издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пародии Владимира Скифа

Пародии
Владимира Скифа

Василий Козлов

В книгу пародий "Себя не
сознаваху" полностью вошли два
первых издания Владимира Скифа
"Бой на рапирах" (Иркутск, 1982 г.)
и "К сопернику имею интерес"
(Иркутск, 1993 г.). Кроме того, в
итоговый шестисотвосьмистраничный
сборник поэта включены пародии,
написанные за последние семь лет.

Скиф давно
задумал и в этом году закончил цикл
пародий на своих однофамильцев —
поэтов Смирновых — под названием
"Смирновиада", который
включает в себя 24 пародии. В них
широко представлены поэты
Смирновы, живущие и пишущие стихи в
разных уголках России.

Цикл пародий
"В лесу родилась елочка" тоже
создается на протяжении многих лет.
Это пародии на заданную тему: как
разные по творческому стилю
иркутские и столичные поэты
написали бы известную всем детям и
взрослым новогоднюю песенку.

Раздел книги
"Тираж дыхания" включает новые
пародии на москвичей, ленинградцев,
а раздел "В дебрях лирики" —
пародии на сибиряков.

Новый раздел
"Эпиграммы", которого не было в
других книгах, дает представление о
Скифе-эпиграммисте.

А последний
раздел "Ночная викторина" —
этакий неожиданный сюрприз
любителям сатиры и юмора. В нем
напечатаны эпиграммы и пародии на
самого Владимира Скифа, написанные
разными российскими авторами с
начала восьмидесятых годов по
нынешнее время. Здесь очень
разнообразная авторская палитра и
широкая география: Виктор
Завадский и Нина Беставашвили
(Москва), Георгий Медведовский
(Ульяновск), Владимир Латышев
(Курск) и многие другие. Ну и,
конечно же, ярко и многообразно
представлены авторы Иркутска: от
некогда известных сибирякам
спортивного комментатора Льва
Перминова и журналиста Александра
Гайдая до писателей Владимира
Жемчужникова, Павла Забелина,
композитора Виктора Грозина,
других иркутян, "наточивших
зуб" на Владимира Скифа.

* * *

Любитель
старух

Светила
полная луна,

И не было
греха

Ни в том, что
ты была пьяна,

Старуха,
дрянь, труха,

Ни в том, что
мир скатился в бред,

Навязчивый,
больной,

И что Творец
эксперимент

Поставил
надо мной.

И страсть
была, и страх, и грех,

Но и во тьме
греха

Ты мне была
желанней всех —

Старуха,
дрянь, труха…

Алексей
Шманов.

Я — не
Раскольников. О, да!

Старух не бью
в висок.

Мне очень
нравится, когда

Из них шуршит
песок.

Увижу старую,
дрожу,

Брожу с ней
дотемна

И по лугам ее
кружу,

Аж падает
она.

Потом, припав
к ее плечу,

Без всякого
"ха-ха"

Старухе
ласково шепчу:

— Старуха!
Дрянь! Труха!

Старуха
шамкает в ответ

Какие-то
слова,

А для меня на
свете нет

Роднее
существа.

Читатель мой,
ты с толку сбит.

"Что
дальше?" — голосок.

Моя старуха
крепко спит,

Я слушаю
песок.

* * *

Валерий
ФРОЛОВ

(г. Саянск)

Варвар

Владимиру
Скифу

Он славно жил
и не тужил,

Не стал по
жанрам шарить,

В огне
пародии решил

"Мясцо
братишек жарить".

Его
стремительных атак

Любой поэт
боялся.

Мясцо сей
варвар просто так

Не смаковал.
Питался!

Он хохотал
среди утех,

Не
расставался с лирой.

И закреплял
ехидный смех

То шпагой, то
рапирой.

Трудился
варвар много лет,

Поэтам рыл
курганы.

А кто был
шпагою задет,

Зализывает
раны.

Александр
ГАЙДАЙ

Владимиру
Скифу

О древних
скифах. Их культуре.

Давно ведет
наука спор.

Но СКИФА
увидать в натуре

Нельзя —
считалось до сих пор.

Ура! Развеян
этот миф!

Живет в
Иркутске гордый Скиф!

Познав его
искусства грани,

Читатель
шепчет в умиленье:

"О Скиф!
Захорони в кургане,

Как
драгоценные каменья,

Свои
бесценные творенья!"

Лев ПЕРМИНОВ

Владимиру
Скифу

Нет, он не
скиф, не печенег.

Скорей всего

он ближе к
крокодилам.

Он слезы
льет, когда поэтов ест,

И ставит им
букеты по могилам.

Владимир
ЛАТЫШЕВ

(г. Курск)

Владимиру
Скифу

Здесь, в
Европе, тяжко

Юмору,
сатире.

Ну, а вам не
страшно:

Вы уже в
Сибири.

Григорий
МЕДВЕДОВСКИЙ

(г. Ульяновск)

На трио
пародистов

(Игорь
Безбородов — г. Липецк,

Владимир
Скиф — г. Иркутск,

Григорий
Медведовский —

г. Ульяновск)

Не лишены мы
творческого дара,

Нас манит
одинаково Парнас.

Два сапога,
как говорится, пара.

Но кто же все
же валенок из нас?

На карауле

Князь
Пожарский спит у храма

Рядом с
Мининым…

Юрий Смирнов
(Москва)

Воробьев
забилась пара

Под застреху.

Спят
красотки Ренуара

И Лотрека.

Спят
стяжатели, подлизы

(Их немало).

Итальянка
Мона Лиза

Задремала.

Персонажам
спать охота.

Спит
губастый

На коленях
Дон Кихота

Санчо Панса.

Спит царевна
Несмеяна

На подушке:

Уходить ей
утром рано

Во лягушки.

К ней
любовью, как Тортилла,

Я проникся.

Спят в гостях
у "Крокодила"

Кукрыниксы.

Петр Первый
спит на стуле

В русском
стане.

Только я на
карауле,

Не до сна мне.

Только я на
карауле

Днем и ночью

Зелье
варится в кастрюле:

Рифмы,
строчки.

Буду долго у
кастрюли

Оставаться,

Чтобы
критики заснули

Лет на
двадцать!

Завещанье

… Я хотел бы
в один гроб

С водкой и с
любимой…

Дмитрий
Гендин

Как умру я, вы
меня

Шибко не
кляните,

Но без бабы,
без коня

И не
хороните!

Как услышите
— усоп! —

Попрощайтесь
с Димой,

Положите
меня в гроб

С водкою
любимой.

Я умел
красиво жить,

Выпивать в
охотку…

Что же ближе
положить

Бабу или
водку?

С бабой вроде
бы оно

Как-то
веселее.

Ну, а водка и
вино

Для души
милее.

Все — ушел!

Целуйте в лоб

И живите в
мире.

Не забудьте
водку в гроб:

Ящика четыре!

Со зверями на
"ты"

… Мы с
лосихою Машей

Сразу стали
на "ты"…

… Пусть пишу
неказисто,

Ничего,
научусь…

Денис
Цветков

Выключаю
транзистор,

Чтоб не сбил
моих чувств.

Я пишу
неказисто,

Потому что
учусь.

Я сижу в
зимовейке

И на пальцы
дышу,

То стихи, то
статейки,

То картины
пишу.

Вот допью
простоквашу

И присяду к
огню,

Про
медведицу Машу

Я стихи
сочиню.

Про лосиху
Наташу,

Про волчицу
Гузель,

Кабаниху
Малашу,

Росомаху
Нинель.

Пред зверьем
не пасую,

Узнаю их
черты,

Краской,
словом рисую

И со всеми —
на "ты".

Когда-то и
теперь

… Любить
умею буйно, не думая о судьях…

… Душа —
комок из жалости,

Из тонких
слезных струй.

Все меньше
веришь в радости,

Все горше
поцелуй…

Ольга
Горбовская

Так мало в
жизни радости…

Куда исчезли
вы,

Кондитерские
сладости

И сладости
любви?

В любви была
я буйная,

Хоть вызывай
врачей,

А ныне слезы
струйками

Слились в
большой ручей.

Когда-то
страстью редкою

Я поражала
всех.

Сегодня
горькой редькою

Стал поцелуй
и грех.

Зато теперь
под звездами,

Забыв и смех
и грех,

Стихами
буйно-слезными

Я поражаю
всех.

Коктейль

(Александр
Сокольников)

Египетским
рабом

Врубаюсь в
поэзию.

Давят меня

Пирамиды
Хеопса

Вот уже
четыре

Тысячи лет.

Но я все еще
жив.

Зато
собратья

Чуть не
прихлопнули

В Союзе
писателей.

Кстати,

Гопсосмыком

Это не я.

Я — Александр
Сокольников.

Соколом

Взлетаю в
небо,

Взбиваю

Пропеллером
верлибра

Коктейли

Из

Облаков,

Извлекаю из
пчел

Янтарную
музыку меда.

Мода…

Стою у
комода…

Извините!

Запутался.

Путы.

Капутикян.

Капуста.

Пусто.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное