издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кундуйская модель подворья

Кундуйская
модель подворья

Геннадий
ПРУЦКОВ,
"Восточно-Сибирская правда"

— Кто хочет
работать — тот работает, кто
работает — тот живет, — говорит Юрий
Павлович.

— Интересно,
сколько же получают те, кто хочет
еще и заработать?

— Примерно по
полторы тысячи.

Ответ
обескуражил. СХПК "Колхоз
"Годовщина Октября"
Куйтунского района, которым
руководит Подъячих, один из лучших
в Иркутской области. По итогам
соревнования в 2001 году ему
присудили третье место. И вот на
тебе: за все про все платят тут лишь
полторы тысячи. Видя недоумение на
моем лице, председатель уточняет:

— Я назвал
среднюю цифру. Кто-то больше имеет,
кто-то меньше. Возьмите Александра
Петрушина. Прекрасный механизатор.
Рекордсмен в своем деле, ведь никто
в Приангарье не заготовил столько
кормов, сколько Петрушин. Награжден
Почетной грамотой областного
сельхозуправления, вымпелом
администрации области, от нее же
денежную премию получил. Или
Алексей Михальский. Сколько помню,
все время на тракторе да на
комбайне работал. Золотые руки,
светлая голова. На своем
"Енисее" нынче свыше восьми
тысяч тонн зерна намолотил. А
Николай Ковалев — это же пахарь в
буквальном и переносном смысле
слова. Ну-ка поработай и год, и два, и
три в грохоте и пыли… Чего греха
таить, не такая уж совершенная у нас
техника, и потому не каждый
выдерживает нагрузки. А Николай
справляется и добивается рекордной
выработки. Этим летом и осенью
более 500 гектаров напахал. Вот таким
труженикам платим сполна. А на
каждый рубль зарплаты еще зерно
выделяем. Люди подсобным
хозяйством занимаются. Так что кто
не ленится, тот зарабатывает.

Несколько
позднее я узнал в районном
статуправлении, что на территории
Кундуйской местной администрации,
где расположены бригады
"Годовщины Октября", проживают
1850 человек. Из них каждый третий
работает в колхозе. Это
естественно, поскольку в число
живущих входят пенсионеры и
милиционеры, школьники и груднички,
педагоги, медики, груднички,
работники торговой системы. Есть, к
сожаленитю, и такие, кто нигде не
трудится. Сколько их — не знаю, не
уточнял. Такого куда пошли — толку
никакого, а домой к нему зайди —
хоть шаром покати. Имея в виду вот
такую категорию жителей и говорил
Подъячих: "Кто хочет
работать…"

По словам
специалистов, только лодыри не
держат сейчас своего подворья.
Две-три коровы, 10-12 свиней, овцы,
птица — вот что имеют крепкие
зажиточные колхозные семьи. Много
это или мало? Все познается в
сравнении. Проживающие на
территории Кундуйской
администрации колхозники,
бюджетники, пенсионеры имеют коров
даже больше, чем все 470 фермерских
хозяйств района. А уж свиней на
личном подворье и вовсе вдвое
больше, нежели у фермеров. Но если
подворье фермера основной и подчас
единственный источник доходов, то
работающий в СХПК "Колхоз
"Годовщина Октября" кроме
выручки с базара ежемесячно имеет
на руках примерно полторы тысячи
рублей от колхоза.

Очевидно, это
последнее обстоятельство и
сказывается на том, что тут так и не
прижилась так называемая
"усть-ордынская" модель
подворья, когда на личной ферме
скота вдвое-втрое больше, чем на
коллективной. Как держал колхоз
тысячу коров десять-двадцать лет
назад, так и держит. Есть небольшая
свиноферма — никто не закрывал и
закрывать не собирался. Правда,
года три назад Юрий Павлович
сетовал, что уж больно низкие
результаты она имеет. И это как-то
странно выглядело. Полеводы
рекорды устанавливают, доярки в
чемпионах ходят, а свинарки…
Сегодня и они в местных лидерах
числятся. Хозяйство теперь в
Усольском свинокомплексе
племенной молодняк закупает, кадры
обновили и пошло дело.

Да и как
колхозу жить без свинофермы, если у
него колбасный цех работает? По 400 и
более килограммов различных
копченостей выпускает он
ежесуточно. Впрочем, о подсобных
цехах по переработке молока, мяса,
выпечке хлеба наша газета не раз
рассказывала. Добавим лишь, что
переработка это беда и выручка
колхоза. Он имеет девять магазинов,
из них два в Братске. Именно туда и
направляется основной поток мясных
и молочных продуктов. Не сказать,
что наших колхозников ждут там с
распростертыми объятиями.
Конкуренты теснят. Среди
соперников посланцы Омска и
Красноярска. Правда, и здесь есть
свои нюансы. Самое простое заявить
о себе — это предложить низкие цены.
Но можно подешевле продавать месяц,
другой, а дальше… Дальше как бы не
разориться. И едва закрепившись,
дальние поставщики уже отправляют
продукцию качеством попроще или
просто похуже. Кундуй такого
позволить себе не может. Дорожит он
честью колхоза.

И вот
здесь-то возникают иные коллизии.
Понижать качество нельзя, повышать
цены невозможно, а расходы на
предстоящие, например, полевые
работы год от года растут. Что
делать?

— Приходится
брать кредиты, — честно признается
Подъячих. — Минувшей весной сначала
два миллиона рублей взяли, потом у
ЮКОСа набрали солярки, бензина и
масла на два с половиной миллиона.
Не очень-то приятно залезать в
долги, но зато посеяли, убрали,
кормов вдоволь заготовили. Год не
кончился — со всеми
задолженностями разделались.

Рассчитались
во многом благодаря тому, что
переработка беспрерывно
подпитывает, на полях и фермах
сумели высокой продуктивности
добиться. И в то же время в
соответствии с доходами и
расходами со своими тружениками
рассчитываются. Не шикуют, не
проедают.

Сегодня
председателя больше всего
тревожит, как бы снова цены на
горючее не поднялись, чтобы не
дорожали столь стремительно
запчасти. И как бы ни жаждала доярка
или свинарка зарплату побольше, они
понимают, что их благополучие во
многом зависит от того, как
сработает колхоз. Будут выше надои
и привесы — значит, денег будет
больше в кассе. Удастся опять
получить вот такой хороший, как
нынче, урожай — в собственных
закромах зерна не оберешься. А уж
остальное зависит только от них.

Да, крепкой
трудовой семье крутиться
приходится беспрестанно. Корма
заготовь, зерно на мельницу свози,
кашу для поросят приготовь, коровку
подои… А в это же время тебя ждет
или ферма колхозная, или поле
общественное. Хотя и неудобно ы
чужой карман заглядывать, но
непроизвольно пытаешься прикинуть,
сколько вот такая трудовая семья
прирабатывает. Беру названное
количество поросят, живой вес,
убойный, закупочные или
реализационные цены… Ба-а-а, да
вторая рабочая смена может
принести столько же "живых"
денег, сколько и общественное
производство. Это кроме того, что
такая семья сама себя кормит мясом
и молоком, картофелем и овощами,
детям помогает, что учатся вдали от
дома. Завидно? Не торопитесь. Не
каждому дано выдержать такую
двойную нагрузку. Великая нужда
заставляет крестьян из Кундуя,
многих сел и деревень трудиться не
покладая рук. И они трудятся и
кормят себя и всю свою родню.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное