть немедленно
перечислены в районы и
использованы для помощи тем, кто
пострадал больше всего и может
рассчитывать только на
государство. Кроме того, из
областного бюджета выделяются
средства для восстановления и
строительства заново социально
важных объектов — школ, больниц,
фельдшерских пунктов.

Руководством
Иркутской области принято
принципиальное решание. Для
содействия местным администрациям
в организации адресной помощи
пострадавшим (конкретно до каждого
человека) и контроля за тем, как
распределяются деньги,
сформированы и направлены в каждый
из трех районов рабочие группы из
работников областной
администрации. Они будут
находиться в командировке в
Зиминском, Черемховском и
Усольском районах до тех пор, пока
программа ликвидации последствий
стихийного бедствия не будет
выполнена. Ответственными за
координацию действий со стороны
администрации области определены:
в Черемховском и Усольском районах
— зам. главы администрации А.И.
Соболь, в Зиме и Зиминском районе —
зам. главы администрации О.П.
Гуменюк.

Контроль за
исполнением программы ликвидации
последствий наводнения во всей
зоне бедствия губернатор оставил
за собой.

От редакции.
В 1952 г., когда на Иркутскую область
обрушилось наводнение такой же
силы, как нынешним летом, ни один
человек из числа пострадавших
помощи от государства не получил.
Старики хорошо это помнят.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер