издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мафия живет и побеждает?

Кто о чем, а я опять о Тимохе. Лидере организованной
преступной группировки «Квартал» в городе Ангарске.
Известном криминальном авторитете, которого многие
годы не могли упечь за решетку сотрудники
правоохранительных органов — несмотря на то, что
действовал он в городе дерзко, нагло, в открытую.
Помню, как перед преступным авторитетом, подавшим
иск о защите чести и достоинства в Куйбышевский суд
Иркутска, вынуждены были извиняться сотрудники
областного УВД, помощник прокурора области и
журналисты трех газет. Я была среди них. Мы просили
прощения у гражданина Тимошатова за то, что
унизили его достоинство, назвав лидером преступной
группировки. Не спасло нас и то, что ни в одной из
публикаций не указывалась фамилия «героя» — только
кличка (блатные говорят: погоняло). «Ну и что? — заявил
на процессе адвокат Тимошатова. — В Ангарске и так
все знают, кто такой Тимоха».

Тот процесс проходил в
1994 году. И тогда еще можно было списать его
результат на несовершенство закона. Тимошатов
действительно не был признан судом криминальным лидером, да
и не могло такого случиться в то время, поскольку в прежнем
Уголовном кодексе вообще отсутствовала статья о
привлечении к ответственности за организацию
преступной деятельности.

Зато, когда в августе 2000 года Валерий Тимошатов
был приговорен областным судом к 14 годам лишения
свободы в колонии строгого режима с конфискацией
имущества, мы поверили: с мафией можно бороться.
Этот приговор Иркутского областного суда был одним
из первых в практике применения российской Фемидой
введенной недавно в Уголовный кодекс 210-й статьи
(организация преступного сообщества).

Напомним, что
предварительным следствием установлено и в суде
доказано: квартальная группировка, руководил которой
Валерий Тимошатов, хозяйничала на рынке возле
магазина «Фея» в Ангарске, вымогая дань с торгующих.
Когда мэр принял постановление о передаче этой
территории предпринимателю Т. для ее обустройства,
члены группировки стали принуждать его отказаться от
сделки, угрожая расправой. Тимошатов
пытался «поставить на место» и власть предержащих:
председателю городского комитета по земельным
ресурсам он даже врезал по шее в общественном месте
за то, что тот не признавал в нем фактического
хозяина территории.

Однако недавно коллегия по уголовным делам
Верховного суда РФ направила в область определение,
которым значительно смягчила приговор Тимошатову, не
найдя состава преступления, предусмотренного
210-й статьей Уголовного кодекса. 14 лет
отсидки было заменено на 9 с половиной.

Казалось бы, какая разница — срок все равно не
малый. Но не в годах же дело, а в том, что нам,
законопослушным гражданам, так называемым
обывателям, опять дали понять: крестные отцы мафии стоят над
законом. Да, конечно, посадить криминального лидера
можно — но только если он сам грабит, убивает или
вымогает и его удастся, как и получилось с
Тимохой, за это поймать. Руководство же преступной
деятельностью остается ненаказуемым. Воры в законе,
положенцы и прочие мафиози, предпочитающие
собственных рук в чужой крови не пачкать, могут
по-прежнему не беспокоиться.

Но вернемся к делу Тимошатова. Может, следствие и
суд просто не смогли доказать его вину в создании и руководстве
сплоченной группой, совершающей тяжкие
преступления? Отнюдь. Оказывается, «вина осужденного
Тимошатова установлена и подтверждается собранными в
ходе предварительного следствия и исследованными в
судебном заседании доказательствами, которым дана
надлежайшая оценка». Доводы обратившихся в Верховный
суд РФ подсудимых и их адвокатов «об отсутствии
организованной преступной группировки» признаны
несостоявшимися.

Почему же коллегия сочла
необходимым отменить приговор в части осуждения
Тимошатова и его подельников по статье 210?
«Судом первой инстанции,— читаем в
определении,— доказано лишь, что
эти преступления совершались в составе
организованной преступной группировки, а признаков
совершения преступлений в составе преступного
сообщества в настоящем деле не имеется».

Выходит, все дело в разнице между организованной
преступной группой и
сообществом. И в чем же она?
В последнем, 2001 года,
комментарии к УК с постатейными материалами и
судебной практикой написано, что «преступное
сообщество представляет собой сплоченную
организованную группу, состоящую из двух или более
лиц (либо союз таких групп,
созданную для совершения тяжких и особо тяжких
преступлений. Характерными признаками сообщества
являются, таким образом, организованность,
сплоченность и цель — совершение тяжких и особо
тяжких преступлений».

Что же получается? Следователи, предъявлявшие обвинение Тимошатову и
его подельникам, судьи, исследовавшие на заседаниях
собранные доказательства, прокуратура, изучавшая
уголовное дело в порядке надзора, — все поставили знак
равенства между организованной сплоченной группой,
совершившей в 1997-1998 годах в Ангарске ряд тяжких
преступлений, и преступным сообществом. А коллегия
Верховного суда, согласившись абсолютно со всеми
приведенными по делу доказательствами и сославшись
на тот же закон, исключила из приговора 210-ю статью.

Ну где же нам, обычным людям, привыкшим закон уважать,
понять этих его блюстителей? Они
сидят рядом на студенческой скамье, пока постигают
азы юридической науки, зубрят учебник одного автора,
пользуются потом в работе единым кодексом
— и умудряются трактовать
один и тот же закон совершенно по-разному.

Так в чем же разница между преступным сообществом и
организованной группой, совершающей тяжкие
преступления? Если господа законники не договорятся
по этому поводу и будут поворачивать «дышло» по
своим понятиям, то как же бороться с мафией?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер