издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дюжина наркоманов получила в "Сибири" исцеление

Дюжина
наркоманов получила
в "Сибири" исцеление

Валерий
ГРИГОРЬЕВ,
журналист

Центру
реабилитации наркоманов
"Сибирь" в прошлом месяце
исполнилось два года. Находится он
недалеко от поселка Максимовщина, в
получасе езды от Иркутска. В тот
день, который я выбрал для поездки в
центр, ребята работали на уборке
овощей в совхозе. Поэтому
пообщаться мне удалось лишь с
Антоном Лазаричевым, который,
собственно, и учредил эту
некоммерческую организацию, и сам
же руководит реабилитацией
наркоманов.

— Как пришла
мысль создать этот центр? — Начать
надо, наверное, с того, что и я, и
второй учредитель, Алексей
Молчанов, — бывшие наркоманы, —
рассказывает Антон. — Я считаю,
помочь больному способен только
тот, кто не понаслышке знает, что
такое зависимость от наркотика. Мы
с Алексеем имеем этот горький опыт.

У Антона был
пятилетний стаж опийного
наркомана, когда мать повезла его в
Калининградский центр. И ехал он, по
его словам, уже ни на что не надеясь.
Ничего не помогало: ни попытки
отсидеться в тайге, ни лечение в
больнице. В двадцать лет Антон
чувствовал себя конченым
человеком. Об этом же напрямую
говорили его матери врачи. Но они
ошиблись. Через год и три месяца
парень вернулся из Калининграда
другим человеком. Программа, по
которой Антон и Алексей сами
проходили реабилитацию и по
которой сегодня работает созданный
ими в Иркутске центр "Сибирь",
называется польским монаром. В
маленькой Польше, где она родилась
четверть века назад, насчитывается
сегодня 26 монаров. Первый подобный
центр в России создал в
Калининграде Сергей Слободенюк.
Потом программа "переехала" в
Иркутск. Город тогда
"вырвался" в лидеры по росту
наркомании.

— В
Калининграде мы получили опыт
жизни без наркотиков, — продолжает
свой рассказ Антон, — наверное,
можно было бы на этом успокоиться и
жить как все люди: учиться,
работать. Но нам хотелось
попытаться помочь и другим севшим
на иглу. Зарегистрировали
автономную некоммерческую
организацию "Молодежь без
наркотиков" и начали с бесед в
школах города. Но вскоре появились
сомнения: а то ли мы делаем? Теперь я
убежден, что выступления бывших
наркоманов перед детьми могут
иметь совсем не тот эффект. Очень
часто наркотики начинают
употреблять из любопытства или
того же чувства противоречия
взрослым. То, что запрещают,
притягивает двенадцатилетнего
пацана сильнее магнита. Я могу
долго рассказывать о жизни
наркомана, состоящей только из
страха, боли и отчаяния. Пацан же
запомнит только то, что я кололся,
ловил кайф, а потом бросил. И ничего
страшного со мной не случилось — я
перед ним живой и здоровый. В
порванных шанхайках, грязного
после ночи, проведенной в подъезде
на газетах, он меня не видел. Сейчас
все время мы с Алексеем отдаем
реабилитационному центру,
арендовать у железной дороги
помещение для него помог Ленинский
район. За два года многое сделано. 50
наркозависимых переступили порог
"Сибири" — двенадцать из них
научились здесь жить без
наркотиков: они работают, учатся,
некоторые женились.

Много это или
мало? Я не задаю Антону этого
вопроса, зная, что героин отпускает
из своих цепких лап двух — трех из
сотни. Так, во всяком случае,
говорит мировая статистика. Лишь
спрашиваю о судьбе тех, кто не смог
пройти реабилитацию, не захотел
остаться в центре. Все они
вернулись к игле. Если у наркомана
нет желания выбраться из трясины,
уговорить его остаться в центре
невозможно. Да и программа
реабилитации не предусматривает
никаких уговоров. День в монаре
расписан по минутам. Распорядок
напомнил мне давно забытые
армейские годы — курс молодого
бойца. Подъем в шесть утра — и весь
день на ногах. Разница лишь в том,
что вместо строевой подготовки
наркоманы заняты работой. В центре
есть подсобное хозяйство: куры,
свиньи, кролики. Заброшенные было
помещения, арендуемые у железной
дороги, в которых раньше
располагалась охрана моста,
требуют постоянного ремонта. За два
года ребята обустроили в них
спальни, столовую, кухню, прачечную,
мастерскую. Сейчас пристраивают
веранду, ремонтируют комнату для
гостей. Помогают на уборочной в
совхозе, где с ними рассчитываются
выращенной продукцией. Одним
словом, работы хватает.

— А иначе
нельзя, — считает Антон. —
Реабилитация строится, в основном,
на трудотерапии. Ведь наркомана
приходится буквально
"собирать" заново. Ни врачей,
ни психологов здесь нет, и никаких
медицинских методик не
применяется. Зато существуют
законы монара, их пять. И первый —
это абсолютная трезвость. Не
допускаются не только наркотики и
алкоголь, но и лекарства, даже во
время "ломки". По так
называемому закону территории
никто не может выйти из дома без
разрешения. Закон учтивости
подразумевает ровные, вежливые
отношения, помогает сохранять
атмосферу взаимопомощи и
доброжелательности. Дополняет его
закон воздержания от агрессии. Для
многих труднее всего, наверное,
исполнять закон сексуальной
абстиненции, который запрещает
девушкам и юношам влюбляться,
уединяться, отдавать кому-то
предпочтение. Для нарушивших эти
законы неотвратимо наступают очень
серьезные последствия. Решение
принимает общее собрание. И не
стоит надеяться, что за проступок
пожурят, скорее — выгонят.

Польскую
программу обычно считают жесткой и
даже бесчеловечной. Но это лишь на
взгляд человека, не жившего бок о
бок с наркоманом. Целый год уходит
на то, чтобы изменить уже
сложившуюся под действием
наркотиков личность, привить новые
нравственные ценности, дать навыки,
необходимые для здоровой жизни. Но
ребята не зря называют центр
домом,семьей. Эта семья учит
справляться с трудностями,
стрессовыми ситуациями. Настоящие
же трудности у наркомана
начинаются именно в трезвой жизни.
После реабилитационного центра
"заново родившемуся"
приходится начинать жизнь сначала:
получать образование, устраиваться
на работу, налаживать отношения с
родителями.

Сейчас в
"Сибири" живут десять
пациентов. Процесс их возвращения к
жизни — не только длительный, но и
очень дорогой. За пребывание в
центре родители наркомана
выкладывают по три тысячи рублей
каждый месяц. Правда, для иркутян
теперь есть возможность попасть
сюда по направлению городского
отдела здравоохранения и проходить
реабилитацию бесплатно: центру
"Сибирь" присвоен статус
муниципального. Но при этом у
взваливших на себя ответственность
за чужие жизни бывших наркоманов
(Антона и Алексея смело можно
назвать бывшими, ведь без
наркотиков они обходятся уже пять
лет) забот не убавилось. Даже
наоборот. Нынче, например, железная
дорога подняла арендную плату с
тысячи рублей в месяц до 88 в год.
Накануне отопительного сезона
демонтировала оборудование
электробойлерной, так что зимовать
придется, видимо, с буржуйками. Если
опять же не поможет город, которому
центр очень нужен.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Актуально
Мнение
Проекты и партнеры