издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Одно поколение мы потеряли. Нужно спасать идущее вслед за ним

Начало весны на всем огромном пространстве от Урала и до Бурятии будет уже в третий раз отмечено Днем борьбы со СПИДом. Учитывая силу наступления ВИЧ на Россию, на Приангарье в частности, само понятие "День борьбы со СПИДом", кажется, мягко говоря, наивным. Но, как заметили исполняющая обязанности главврача Иркутского областного центра АНТИ-СПИД Юлия Ракина и ее коллега -- руководитель отделом профилактики этого центра Станислав Зарубин, проводимое 1-го марта всесибирское мероприятие имеет целью лишний раз напомнить общественности об угрозе, реально нависшей над всеми; обратить внимание властей регионов, входящих в Сибирское соглашение, на острую необходимость поддержки мадицинских и санитарных служб, которые первыми встают на пути глобальной эпидемии. О том, насколько такое понимание и такая помощь востребованы в Приангарье, свидетельствует интервью, данное этими врачами нашей газете.

С.З.: Сегодня в Приангарье более 12 тысяч ВИЧ-инфицированных,
половина из которых — в Иркутске. Но, как сами понимаете,
цифры очень относительны. И я бы даже не стал уповать
на то, что число жертв ВИЧ, по нашей статистике, стало
меньше. Например, за первые полтора месяца текущего
года мы поставили на учет 485 жертв инфекции, в то время,
как за этот же период прошлого года — в два раза больше.
Истинного положения с эпидемией ВИЧ не знает никто
во всем мире. Верхушка айсберга на виду; основная его
масса — на глубине. И по-прежнему эпидемиологи планеты
тесно связывают ВИЧ с наркотиками. Наш регион исключения
не составляет. Всплеск наркомании отозвался всплеском
эпидемии. Связь тут самая непосредственная.

«ВСП»: Это понятно. Но говоря только о наркотиках, не
сужаем ли мы поле обзора? Что еще, кроме них, грозит
опасностью?

Ю.Р.: Я бы назвала неупорядоченные половые связи —
они тоже источник беды. Но самое тяжелое: все пороки
и все легкомыслие взрослых обрушивается своей тяжестью
на детей. Сегодня мы, эпидемиологи, инфекционисты, никак
не можем сбросить со счетов заражение младенцев во
чреве ВИЧ-инфицированной матери..

«ВСП»: Но, насколько известно, принятая в Приангарье
целевая программа профилактики ВИЧ своим «ядром» имеет
именно перинатальную профилактику. В чем она заключается
и каковы ее результаты, если они имеются?

Ю.Р. Перинатальная профилактика — дородовое обследование
и предупреждающее лечение будущих мам — уже доказало свою
целесообразность. Только пять или шесть процентов новорожденных
от ВИЧ-инфицированных женщин, если они прошли дородовую
профилактику, рождаются больными. Остальные — здоровые
малыши. И этот факт обнадеживает. Очень важно, чтобы
сами будущие мамы отдавали себе отчет в необходимости
прохождения такого курса. И наша региональная целевая
программа АНТИ-СПИД, естественно, предусматривает такую
возможность. Мы смогли ее обеспечить всем будущим роженицам.
И сейчас просто нет необходимости отправлять ВИЧ-инфицированных
женщин на аборт — мы даем возможность им рожать здоровых
ребятишек. Но тут есть один момент, о котором я хочу
сказать в полный голос. Сколько женщин, ведущих совершенно
асоциальный образ жизни, не имеющих ни жилья, ни средств
к существованию! Большинство из них не думают ни о себе,
ни о ребенке, которого они готовятся произвести на свет.
Заставить их сделать социальный, то есть бесплатный
аборт никто не имеет права. Но вот постараться убедить
в необходимости такого шага — это, я думаю, в силах
врачей. И мы должны тут выступать вместе: акушеры-гинекологи,
педиатры, инфекционисты. Если бы вы видели этих крошечных
страдальцев, обреченных на медленное умирание! У нас
в Иркутске даже нет для них специального приюта — для
«отказников», оставленных «мамочками»
в роддомах. У нас сейчас шестеро таких малышей живут
в детской инфекционной больнице — для них стадия пред-СПИДа
уже наступила, и значительные средства, отпущенные областным
бюджетом на медикаментозное лечение, уходят этим малышам.

«ВСП»: Юлия Николаевна, вы сейчас сказали о дороговизне
лечения ВИЧ. А каково вообще финансовое обеспечение
нашей региональной целевой программы профилактики ВИЧ?

Ю.Р.: В прошлом году это было 9 600 000 рублей. Нынче
мы ожидаем ненамного больше. Но не забывайте и о федеральной
поддержке. В прошлом году Москва перечислила на нашу
целевую программу 11 миллионов рублей. Мы не думаем,
что нынче будет меньше. Вообще Минздрав уделяет Приангарью
особое внимание. Наверное, это связано и с тем, что
Иркутск — один из самых неблагополучных по ВИЧ российских
городов…

С.З.: Разрешите одно замечание. Сегодня по всей России
на профилактику ВИЧ ассигнуется что-то около 130 миллионов
рублей. Для сравнения: в Англии такая сумма предназначается
на ВИЧ-профилактику одному Лондону.

Ю.Р.: Да, кто спорит — бюджет наш лимитирован, а терапия
таких больных очень дорогая. Но благодаря поддержке
Минздрава мы имеем сейчас возможность одно из трех
крайне необходимых для лечения больных в стадии пред-СПИДа
лекарств приобретать за счет федеральных денег и только
два препарата — за счет областного бюджета. Это тоже
существенная поддержка. Но, конечно же, учитывая , что
сейчас в тяжелую стадию заболевания вступают те, кто
инфицировался в самом начале эпидемии, четыре — пять
лет тому назад, и что им понадобится весь этот
дорогой лекарственный «коктейль», нужно признать —
средств на программу АНТИ-СПИД нужно больше.

«ВСП»: И вы по-прежнему в том же тесном помещении?

Ю.Р.: К сожалению, да. Новый комплекс, так остро нам
необходимый, не строится. Москва готова профинансировать
продолжение его строительства, но лишь при условии долевого
участия самой области. В области же денег на стройку нет.
И у нас по-прежнему теснота; не могут вести нормальный
прием ни психолог (а как необходима именно его помощь
людям, на которых беда сваливается, как снег на голову!),
ни врач-педиатр, ни мы — инфекционисты и эпидемиологи.
Теснота не дает возможности открыть ПЦР — диагностику.
Для нее нужно отдельное помещение. А как лечить наших
больных, если только с помощью этого точнейшего диагностического
исследования можно точно определять вирусную нагрузку
на организм человека?

«ВСП»: Специфическое лечение начинается сразу, как только
анализ крови дает положительный результат на ВИЧ?

Ю.Р.: Нет, только тогда, когда болезнь переходит в стадию
пред-СПИДа. И я хочу обратить на это особое внимание
всех ВИЧ-инфицированных. Не нужно падать духом и опускать
руки. Организм может долго поддерживать иммунитет
витаминами, хорошим питанием, нормальным образом жизни.
Так что очень многое зависит от самого человека. И еще:
все жизненные коллизии предусмотреть невозможно, но
о мерах защиты от ВИЧ необходимо помнить всегда. Прежде
всего о презервативе и специальных гелях, мазях, которые
может порекомендовать каждый гинеколог. Не пренебрегайте
этими советами — возможность уберечься от ВИЧ доступна
любому.

С.З.: Но главное все-таки, это профилактическая работа
среди населения. Мы должны признать — наркомания и ВИЧ уже
«выбили» из нормальной жизни сотни тысяч достигших своего
совершеннолетия молодых людей. Можно сказать, мы потеряли
целое поколение. Нужно спасать идущее вслед за ним.
7.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное