издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Рыцарь его Величества театра

Рыцарь
его Величества театра

Людмила НЕГОДА

Завораживающая
тишина театрального музея. Афиши,
программы спектаклей, манекены в
бальных платьях различных эпох,
старинное пианино, с
многочисленных стендов смотрят
лица тех, кто создавал наш театр.
Зрителям они могут рассказать о
многом, но сегодня театр отдыхает,
только в кабинете хранителя музея
кипит работа. Создатель этого
замечательного музея Дмитрий
Валентинович Скоробегов,
заслуженный работник культуры, на
протяжении 15 лет возглавлявший наш
театр, ныне директор музея и
театральный архивариус. К
юбилейному сезону им была написана
книга очерков об истории
Иркутского музыкального театра за
60 лет. С октября минувшего года
(даты юбилейных торжеств) театр
носит имя одного из его корифеев,
народного артиста РСФСР Николая
Матвеевича Загурского, идея
присвоения этого имени театру тоже
принадлежит Дмитрию Валентиновичу.
Театр для него второй дом (а, может
быть, и первый), все, что делается
здесь, он пропускает через свое
сердце. Придя в Иркутский театр
музыкальной комедии в трудное для
театра время (смена творческого
руководства, неукомплектованность
труппы, финансовые трудности),
сумел вывести его из этого прорыва.
Дни творческого подъема театра
связаны в 90-е годы с именем
Скоробегова.

Так уж
случилось, что его связь с миром
театра была генетически
предопределена, поскольку родители
— драматические артисты, игравшие
на лучших сценических площадках
страны. "Там, там, под сенью кулис
младые дни его неслись…" Даже
редкая фамилия Скоробегов — это
псевдоним.

— О, здесь
замешана большая политика! —
смеется Дмитрий Валентинович.
Скоробегова — одна из
"партийных" фамилий моей
двоюродной бабушки, урожденной
Гельмс, красавицы, закончившей в
Петербурге гимназию с золотой
медалью, затем Бестужевские курсы,
вступившей в партию левых эсеров.
За покушение на убийство министра
Ридера (взяла всю вину на себя)
приговорена к смертной казни, но
поскольку была несовершеннолетней,
то казнь заменили двадцатью годами
каторги, откуда она сбежала. Вот и
фамилию Скоробегова взяла. Умерла
от чахотки в Женеве, там и
похоронена. На ее могиле говорил
Ленин. Как и история каждого рода,
увлекательны и наши семейные
предания. Мои прадед Гергард Гельмс
приехал из Германии с одним рублем
в 1841 году искать счастья в России.
Прадед плыл морем, а корабли в те
времена выгружались в Кронштадте,
там и остался, поступив работать в
булочную. Хозяину понравился:
молодой, красивый, трудолюбивый.
Вскоре он стал незаменимым
человеком в доме, и хозяин женил его
на старшей дочери. Отмена
крепостного права открыла широкий
путь частному предпринимательству.
Прадед сумел разбогатеть. Своим
наследникам он оставил несколько
особняков, склады, магазины и
конюшню с 35-ю лошадьми. Сыновьям дал
хорошее образование. Дед продолжил
дело отца, квалификацию по выпечке
сдобы проходил в Вене. Жил же на
широкую ногу: балы, поездки за
границу, карты, бурная общественная
и личная жизнь. Был таким видным
мужчиной, что прослыл "дамским
королем" Кронштадта. После
революции для дедушки наступили
черные дни, но он не горевал, а
продолжал поддерживать в доме
семейные традиции. В 1937 году за ним
пришли, и больше мы его не видели, в
сталинских лагерях сгинул и дядя,
единственный в семье коммунист.
Только после смерти Сталина их
реабилитировали.

У отца
детство было счастливым, много
рассказывал, как проходили
праздники в их доме, учился в
кадетском корпусе, после революции
окончил советскую трудовую школу,
затем театральную студию. Вот
тогда-то к фамилии Гельмс добавил
Скоробегов (здесь и память о
бабушке-бунтарке и что-то от героев
пьес Островского). Мама тоже
артистка, в 1934 году они были
приглашены на работу в
Академический театр драмы имени
Пушкина (бывший Александровский) в
Ленинграде. А в 1940 году мы всей
семьей выехали на один сезон в
Мариуполь, оказалось, что покинули
Ленинград на 15 лет. Война. У отца в
графе "национальность" —
немец, ссылка в Казахстан, до смерти
Сталина становимся невыездными.
Когда я приехал после долгой
разлуки в город на Неве, то готов
был целовать родную землю. Но и к
тем местам, где вырос, где прошла
юность, сердцем прикипел. Все
пророчили мне будущее
математика-шахматиста, не раз
выигрывал первенство Казахстана по
шахматам, стал мастером спорта, а я
вдруг поступил в педагогический
институт на специальность русский
язык и литература. Для меня же этот
выбор был неслучайным. Как бы ни
трудно мы жили, в доме всегда были
книги. По вечерам отец наизусть
рассказывал нам целые главы из
"Войны и мира", читал Чехова,
Пушкина — вот отсюда и любовь к
русской литературе. А потом,
литература и театр взаимосвязаны.

Театр же для
меня был мечтой, сказкой, в которую
я попал с детства, правда, сказки
бывают не всегда веселыми… В
театре я хотел делать все:
мальчишкой расклеивал театральные
афиши, размешивал краски
художникам, работал учеником
бутафора, пробовал актерские силы:
сыграл Ведущего в
"Оптимистической трагедии",
Портоса в "Трех мушкетерах",
Бригеллу в "Слуге двух господ"
и другие. Закончил театроведческий
факультет Московского
театрального института. Получил
предложение заняться режиссурой,
поставил спектакли "Таня"
Арбузова, "Маленькие трагедии"
Пушкина, создал художественное
оформление ряда спектаклей.

Свои
театральные университеты проходил
в театрах Кемеровской области,
Атлайского края, работал
заместителем начальника
управления культуры Алтайского
края, работал заместителем
начальника управления культуры
Алтайского крайисполкома. Как
попал в Иркутск? Приехал на
региональное совещание. Тосковал
по театральной работе, а тут от
начальника управления культуры
Иркутской области поступило такое
заманчивое предложение: возглавить
драматический театр имени Н.П.
Охлопкова. Конечно, согласился. С 1986
года — директор Иркутского
музыкального театра. Хотел уйти на
пенсию, но не могу без театра, и вот
ваш покорный слуга — Пимен нашего
театра.

Что верно, то
верно: без дела Дмитрий
Валентинович не может прожить и
дня. Мастерит театральные стенды,
пишет новые главы книги, создает
красочные буклеты и готовит свои
театральные программы. Театр
одного актера. Читает Беранже,
"Бориса Годунова", "Скупого
рыцаря", Чехова на камерной сцене
театра. Первые зрители — работники
административного корпуса и
бухгалтерии театра, всегда с охотой
откликается на приглашение
выступить в театральной гостиной
школы N 14. Дмитрий Валентинович из
тех интеллигентов, для которых
главное — их духовная жизнь. Нет у
него ни дачи, ни машины, а все свои
скромные сбережения он тратит
летом на путешествия. Как-то
Дмитрий Валентинович назвал себя
несчастливым счастливцем.

— Почему? —
заинтересовалась я.

— Счастье в
том, что судьба подарила мне мир
театра, а несчастье потому, что это
невероятно сложное дело —
руководить театральным процессом,
нести ответственность за судьбы
многих людей и еще потому, что все
проходит…

Вот тут-то я с
ним не могу согласиться. Остаются
спектакли, книги, музеи, ученики и
последователи, остается любовь к
театру, у которого Дмитрий
Скоробегов из своих семидесяти лет
полвека — верный рыцарь Его
Величества театра. С юбилеем вас!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер