издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чему может научить история одной покупки

Чему
может научить история одной
покупки

Валерий
ГРИГОРЬЕВ,
журналист

По словам
председателя общественного союза
потребителей Алексея Рахматулина,
самой горячей для покупателя в
последнее время стала
"обувная" тема. Век башмаков
нынче недолог. Обувь пошла
откровенно низкого качества, ее не
только на сезон, даже на 15-дневный
гарантийный срок все чаще не
хватает. А деньги приходится
выкладывать немалые. Отсюда
прямо-таки вал обращений в
организацию по защите прав
потребителей. Сбывая
некачественный товар неведомого
забугорного кустаря-производителя,
продавец еще и пытается диктовать
свои условия — вопреки всем
правилам и законам. Вот, например,
история конфликта, который можно
было бы решить за четверть часа
вместо двух месяцев, в течение
которых "мурыжил" Галину Н.
частный предприниматель С. Ринас,
хозяин павильона N31 Иркутского
выставочного дома "Меркурий"
(ул. Некрасова, 1).

Галина Н.
купила туфли для дочери.
Приобретались они, как мы иногда
делаем, заблаговременно, к школе.
Хватило обновки всего лишь на пару
выходов. На левой полупаре, как
говорят товароведы, переломился
каблук. Поскольку гарантийный срок
на туфельки истек, пока они еще
лежали в коробке, незадачливая
покупательница обратилась за
советом в общественный союз. Там ей
помогли составить претензию.
Проконсультировавшись у эксперта в
Торгово-промышленной палате,
Галина выяснила, что каблук
сломался из-за скрытого
производственного дефекта:
трубчатый стержень с внутренним
наполнителем из полимерного
материала не обеспечивал прочности
и устойчивости изделия. В обуви на
высоком каблуке этот стержень
должен быть металлическим.

Казалось бы,
чего проще — вручить претензию
продавцу, если вы можете
подтвердить факт покупки, например,
товарным чеком. Но практически в
восьми случаях из десяти продавец
отказывается принять заявление.
Обращайтесь, мол, к хозяину, а я —
человек маленький, ничего не решаю.
Здесь мы сталкиваемся с
откровенным ущемлением прав
потребителя: ведь с момента
обращения начинается отсчет срока
исполнения требования. Но вернемся
к нашим туфлям. Продавца едва
удалось уговорить принять
заявление. На всякий случай он
написал на документе: "Принял для
передачи хозяину". Решив, видимо,
что такая приписка спасет его от
хозяйского гнева. Прошло немало
времени, пока удалось, наконец,
встретиться и с самим
предпринимателем. С претензией он
не согласился и потребовал
письменного заключения экспертизы.
Что ж, его право: товар пришел в
негодность уже по истечению
гарантийного срока.

Независимая
экспертиза была проведена и,
естественно, подтвердила
первоначальную устную
консультацию: каблук переломился
из-за скрытого производственного
дефекта. И тут хозяин сам вдруг
начинает "выкаблучиваться". Он
черкает на акте свою
"резолюцию": экспертизе, мол,
не доверяю, так как она проводилась
без моего присутствия. Словно этот
факт умаляет ее выводы. Потребитель
в процессе доказывания не обязан
согласовывать свои действия с
продавцом. Как раз наоборот. Это
пострадавший имеет право
присутствовать на экспертизе,
задавать вопросы, привести своих
представителей, то есть
контролировать весь процесс.

Между тем
время шло, а предприниматель
продолжал куражиться. Спустя месяц
после экспертизы ему было вручено
второе заявление. Оно напоминало,
что покупатель имеет право не
только на качественный товар, но и
на полную информацию о нем (ст. 10
"закона "О защите прав
потребителей"). Когда Галина Н.
выбирала дочке туфли, ее
"забыли" поставить в
известность, кто и где изготовил
обувь, не сообщили сорта, полноты и
много других важных сведений. Знай,
например, потребитель, что услуги
розничной торговли,
предоставляемые предпринимателем
C. Ринасом, не сертифицированны, она,
возможно, обошла бы его павильон
стороной. Не насторожило ее и то,
что при расчете за товар ей не
выдали кассовый чек. Даже не
принимая во внимание
переломившийся каблук, у
покупателя, как видим, было уже
достаточно оснований для
расторжения договора
купли-продажи.

Но и на
второе заявление предприниматель
не отреагировал. Лишь после того,
как Галина Н. обратилась с жалобами
в управление госторгинспекции и в
отдел по защите прав потребителей
антимонопольного комитета, дело
сдвинулось с мертвой точки. Через
два месяца мытарств Галине Н.,
наконец, вернули деньги за
некачественный товар и возместили
расходы на экспертизу.

Как ни
странно, на первый взгляд, это
прозвучит, но потребитель зачастую
сам позволяет продавцу водить себя
за нос: как правило, он не требует
платить неустойку. Она составляет 1%
от стоимости товара за каждый день,
если в назначенный покупателем
срок его требования не выполнены.
Но в большинстве случаев слышишь:
"Какая неустойка, ничего нам
лишнего не надо, свои бы деньги
вернуть, да и ладно". Вот и Галина
Н. не стала требовать неустойку, а
она составила бы 50% от цены дочкиных
башмачков, которые стоили, между
прочим, 1250 рубликов. Так что хочешь
научить торговца уважать клиента —
заставь его считать не только
прибыль, но и убытки от
недобросовестной торговли.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное