издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Семейный "интернационал"

Семейный
"интернационал"

Владимир КИНЩАК,
"Восточно-Сибирская правда"

Научно почти
доказано, что все нынешние жители
Земли — кровные родственники и
произошли от одной женщины (мужчин,
как предполагается, было чуть
больше). Об этой крайне неудобной
для расистов и националистов
теории я вспомнил, когда иркутский
художник Павел Авенариус
рассказал, как он ездил в Германию
на ежегодный семейный съезд. На
"фамилиентаг" съехалось более
50 представителей династии,
основанной в начале шестнадцатого
века Йоганном Хаберманом из Чехии.

Заканчивая
Пражский университет,
родоначальник, по университетскому
обычаю того времени,
"настоянному" на трепетном
уважении к благородной латыни,
переиначил свою фамилию на
латинский лад. Таким образом,
Хаберман ("овсяный человек")
превратился в Авенариуса
("овсяного").

После
окончания университета магистр
богословия Авенариус переезжает в
Виттенберг и становится ближайшим
сподвижником еретика Лютера. После
смерти учителя Йоганн Авенариус
занимает кафедру в соборе
Виттенбергского замка, где и
зародилась реформация.

— Мой сосед
по даче, — замечает по этому поводу
Павел, — проходил в Виттенберге
военную службу. Он был в этом соборе
и видел "кафедру Авенариуса".
Она по сей день так называется.

Потомки
"овсяного человека" не просто
"плодились и размножались",
следуя божьему завету. Они оставили
заметный след в истории
цивилизации. Среди священников,
философов, профессоров европейских
университетов, врачей, гвардейских
офицеров, поэтов, писателей, ученых
и художников встречались
замечательные люди. Достаточно
вспомнить немецкого философа
Рихарда Авенариуса. Избрав его в
качестве идеологического
спарринг-партнера, Владимир Ленин
написал свой единственный
философский труд под названием
"Материализм и
эмпириокритицизм". В нем вождь
мирового пролетариата подверг идеи
оппонента безжалостной критике. И
это его сочинение почти целое
столетие изучалось студентами и
аспирантами всех советских вузов.

В отличие от
многочисленных Иванов, родства не
помнящих, Авенариусы на протяжении
всех пяти столетий не забывали, чьи
они потомки, и стремились не терять
из виду друг друга. А чтобы
облегчить узнавание, один из
российских Авенариусов в конце 19
века написал "Летопись рода
Авенариусов". Единственный
экземпляр изданной в Варшаве книги
хранится сегодня в Государственной
публичной библиотеке им. Ленина в
Москве.

Идея
создания семейного союза и
международных семейных
симпозиумов принадлежала
одесситке Жене Казаненко. В
двадцатые годы она эмигрировала в
Германию, вышла замуж за одного из
Авенариусов и, будучи человеком
увлекающимся и энергичным,
занялась восстановлением родовой
истории и генеалогического древа.
Затем она задалась целью
объединить Авенариусов всех стран
в семейный "интернационал".
Идея оказалась плодотворной и
долговечной. Начиная с 1949 года
Авенариусы всего мира устраивают
ежегодно в сентябре международную
семейную встречу. Сегодня
обязанности главы рода и летописца
исполняет 79-летний доктор
филологии Герд Авенариус. Он живет
во Франкфурте-на-Майне, хранит и
обновляет семейный архив, ведет
переписку.

По словам
Павла Авенариуса, архив
сберегается в большом стенном
шкафу, где каждой ветви рода
выделена отдельная ячейка с
соответствующей биркой. В
"иркутской" ячейке Павел
обнаружил все свои письма,
фотографии и другие документы. Если
судить по архиву, то в мире сегодня
насчитывается более 250 семей. Живут
Авенариусы в Колумбии, в 12 штатах
США, Канаде, Норвегии, Дании, Англии,
Нидерландах, Германии, Австрии,
Словакии, Чехии, Польше, Италии,
России, Австралии.

— Никак не
найду времени, чтобы связаться с
австралийскими родственниками, —
сокрушается Павел. — От Герда
Авенариуса я узнал, что
австралийская ветвь происходит из
Иркутска. Здесь до войны жила Ольга
Авенариус. Она вышла замуж за
господина Чмадакова. Семья
эмигрировала сначала в Китай, а
затем, хлебнув "культурной
революции", в Австралию. Герд
говорит, что Ольга жива до сих пор,
тоскует по Иркутску, по русскому
языку. Я хочу обязательно ей
написать.

В России
сегодня Авенариусы насчитывает 11
семей: пять в Москве, одна под Тулой,
еще по одной в г. Ефремове и
Новгороде Великом и три в Иркутске
(дети и внуки Павла Анатольевича).

Российская
"ветвь" обрела международный
"ствол" пять лет назад. Муж
Ирины Авенариус (московской
двоюродной сестры Павла) профессор
Владимир Захаров, будучи в
командировке в Лондоне, случайно,
через телефонную книгу,
познакомился с шеф-поваром
лондонского ресторана Хорстом
Авенариусом. Он и сообщил ему адрес
семейной штаб- квартиры во
Франкфурте. Ирина связалась с
Гердом и в сентябре 1996 года стала
участницей "фамилиентага",
который проходил в Нидерландах. Там
она представила на семейный суд
живописное полотно Павла "Порт
Байкал зимой". Сам иркутский
Авенариус смог поехать на семейный
съезд только в 2001 году.

"Фамилиентаг-2001"
проходил в небольшом баварском
городке Шпайер неподалеку от
Франкфурта. Официальная часть,
семейный обед, неофициальное
общение одних Авенариусов с
другими Авенариусами.

Павел после
завершения плановых мероприятий
остался погостить у вновь
обретенных родственников. Один из
них, Авенариус по матери и Феррейн
по отцу, рассказал, как судился с
Брынцаловым, аптечным российским
"королем". Отец Феррейна —
Авенариуса был основателем
аптечного дела в России. Он открыл
еще до революции сеть аптек в
Москве и Санкт-Петербурге. На волне
"рыночных реформ" всю эту сеть
приватизировал Брынцалов. Затем
новый русский организовал
рекламную кампанию, из которой
выходило, что он прямой потомок и
наследник великого российского
аптекаря Феррейна. Настоящий
Феррейн, возмущенный до глубины
души столь откровенной наглостью,
помчался в Москву судиться с
самозванцем. Надежду вселяла
пресса, в которой говорилось, что в
обновленной демократической
России торжествуют цивилизованные
правовые нормы. Сведения о
торжестве правовых норм оказались
слегка преувеличенными. Знание это
обошлось Александру Феррейну, не
считая подорванного здоровья, в
круглую сумму. Возможности
российского бизнесмена по
"нормализации" права
оказались куда как "круглее",
чем у немецкого пенсионера.
Поэтому, рассказывая о встречах с
Брынцаловым и российской Фемидой,
Феррейн с трудом сдерживает слезы.

Вообще,
западные Авенариусы живут неплохо.
Молодежь занимается науками,
политикой или бизнесом. Пенсионеры
путешествуют или отдаются любимому
делу. Один из Авенариусов, в прошлом
добропорядочный лютеранин, взялся
вдруг за доскональное изучение
Библии. Обнаружив в главном
христианском первоисточнике массу
несуразностей и ошибок, он
усомнился в ее божественном
происхождении и решил написать об
этом книгу.

Родственники
показали Павлу Авенариусу Германию
и Францию.

— Чисто,
красиво, ухоженно, сытно,
доброжелательно, — делится
впечатлениями художник. — Вот
только я с трудом выдержал там две
недели. Уж очень домой потянуло — на
Байкал.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер