издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ставка на буренок

Ставка
на буренок

Александр
ГОЛОСОВ,
"Восточно-Сибирская правда"

Из полутора
десятка хозяйств Осинского района
(больших, средних и карликовых,
недоношенных агрореформой)
наиболее благополучным и
стабильным является СХПК "60 лет
Октября". Бывший колхоз, став
пока что на бумаге
сельскохозяйственным
производственным кооперативом,
сохранил практически все родовые
черты. Бригадную структуру
управления, атрибуты
соцсоревнования, не отрекся от
"Октября", избежал соблазна
акционированного клонирования на
мини-колхозы. И во многом благодаря
этому уберег общественное стадо от
ножа и сохранил пашню в полном
объеме, обеспечив 320 человек
постоянной работой. Правда, без
потерь не обошлось. Почти вдвое
сократилось поголовье скота на
общественных фермах. Но примерно на
такое же количество его стало
больше на частных подворьях. А
приобретением для кооператива
стали новые производства: мельница,
пекарня, пилорама, пропускающая
ежегодно до шести тысяч кубометров
леса, половина из которого идет на
собственные нужды. Лес
общественные и
крестьянско-фермерские хозяйства
округа получают из окружного фонда
поддержки сельхозпроизводителей.

Наша
аграрная реформа для общественного
землепользования явилась
рукотворным стихийным бедствием с
летальным исходом для многих
колхозов и совхозов. Выжили,
выстояли, держатся на плаву те,
которым повезло на руководителей,
наделенных природным даром
гнуться, но не ломаться под ударами
разрушительных перестроек.
Спасителем номер один для СХПК "60
лет Октября" стал его
председатель Сергей Николаевич
Ермаков, сорока лет от роду, инженер
по образованию, можно сказать,
потомственный крестьянин-технарь.
Его отец Николай Павлович Ермаков —
человек известный в округе и в
области. Работал начальником
Аларской "Сельхозтехники",
сегодня он заместитель начальника
отдела облсельхозуправления.
Казалось, и сыну судьба
предначертала схожую с отцовской
карьерную стезю. Главный инженер
колхоза "60 лет Октября", в той
же должности в Осинской
"Сельхозтехнике" и в
райсельхозуправлении. Но в
девяносто втором был избран
председателем колхоза. Так Ермаков
оказался в роли "спасательного
круга" для хозяйства в нужном
месте в смутное время.

Чем берет
Ермаков? В разговоре с коллегой из
районной редакции я получил
любопытный ответ. "Благодаря
старым отцовским связям и
внушительной комплекции Ермаков
открывает ногой двери многих
служебных кабинетов". Этакий
киношный ковбой, стреляющий без
промаха от пояса. Версия
привлекательна, но лишь как
художественный образ… Я цитирую
коллегу, в ответ Ермаков долго и
весело смеется. Сквозь приступы
смеха уточняет: "А какой ногой
конкретно. Он не сказал?"

И уже
серьезно Ермаков говорит:

— Сегодня
руководителю, чтобы достучаться в
нужную дверь, нужны ноги, руки и
голова. А часто и этого мало, иная
дверь крепче стены. К примеру, наше
хозяйство не получает дотаций на
молоко из окружного бюджета. Может
быть по логике, перевернутой с ног
на голову, с отделением округа от
области, куда уходит большая часть
нашего молока, это и объяснимо. Но
налоги мы платим в местный и
окружной бюджеты, создаем рабочие
места для жителей округа. Тогда как
из областного бюджета по молочной
дотации получили более шестидесяти
тысяч рублей. Не бог весть какие
деньги, но они были очень кстати в
период уборки. Наше хозяйство
включено в областной реестр. Через
это мы имеем скидки на ремонт
техники, на приобретение
гербицидов и других материалов.
Ситуация, как в известном
приключенческом кино. В округе мы
"чужие среди своих", в области
"свои среди чужих".

— А в прошлом
году вы стали в округе еще
"чужее", не заключив договора с
окружной продовольственной
компаний. Что вас заставило пойти
на это? — спрашиваю Ермакова.

— Да, мы пошли
по другой схеме. При заключении
договора с УОПК приходится
рассчитываться за кредиты хлебом,
независимо от того, какая рыночная
цена на него в тот момент. Выбора у
хозяйства нет. К тому же по
разговорам с руководителями при
расчете компания устанавливает
завышенный процент на усушку,
утруску. У каждого своя выгода,
диктуемая рынком. Вот мы и решили
больше зерна оставить своим людям.
Из четырехсот тонн валового сбора
сто десять тонн выдали в качестве
натуроплаты. По пять центнеров
пшеницы на двор, остальное фуражным
зерном. Пшеница Тулунская-12 с
клейковиной в пределах тридцати
процентов, мельница у нас своя. А
ГСМ мы покупали напрямую, без
посредников. Много лет работаем с
Ангарской нефтехимической
компанией.

— Но для
этого надо иметь деньги на счете
или наличные…

— Такие
деньги мы получаем за молоко,
которое сдаем на Иркутский
гормолокозавод. Расчеты
регулярные. С декабря сдаем по семь
рублей за литр. У нас свой
молокоприемный пункт с ванной для
охлаждения. Через день своим
молоковозом отвозим. У нас пятьсот
дойных коров. Годовая
продуктивность чуть больше тысячи
восьмисот килограммов, сдали почти
восемьсот тонн и восемьдесят три
тонны закупили у населения. Дело
это хлопотное, для хозяйства
практически невыгодное, но для
наших жителей хорошее финансовое
подспорье.

— Выходит, не
ногой открываете дверь в областной
реестр, на гормолокозавод?

— Молоком
открываем. — Мы благодарны
гендиректору масложиркомбината
Тамаре Ивановне Баймашевой за
поддержку. Для нас это отдушина. В
уборку помогали горючим.
Стимулируют производство и сдачу
молока. Ввели премию в двести
рублей за сданную тонну. Первые
премиальные более десяти тысяч
разделили между животноводами. При
поддержке масложиркомбината
планируем закупить с полсотни
племенных высокопродуктивных
телок. С обновлением дойного стада
улучшаем кормовую базу. У нас нет
проблем с количеством. На условную
голову заготовлено по 25 центнеров
кормовых единиц, сена запасено в
два раза больше плана. На заготовке
кормов применяли консерванты для
сохранения качества. Впервые в
прошлую осень мы засыпали силосные
и сенажные ямы не землей, а слоем
соли. Эффект поразительный. Нет
порчи, отходов, тяжелой работы на
вскрыше ям. Масса сочная, зеленая,
как будто только что с поля. В
рацион коров добавляем кормовые
добавки. Очень полезные компоненты.
Думаем увеличивать поголовье и
продуктивность скота. Получать в
год от коровы не менее трех тысяч
литров…

В этом
хозяйстве сохранили не только
пашню и фермы, но и во многом
прежнюю организацию труда
полеводов и животноводов с
элементами соцсоревнования. С
обязательствами, материальным
поощрением, с Доской показателей и
Флагом трудовой славы, с днями
животноводов. Всем этим занимается
профком сельхозкооператива. Это
пример того, как бережно надо
относиться к прошлому, точнее, к той
его части, в которой человек труда
был на виду, в почете. Пример того,
как нельзя отказываться от старого,
пока не найдено взамен ему более
разумное новое. Опыт колхозных лет
отрядной формы организации труда
полеводов помогает успешно и в
лучшие сроки выполнять весь объем
полевых работ. В кооперативе с
каждого гектара собрали по 14,2
центнера зерновых. Средняя
урожайность в Осинском районе и по
округу на четыре с лишним центнера
ниже. За годы реформаторской ломки
механизаторы хозяйства не
разучились по-ударному работать. На
немецком кормоуборочном комбайне,
отработавшем на полосе восемь
сезонов, механизатор Михаил
Коротков заготовил более восьми
тысяч тонн зеленой массы. Это
больше половины от всего объема.

— Нужна, как
воздух, новая, современная техника,
— говорит Ермаков. — Надо проводить
сортообновление. Проблемы
аграриев, мне думается, пора
ставить и решать комплексно через
окружные программы, каковых, увы,
сегодня нет. Надо менять налоговую
систему. Налоги буквально душат
производителей. Они не дают
развиваться, расти. Для подъема
нужны долгосрочные кредиты. А без
комплексного подхода к селу так и
будут руководители, связанные
неразрешимыми в одиночку
проблемами по рукам, топтаться
перед закрытыми дверями. Ведь не
каждому дано открывать их ногой…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер