издательская группа
Восточно-Сибирская правда

С откровенностью "про это"

С
откровенностью "про это"

Два события на исходе
минувшего года несли собою
определенный символический смысл,
поскольку были посвящены проблеме
женского здоровья. Следовательно,
продолжению жизни. Учитывая
драматическую демографическую
ситуацию в стране, трудно
переоценить значение прошедшего в
Иркутске форума ведущих
клиницистов и акушеров-гинекологов
из всех областей, входящих в
Сибирский федеральный округ.
Собравшаяся вскоре после него
областная конференция врачей этого
профиля, пусть и не столь
представительная, явилась
логическим продолжением серьезной
и целенаправленной работы
Иркутского академического
Института педиатрии и областного
перинатального центра,
направленной на охрану истока
жизни. Следует сказать, что
Приангарье встретило новый век
снижением младенческой и
материнской смертности — может
быть, это самое отрадное и
обнадеживающее, что вообще было
достигнуто за последние годы в
нашем региональном практическом
здравоохранении. Директор
академического Института
педиатрии и репродукции человека
член-корреспондент Российской
Академии медицинских наук Любовь
Ильинична Колесникова считает, что
совершенствование знаний,
наработка практического опыта
врачами-акушерами и педиатрами —
неизменное и главное условие
благополучия нашего будущего. Она
говорит: "Повседневная работа
наша состоит не только из
непосредственного оказания помощи
детям и женщинам, не только из
разработки новых медицинских
технологий, но и из нового обучения
наших врачей".

— Что значит
"новое обучение", Любовь
Ильинична?

— Это
обучение, идеи которого нацелены в
завтрашний день. Впрочем, вся наша
медицинская стезя — акушерство,
гинекология, педиатрия — обращена к
будущему. Несмотря на то, что наш
институт — учреждение
научно-исследовательское, мы имеем
лицензию и на постдипломное
образование врачей; совместно с
сотрудниками кафедр акушерства и
гинекологии Иркутского
медицинского университета и
Института усовершенствования
врачей мы проводим
сертификационные циклы для медиков
области, стремимся дать им самые
современные знания. Вот и
завершившая ушедший год
научно-практическая конференция
была посвящена совсем молодой и
только начинающей утверждаться
отрасли практической медицины —
детской гинекологии.

— Это новая
специальность востребована
сегодня жизнью?

— Как
обозначение узкой специализации
термин "детский гинеколог"
введен в обращение недавно. Но сама
специальность востребована жизнью
давно. Это стык, это "встреча",
причем, часто очень драматичная,
взрослого мира и мира детства. Ведь
общий гинеколог не знает всех
тонкостей детского организма; ну, а
общий педиатр не силен в вопросах
гинекологии. Между тем, практика
свидетельствует: многие беды
взрослой женщины берут начало в ее
детстве. Но очень часто не только
девочки, но и их мамы не подозревают
об отклонениях, которые грозят
серьезными неприятностями после
замужества. Если угодно, наличие
именно этой медицинской
специальности в детских
поликлиниках — показатель общей
культуры практического
здравоохранения, его уровня…

— Как-то
странно звучит: девочка на приеме у
гинеколога, хотя, если честно, юные
мамы, еще не достигшие
совершеннолетия, не такая уж и
большая редкость в наши дни.

— Раннее
материнство — лишь часть общей
проблемы здоровья общества. Причем,
не только физического, но и
нравственного. Но, коль скоро вы ее
задели, скажу, что она у нас, врачей,
уже не вызывает удивления. Однако
тем активнее должно быть наше
профессиональное стремление к
просветительству. Врачи нашей
институтской клиники идут в школы,
в студенческие аудитории именно с
просветительской миссией. А врачи
студенческой поликлиники работают
с нами в тесном контакте.

— Когда, на
взгляд врача, кончается детство и
начинается юность? Какой это
возраст?

— Принято
считать, что девочка вступает в
пору юности в восемнадцать лет. Вот
рубеж, за которым лежит взрослая
трудная, чреватая ошибками жизнь.
Но я повторюсь: взрослый мир
слишком рано вторгается в детство и
отрочество. И наши девочки
оказываются фактически к такой
атаке не готовыми. Отсюда и ранние
беременности, и венерические
недуги, и душевные травмы. Все это
могло бы проходить стороной, если
бы…

— Если бы мы,
взрослые, не избегали откровенного
разговора с детьми? Если бы не
передоверяли его улице?

— Да, все эти
"если" можно перечислять и
перечислять. Девочки от старших
подруг, а не от матерей, не от
учителей узнают о том, "что и
как". Среди пациенток нашей
институтской клиники встречаются
девочки со значительными сроками
беременности. Их наивность и полная
неосведомленность в вопросах
гигиены поражают; некоторые и не
подозревают об истинном положении
вещей, либо надеются, что "так
пройдет".

— Любовь
Ильинична, наверное, мы отклонились
от узко медицинского вопроса о
детской гинекологии, но то, о чем мы
сейчас говорим, представляется
очень важным. Как сейчас не
вспомнить о том, что в наших школах
после долгих дискуссий все-таки не
введены внеклассные уроки "про
это". То, что ваши коллеги по
доброй своей инициативе приходят в
некоторые иркутские школы — это
прекрасно. Но самой системы,
корректно готовящей наших девочек,
будущих матерей, к взрослой жизни,
ведь нет; откровенности боимся, что
ли… Неужели лучше, если они узнают
"про это" в подворотнях?

— Такая
работа необходима. Не только среди
девочек, но и среди мальчиков. Но вы
только что сами определили такую
деятельность как корректную. Вот
корректности, на мой взгляд, и
недоставало тем, кто ратовал за то,
чтобы школа не боялась вести с
детьми откровенный разговор. Слепо
копировать опыт Запада, без учета
нашего менталитета, неразумно. Но и
уходить от трудных вопросов нам не
пристало. Вы знаете, мне в Америке
довелось присутствовать в одном из
колледжей на забавном занятии.
Разыгрывалась в лицах сценка: как,
не обидев мальчика, не рассорившись
с ним, отказаться от свидания
наедине. Тут были подсказка
психолога, совет врача, и просто
житейский пример. Когда мы, врачи,
спрашиваем у девочек — пациенток,
что знают они о предстоящей женской
доле, часто слышим в ответ:
"Ничего "такого" не знаем
совсем!" Вот в этом незнании
таится беда. Как принято в
девчоночьем мире? Не достигшие
совершеннолетия подростки вообще
не знают, почему ранние половые
связи нежелательны. Не потому, что
"мама запрещает", и даже не
потому, что часто последствия
легкомыслия заставляют стыдиться.
Ранняя половая связь нежелательна
прежде всего потому, что она
нефизиологична, опасна для юного
организма. Кстати, это касается и
мальчиков тоже.

— Любовь
Ильинична! То, о чем вы сейчас
говорите, безусловно, очень важно.
Но ведь с детства начинаются и
другие неприятности, на которые
родители не всегда обращают
внимание. Послушать наших
педагогов, так даже в начале
школьного пути не часто встретишь
здорового ребенка… Если оставить в
стороне "грехи молодости", на
какие недуги вы, как специалист,
считаете необходимым обратить
внимание родителей, прежде всего
матерей?

— Знаете, о
чем свидетельствует наша
медицинская статистика? В
Приангарье воспалительные
заболевания половой сферы у
девочек начинаются, не поверите, с
одиннадцати лет! Тут сказывается и
легкомыслие (по сибирскому морозцу
на дискотеку в тоненьких
колготках), тут заявляет о себе
пониженный иммунитет; наконец,
неблагополучная экология играет
свою коварную роль. Есть немало
признаков, по которым внимательные
родители могут догадаться о
неблагополучии. На них просто не
обращают внимание, а жаль, потому
что с легких недомоганий
начинаются серьезные проблемы.
Которые опять-таки может при
своевременной консультации
предотвратить детский гинеколог. А
чего стоит эндокринная патология у
детей, накладывающая часто свой
отпечаток на внешний облик! Она
выделяет ребят из общего ряда,
заставляя их замыкаться в себе.

Девочки,
сегодня играющие в куклы, станут
мамами, и наш долг сделать все,
чтобы были они в своем материнстве
счастливы.

Беседу
вела
Элла Климова

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер