издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чтобы деньги не вылетали в трубу... центрального отопления

Чтобы
деньги не вылетали в трубу…
центрального отопления

Реформа в
жилищно-коммунальной сфере может
не волновать разве что бомжей да
миллионеров. Остальных же, кто не
потерял кров и не имеет
сверхдоходов, очень даже беспокоит.
Конечно, неплохо иметь чистые и
благоустроенные подъезды, не знать
перебоев с горячей водой, теплом,
электричеством. Но где гарантия,
что реформа принесет все эти блага?
И по карману ли окажется их цена?
Размышлениями об этом попросили
поделиться первого заместителя
мэра г. Иркутска Сергея Дубровина.

— Сергей
Иннокентьевич, не возникает ли у
вас ощущения, что мы слишком
торопимся со сроками реализации
коммунальной реформы?

— У меня
ощущение, что мы с ней безнадежно
отстали. "Коммуналка" уже
давно стала этакой черной дырой,
куда проваливаются миллионы
бюджетных средств. Причем тратятся
они весьма не эффективно. И вряд ли
стоит особо удивляться, что
коммунальное хозяйство находится в
запущенном состоянии. Жилой фонд
ветшает, надежность и
экологическая безопасность
инженерных систем снижаются, я уже
не веду речи о замене сгнивших
трубопроводов. Ремонты ведутся в
лучшем случае по возможности, в
худшем — когда все начинает
рушиться. Не случайно президент
Путин на совещании в Томске
заметил, что мы "проснулись на
пороге коммунальной катастрофы",
и признал реформу в ЖКХ
"важнейшей из реформ нашей
жизни".

— Тем более
что она декларирует и повышение
качества жилищно-коммунального
обслуживания, и обеспечение
надежности, комфортности и
безопасности условий проживания, и
социальную защиту населения в
оплате за эти услуги. Интересно,
какова цена вопроса этих
деклараций?

— Очень
высока. В 2000 году, к примеру, доля
ЖКХ в бюджете Иркутска составила 22%
(в Тюмени и Хабаровске — 27%, Томске —
42%). В то же время
недофинансирование составило 20% от
объема необходимых средств.
Проблема усугубляется огромной
задолженностью, образовавшейся в
результате неплатежей
потребителями всех уровней и
категорий — от муниципального до
федерального, я уже не говорю о
населении.

Между тем
износ коммунальной инфраструктуры
составляет на сегодня более 60%,
четверть основных фондов отслужила
свой срок полностью. Строит ли
удивляться, что суммарные потери в
тепловых сетях достигают 30% от
произведенной тепловой энергии.
Вот вам и ответ на вопрос: где рост
пенсий, повышение зарплаты
бюджетников и прочие маленькие
радости нашего бытия? Они в трубе, в
буквальном смысле этого слова, — в
трубе центрального отопления.

— По-вашему,
положение безысходное?

— Далеко нет.
В городском коммунальном хозяйстве
ведутся как
аварийно-восстановительные работы
(нынче под них выделено 143 млн.руб),
так и планово-предупредительные
ремонты сетей. К примеру,
"Иркутсктеплоэнерго"
переложило нынче 5,5 км, ВКХ — 5 км,
Иркутские тепловые сети — 1,7 км. С 1999
года продолжается интенсивное
закрытие нерентабельных угольных
котельных, с прошлого — заработала
программа развития водо- и
теплохозяйств. Правда, затраты на
аварийные ремонты пока превышают
плановые.

Следующий
шаг — структурная реорганизация
отрасли, создание альтернативных
структур, что позволит создать
конкуренцию в сфере ЖКХ. Не изменив
стиля работы наших домоуправлений,
ДЭЗов и РЭУ, мы не двинемся вперед. В
доме должны объявится хозяева.
Таковыми должны стать сами жильцы,
объединившись в товарищества
собственников жилья, кондоминиумы
и т.д. Опыт действующих товариществ
свидетельствует, что новые
образования добываются неплохих
показателей и действуют весьма
эффективно. Объединив группу домов
(двор), жильцы сами нанимают
(избирают) управляющего, им есть с
кого спросить за порядок в подъезде
и во дворе.

— Чтобы
привлечь частника, необходимо
иметь четкое представление о
реальной стоимости каждой услуги,
механизмы оценки технологической и
финансовой их стоимости. Для этого
нужны хорошо обученные кадры.

— Согласен,
кадровый — это один из главных
вопросов коммунальной реформы,
можно сказать, ее краеугольный
камень. Но условия для их
подготовки у нас есть — кафедры
технического университета и
экономической академии не только
готовят хороших специалистов и
переобучают наши кадры, но и
впитывают в себя наработанные в
коммунальной сфере опыт, знания.
Все лучшее становится достоянием
руководителей муниципальных
образований, коммунальных
предприятий.

— Столь
масштабные объемы работ требуют и
серьезных денег. Значит ли это, что
разработчики реформы решили
поправить положение дел за счет
потребителя и форсировать
повышение уровня квартплаты и
коммунальных услуг?

— Выход
напрашивается именно такой —
повышение тарифов и переход на
полную оплату предоставляемых
услуг. Но не готовы наши люди ни
материально, ни морально к резкому
повышению квартплаты, как бы их не
подгоняли. Тем более у нас, в Сибири,
где расходы и на обогрев жилища, и
на одежду, и на питание выше
среднероссийских.

Значит, мы
должны добиваться, в том числе и
через депутатов Госдумы,
протекционистских условий для
проведения реформы. Это во-первых.
Во-вторых, переход на полную оплату
населением произойдет лишь тогда,
когда размер пенсий и зарплаты
достигнет нормального уровня.
Сегодня Иркутск и вся область стоят
как бы на водоразделе между
регионами, принявшими федеральный
стандарт уровня платежей в 80% (это
Омская, Томская области и
Республика Бурятия), и регионами,
которые имеют уровень 54-55%,
(Новосибирская область). У нас — 60%.

Думаю, важнее
всего в решении проблемы платежей
поднять среднедушевой доход
населения, который в Красноярском
крае составляет 3087 руб., в Иркутской
области — 2693руб., в Бурятии — 1838,6 руб.,
в Читинской области — 1341,4 руб.

И, наконец,
следует проработать переход на
платежи в зависимости от дохода
семьи. Мы в городской администрации
прекрасно понимаем: если и повышать
сегодня тарифы на содержание жилья
и коммунальные услуги, то надо
экономить на издержках
коммунальной сферы, сокращать
затраты на поставку тепла, воды,
электроэнергии в дома и квартиры
иркутян. Жители должны знать, что
повышение тарифов приведет,
во-первых, к увеличению
планово-предупредительного
ремонта, не только общедомовых
систем, но и в квартирах; во-вторых,
повысится заработная плата
работников, непосредственно
занятых в обслуживании жилого
фонда. сегодня разрыв их оплаты
труда со среднегородской достигает
2,4 раз. И, в-третьих, будут сохранены
социальные льготы для
малообеспеченных граждан.

— Сергей
Иннокентьевич, а как работает
введенная в Иркутске новая форма
социальной поддержки населения —
система жилищных компенсаций,
субсидий малообеспеченным слоям
населения?

— Дотации на
оплату коммунальных услуг
предоставляются безвозмездно в
безналичной форме с учетом
совокупного дохода семьи,
прожиточного минимума и
действующих льгот. В этом деле
главная роль отводится уже самим
иркутянам. Учитывая среднедушевой
доход, получающих субсидий у нас
должно быть куда больше, чем,
скажем, в Кемерове. Но пока
получается наоборот. Узнав, что эти
средства на руки не выдаются,
многие уходят, не оформив
документов. Зато потом громче всех
возмущаются ростом квартплаты.
Должен сказать, что администрация
предусматривает значительное
повышение дотационных отчислений
на 2002 год. И еще. Мы будем продолжать
взимать долги с неплательщиков,
используя и помощь судебных
органов, и СМИ, и авторитет
сознательных жильцов.

К этому
хотелось бы добавить: система
жилищных компенсаций — это лишь
одна из мер, смягчающих фискальную
направленность реформы. Чтобы мы с
вами и городской бюджет смогли
справиться с возрастающей
коммунальной нагрузкой,
администрация вместе с
координационным советом по
теплоснабжению серьезнейшим
образом занялись вопросами
обновления основных фондов,
энергосберегающих (читай:
деньгосберегающих) технологий,
другими мероприятиями по снижению
затрат в коммунальной сфере. Многие
из них значатся в городской
программе модернизации
коммунальной энергетики, которую
мы намерены решить в ближайшие 3-5
лет.

Беседу
вел
Александр АНТОНЕНКО

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер