издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дайте шанс рецидивисту начать честную жизнь

Дайте
шанс рецидивисту начать
честную жизнь

Людмила
БЕГАГОИНА,
"Восточно-Сибирская правда"

Поводом для
написания этой статьи стало
известие о том, что депутаты
Законодательного собрания
отклонили программу социальной
реабилитации лиц, отбывших
наказание в местах лишения свободы.
Речь идет о мерах, предложенных
областной администрацией для
снижения рецидивной преступности в
регионе. Даже по официальным
данным, она составляет 50 процентов,
на самом же деле значительно выше
этой отметки.

По
количеству тюрем и лагерей, как
известно, нет нам равных в России: в
области их 22. Десятилетиями
ссылались в Сибирь отходы
человеческого общества — и теперь
мы имеем обширную лагерную сеть,
переименованную недавно из
исправительно-трудовой в систему
исполнения наказаний.
Действительно, скудное
финансирование пенитенциарных
заведений не позволяет создать
условия для "исправления"
лагерного народа — обучения,
оздоровления, приобретения
профессии. Зато теперь мы ежегодно
наблюдаем гуманные акты
государства в виде объявления
амнистий. И ощущаем на себе их
последствия: каждый такой акт
милосердия неминуемо выливается в
очередной виток роста
преступности. Иначе и быть не может:
получивших свободу
"счастливчиков" никто не ждет
у тюремных ворот с распростертыми
объятиями. Они не могут устроиться
на работу, им негде жить, они больны
и часто не нужны даже семье.
Ожидаемая в ближайшее время
амнистия коснется шести с
половиной тысяч человек — из них, по
прогнозу, три тысячи очень скоро
вернутся в зону. Естественно, для
этого им придется совершить не
менее трех тысяч преступлений. На
следующий год гуманный акт
"грозит" уже семи с половиной
тысячам осужденных —
соответственно возрастет число
краж и разбоев. Совершив их, четыре
тысячи преступников возвратятся в
исходную точку, на нары.

Сотрудники
органов исполнения наказаний,
авторы этих прогнозов, могут
рассказать, как перед каждой
амнистией многие из их подопечных
слезно просят: "Оставьте меня в
зоне, мне некуда идти."
Следователи сталкиваются с
проблемой: подозреваемые торопят
их с предъявлением обвинения:
получившие свободу не желают ею
наслаждаться. Их можно понять. В
ближайшее время готовится амнистия
для женщин и несовершеннолетних.
Куда пойдут выпущенные на волю
подростки? В семьи с
неблагополучной обстановкой, где
их вынуждают совершать
преступления? Или в
канализационные колодцы, где
некоторые из них жили, пока не
угодили за решетку? Ведь сегодня
многие несовершеннолетние узники
не имеют вообще никакой семьи. В
Ангарской воспитательной колонии,
например, каждый девятый
отбывающий наказание — сирота.

Положение
усугубляется тем, что большинство
подростков в зоне больны
наркоманией, многие ВИЧ-
инфицированы. Вольная, которую
получат тысячи больных
преступников, несет угрозу
здоровому населению. Если, конечно,
выпущенным на свободу не будет
своевременно оказана помощь.
Судите сами: в 1999 году из лагерей
освободилось всего 89 ВИЧ-
инфицированных, в прошлом году —
уже почти в десять раз больше.
Известно также, что лишь один из
трех носителей этого смертельного
вируса встает после выхода из зоны
на медицинский учет, остальные
просто "растворяются" среди
здоровых. Не лучше положение с
туберкулезными больными: ежегодно
на волю выходят около тысячи
чахоточных (в зоне их больше шести
тысяч).

Отклоняя
(даже без обсуждения!) программу
реабилитации лиц, отбывших
наказание, депутаты явно не
подумали о том, в каком положении
находятся сегодня их избиратели.
Если больных заключенных
выбрасывать на улицу, не протянув
им руку помощи, число зараженных по
эту сторону лагерных ворот будет
возрастать многократно. В проекте
программы, отвергнутой депутатами,
предусмотрено выделить в течение
2002-2003 годов 10 миллионов рублей из
областного бюджета на
лечебно-профилактическую помощь
тем, кто вернулся из мест лишения
свободы и будет жить среди нас.
Средства мизерные при таком
критическом положении.
Предполагалось, что они будут
направлены на приобретение
оборудования, лекарств и реактивов
в медицинские учреждения области,
прежде всего в районные больницы,
где необходимо организовать
бесплатное обследование и лечение
выпущенных на волю
туберкулезников, наркоманов и
ВИЧ-инфицированных.

Проект
областной государственной
программы реабилитации лиц,
отбывших срок за уголовное
преступление, разрабатывался
специалистами ВНИИ МВД при участии
управлений и комитетов
администрации области, комиссии по
правам человека при губернаторе,
службы исполнения наказаний
Минюста РФ. Пока программа прошла
по всем чиновничьим кабинетам, она
значительно "похудела". Прежде
всего, вылетел пункт о создании
реабилитационного центра, где
только что прибывшие из мест не
столь отдаленных могли бы в течение
одного-двух месяцев адаптироваться
к новой жизни — в бюджете не нашлось
для этого 18 миллионов рублей.
Отклонено предложение и об
открытии ночлежек для людей, не
имеющих крыши над головой. В
отличие от Перми, Саратова,
Красноярска, изыскавших финансовые
возможности для организации
центров адаптации бывших
заключенных, наш проект (в уже
урезанном виде) не обещает
получившим волю ни пристанища, даже
временного, ни обеспечения работой.
В нем запланированы лишь создание
государственного центра
социально-правовой поддержки
молодых людей, субсидии для их
работодателей и доставка
освободившихся ВИЧ-инфицированных
в Иркутск для оказания помощи. Но и
эти меры показались депутатам
излишними.

Больше всего
денег — 14,5 миллиона рублей —
предполагалось по программе
направить для расширения в 2002- 2003
годах сети школ и профессиональных
училищ в зоне. Это объясняется тем,
что три четверти заключенных (18
тысяч человек) — молодые люди, в
большинстве своем — не имеющие
профессии (3 тысячи не осилили
девятилетку, многие не умеют
писать). Чтобы после освобождения
они получили хоть какой-то шанс
трудоустроиться, необходимо
обучить их грамоте и ремеслу. Если
мы не хотим, чтобы все они опять шли
воровать.

На очередной
сессии Законодательного собрания
депутаты, скорее всего, вернутся к
обсуждению проблемы реабилитации
бывших заключенных. Если опять не
отделаются расхожей фразой: у нас,
мол, и кроме преступников есть о ком
позаботиться. Но ведь ясно же: не
будут осужденные вечно сидеть за
колючей проволокой — они вернутся в
общество, и нам все равно придется
жить с ними рядом. Так дайте же им
шанс начать новую жизнь! Будем
называть вещи своими именами: не
желая вникать в проблемы
освободившихся из зоны, власть
вносит свою лепту в рост рецидивной
преступности.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное