издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мы шутя делаем серьезное дело

Мы шутя
делаем серьезное дело

И все-таки не труд превратил
обезьяну в человека. Это сделал
смех. Ну какие, скажите, из
представителей мира животных будут
собираться в кучу, чтобы до слез
похохотать над собой? Это
свойственно только людям, да и то не
всем: лучше всего хохмить и
прикалываться получается у особой
породы людей — хомо КВНус.
Плотность расселения этого
"хомо" в нашей стране не
одинакова, но в Иркутской области
его представители встречаются
довольно часто. "Чем отличается
хомо КВНус от обычных людей?" —
спросила я у Ашота Оганесяна,
президента Иркутского КВН.

— У
настоящего кавээнщика есть
бейджик, где написаны его имя и
фамилия, в какой команде играет, а
также должность… А если серьезно,
отличие, конечно, внутреннее:
кавээнщики — люди раскрепощенные.
Им ничего не стоит выйти на сцену,
сказать что-то в камеру или на
экзамене вывернуться. Они
оптимисты и умеют замечать в жизни
смешное. Умеют шутя говорить о
серьезных вещах.

— Что,
прямо-таки с пеленок и начинают
шутить?!

— Нет,
конечно. Часто к нам приходят
зажатые мальчики и девочки, но КВН
помогает раскрепоститься, учит
танцевать, петь, двигаться по сцене,
писать тексты. Словом, КВН
развивает их потенциал,
совершенствует, открывает новые
грани. Тот, кто прошел эту школу, в
жизни не потеряется. Кавээнщики
обычно преуспевающие люди.

Начали
играть в КВН в иркутских вузах
давно, но официальный статус он
получил только в начале 90-х. А год
назад у него появилось название
"КВН на Ангаре". Впрочем,
называть Клуб веселых и находчивых
официальной структурой язык не
поворачивается, все у них как-то
несерьезно, даже устав. Например,
права членов клуба определены так:
"1. КВНщик имеет право на 30 секунд
для размышления. 2. Играть в КВН где
угодно, с кем угодно и когда угодно.
3. Быть капитаном, президентом и
вообще кем угодно, если будет на то
воля народа."

Подсчитать
точное количество кавээнщиков
невозможно — команды распадаются,
создаются новые, да и состав их все
время меняется. Но где-то человек 500
есть точно — это 18 команд в
студенческой и 32 в школьной лиге. А
если учесть группу поддержки,
"болеющих" друзей и родителей,
можно смело умножать эту цифру на
три.

— А ты сам
давно в КВНе? — поинтересовалась я у
Ашота.

— Начал
играть году в 93-м в команде школы N 17,
потом играл в команде
экономической академии "КГБ",
а в 99-м стал президентом и сейчас
занимаюсь организацией игр.

— Что,
по-твоему, изменилось в КВНе за эти
годы?

— Меняются
шутки. Раньше очень популярной была
тема: как нам сложно жить. Сейчас
больше шутят про рекламу,
телепередачи, меньше говорят о
политике. Шутки стали более
жесткие, часто на грани фола, раньше
были добрее, что ли. Еще недавно
были популярны подтанцовки, сейчас
и танцуют, и поют сами — те, кто
стоит в так называемой
"линейке". Стало лучше
звуковое сопровождение. Вообще КВН
становится профессиональнее, и
часто это уже не хобби, а заработок
(конечно, для тех, кто вышел на
российский уровень), многие со
временем становятся шоуменами,
телеведущими… Теперь кавээнщик —
это актер.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное