издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Красные кадастры" Прибайкалья

"Красные
кадастры" Прибайкалья

Георгий
КУЗНЕЦОВ,
"Восточно-Сибирская правда"

"Основной целью издания
данной книги является сохранение
биоразнообразия в Байкальском
регионе. Но чтобы охранять, надо
прежде всего знать, какие виды
нуждаются в охране и где они
находятся".

"Сохранение
биоразнообразия невозможно без
активного участия местного
населения".

(Из книг
"Кадастр редких и исчезающих
растений Иркутского района" и
"Кадастр редких и исчезающих
видов животных Иркутского района).

В Иркутске, в
рамках программы Глобального
экологического фонда
"Сохранение биоразнообразия
Байкала", выпущены в свет две
замечательные книги: "Кадастр
редких и исчезающих видов животных
Иркутского района" и аналогичная
по сосудистым растениям этой
территории.

Пишу о
познавательных книгах с некоторой
грустью, заведомо зная, что многие,
кому они нужны и интересны, не
смогут их приобрести. Тираж каждой
всего-навсего: 100 (сто) экземпляров.
А потому, едва приобретя бумажную
плоть, книги, насыщенные
систематизированной, выверенной
информацией, хорошо
иллюстрированные, стали редкостью.

По сути своей
это Красные книги животных и
растений Иркутского района.
Научное, не всем понятное слово
"кадастр" (в "переводе" на
общедоступный язык —
систематизированный свод сведений)
использовано в названии по
"техническим" причинам. Дело в
том, что Красные книги имеют
определенный юридический статус и
в нашей стране могут издаваться не
менее чем для территории субъекта
РФ, а здесь — всего лишь
административная единица области.
Впрочем, у "красных кадастров"
есть и заметное преимущество перед
официальными Красными книгами по
более широкому перечню категорий
животных и растений, требующих
особого внимания.

Иркутский
район удостоен чести иметь свои
"красные кадастры" по
нескольким причинам. Во-первых,
потому что он примыкает на
значительной протяженности к
акватории озера и, будучи
густонаселенным (плюс многие
тысячи отдыхающих, приезжающих на
Байкал летом), оказывает
существенное и далеко не
благотворное влияние на уникальную
экосистему озера.

Во-вторых,
потому что на территории
Иркутского района находится
бассейн реки Голоустной, принятый
Глобальным экологическим фондом в
качестве модельной территории, на
которой экспериментально
отрабатываются приемы, методы,
условия, при которых каждый живущий
здесь человек будет заинтересован
в сохранении биологического
разнообразия, в сохранении
естественности окружающей природы.
Если перейти на высокий стиль, речь
идет о поиске путей и возможностей
гармоничного сосуществования
человека со своей прародительницей
— природой.

И, в-третьих,
несмотря на значительную
нарушенность естественных
экосистем человеком, здесь еще
сохранились укромные уголки, где,
пусть в малых количествах,
умудряются жить и расти редкие
представители животных и растений
плюс эндемики и реликты.

Книги, в
частности, утверждают, что из 208
видов позвоночных животных,
включенных в Красную книгу
Иркутской области, на территории
Иркутского района выявлено 158
видов. Авторы изданий не исключают,
скорее, даже надеются, что в
процессе дальнейшего изучения
территории здесь будут выявлены
новые редкие, исчезающие,
реликтовые и эндемичные виды
позвоночных.

Ситуация с
сосудистыми растениями аналогична.
Из 168 видов по области здесь найдены
и описаны 62. И это, предполагают
ботаники, тоже наверняка не полный
список.

Хорошо, если
списки неполные. Хуже, если они
избыточные. В том смысле, что в
книгах названо растение или
животное, указаны места их
обитания, а в действительности те
территории уже либо распаханы, либо
вырублены. Такое, увы, совсем не
исключается. Исторические примеры
тому есть. Вот один из них,
приведенный в кадастре редких
растений. Пример фиалки иркутской!

Многие ли
знают, что есть в природе такой
симпатичный, правда, совсем
небольшой цветок, официально
носящий имя нашего областного
центра — ФИАЛКА ИРКУТСКАЯ. В
кадастре редких растений она
обозначена как эндем Прибайкалья.
Эндем, значит, что такого растения
больше нет нигде на планете. Его
можно найти только в Байкальском
регионе: в Иркутской области, в
Бурятии. Фиалка иркутская была
найдена и впервые описана в 1902 году
тем самым знаменитым Турчаниновым
в окрестностях сел Щербакова (ныне
затоплено Братским водохранилищем)
и Бажей (указанные места ныне
распаханы). Составители кадастра
пишут: "В указанных местах нами в
1988 — 1990 гг. фиалка иркутская не
обнаружена". В то же время они
называют новые места обитания
этого растения: ":Окрестности
Иркутска — 12 км Александровского
тракта; близ с. Урик; близ с.
Голуметь; село Верхоленск; близ
впадения Куленги в Лену; близ
селения Тибельти в Тункинской
долине; оз. Байкал между селениями
Култук и Старая Ангасолка".

Фиалка
иркутская характерна так
называемым прерывистым
распространением. То есть она не
занимает обширных ареалов (это вам
не пырей, не осот, не крапива и даже
не благородная сосна), а растет на
ограниченных участках и уже
поэтому весьма уязвима. Особенно
если учесть, что местные власти,
используя несовершенство
российского законодательства,
довольно "благосклонно"
относятся к "полузаконному" и
вовсе незаконному захвату земель
под строительство коттеджей, под
дачные, садоводческие кооперативы.
Вот и в эти дни в Большой Речке, к
примеру, уже намечены к вырубке
прибрежные лесные массивы,
находящиеся на территории поселка.
Здесь предполагается
строительство жилых домов не
только для своих селян, но и для
богатых иркутян. Местные жители по
этому поводу негромко ропщут (школа
и больница теряют естественную
зеленую зону, по сути — парк), но у
сельской и районной администрации
есть железный козырь: село не имеет
утвержденного по всем правилам
генерального плана развития,
значит, под застройку пока еще
можно отдать любой участок.
Серьезного наказания за это не
последует. Прибайкальский
национальный парк, на территории
которого находится поселок, при
желании мог бы встать на защиту
соснового бора, растущего на
территории поселка, но закон его к
этому прямо не обязывает. Значит,
все зависит от понимания проблемы
конкретным человеком, в первую
очередь руководителем.

Для
коренного изменения ситуации
необходим не тихий ропот, а громкий
протест местного населения. Но
громкого и массового протеста нет,
хотя в беседах многие высказывают
сожаление о почти обреченном
сельском боре. Иван Овчинников,
один из инициаторов издания этих
книг, надеется на экологически
просвещенных, в том числе и с
помощью изданных кадастров, детей.
Завтра они станут руководителями
сельской, районной администраций,
Прибайкальского национального
парка. Иван Павлович уверен, что
если сегодня какой-нибудь рыжий
пацан со своим учителем ботаники
найдет благодаря кадастру редких
растений новое место обитания той
же фиалки иркутской и тем более
если его имя будет зафиксировано в
соответствующих документах, то
завтра, став руководителем района,
он это место уже не отдаст под
строительство предприятия. Cлова
Экзюпери "Мы в ответе за тех, кого
приручили" (спасли, выходили)
стали популярными и часто
цитируемыми не потому, что мудрый
человек написал их на бумаге, а
потому, что они есть в душе каждого.
Эту ответственность надо лишь
пробудить, в том числе и
познавательными книгами.

Ну а кадастр
редких животных, тот и вовсе
сплошной стимул для сегодняшних
школьников изучать естественные
науки. Перспективы необъятные.
Первый же вид, описанный в книге, —
ночница усатая — сплошная загадка:
"Малоизученный вид, ареал в
деталях неизвестен, численность не
поддается анализу:". Ночница
усатая — это летучая мышь.
Рукокрылые появились на планете
гораздо раньше людей. Будь у них
хоть капля разума, не гадали бы мы
сегодня, откуда взялась в Байкале
нерпа и как образовался сам Байкал.
Они относятся к наиболее древним
видам, а значит, свидетели
формирования сегодняшнего
состояния природы.

В изданных
книгах в описании животных и
растений указываются и так
называемые "лимитирующие
факторы" — причины, по которым
животное или растение стали
редкими. Они излагаются сухо,
официально, научными терминами.
Эмоциям здесь нет места. И это
правильно: эмоции и достоверность
не всегда совместимы. Но даже в этих
официально- казенных книгах ученые
составители, похоже, не смогли
полностью отрешиться от
собственных чувств. Об этом
говорит, к примеру, описание
лимитирующих факторов степного
хорька из семейства куньих:
"Пожалуй, из всех факторов
наибольшее значение играет
браконьерская охота, весеннее
выжигание стерни на полях и
СОВЕРШЕННО НЕОБЪЯСНИМОЕ С ТОЧКИ
ЗРЕНИЯ ЗДРАВОГО СМЫСЛА уничтожение
этого красивого и ценного зверька в
летний период. Большое значение
оказывает и повсеместная распашка
степных участков под
сельскохозяйственные земли".

Выделенная
мной фраза — это откровенный прорыв
эмоций составителей, что в научных
трудах не приветствуется.
Исследователь должен быть (ради
объективности) беспристрастным и
объяснять то, что другим кажется
необъяснимым. Но здесь я на стороне
эмоциональных авторов "красных
кадастров". Может быть, некто,
прочитавший эту фразу, вскинув
ружье в инстинктивном азарте на
незнакомого зверька или пичугу, в
последний момент вспомнит ее и,
обратившись к здравому смыслу,
спросит себя: "А зачем,
собственно?".

Человек
распахивающий, вырубающий,
затапливающий: это еще можно хотя
бы объяснить, а в исключительных
случаях даже оправдать: каждому
поколению хочется жить богато и
беззаботно, в том числе и за счет
якобы "бесплатной" и такой
легкодоступной природы. Но
человечество, как показывает
практика, еще не настолько разумно,
чтобы понять: "Чем бездумнее (или
безумнее?) используем мы природные
ресурсы сегодня, тем меньше
оставляем шансов на выживание
своим потомкам". Изданные книги —
не панацея. Они ситуации в
глобальных масштабах не исправят.
Но Иван Овчинников (напомню, не
биолог, а компьютерщик, понимающий
природу) говорит, что если хотя бы
несколько человек после знакомства
с "красными кадастрами" станут
руководствоваться в отношениях с
природой здравым смыслом, значит,
временный творческий коллектив
работал не зря и Глобальный
экологический фонд тоже не зря
потратил деньги на эти издания.
Жаль, что выделенных средств
хватило всего лишь на 100
экземпляров каждой книги. Сергей
Зубарев, глава Иркутской районной
администрации, познакомившись с
кадастрами воочию, заявил о желании
издать еще хотя бы сотню
экземпляров. Он, по словам И.
Овчинникова, ищет деньги на
дополнительный тираж. На
территории района находится около
80 школ, сохранились и сельские
библиотеки. Глава районной
администрации считает, что такие
издания должны быть в каждой школе
и в каждой библиотеке, хотя бы по
одному экземпляру. Они должны быть
доступны всем, потому что учат
понимать малую родину, любить ее не
только чувствами, но и разумом.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное