издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Улицы помнят...

  • Автор: Оксана ГОРДЕЕВА, Оксана БЕНЕДИКТОВА

Тихая музыка города
!I1!
Великий Гете когда-то обронил фразу, которая обрела крылья
и живет в веках: «Архитектура — это застывшая музыка…»
Наш город стал слишком шумным: грохочут трамваи,
ревут моторы автобусов и маршруток, гудят двигатели
троллейбусов, пыхтят выхлопными трубами сотни машин.
И среди этой копоти, шума и движения порой не остается
места тишине. Той несуетной тишине, когда хочется остановиться,
оторвать взгляд от грязного бурого снега и поднять глаза
к небу. Вглядеться в фасады зданий. Ведь главные улицы
Иркутска поражают своей изысканностью, разнообразием
архитектурных стилей, неординарностью творческих решений.

Остановитесь. И вы услышите тихую музыку. Это поет камень.
Это поет дерево. Это поют медленно плывущие в небе
облака. Они поют негромко, но их можно все-таки услышать.
И мелодия эта лечит сердце, успокаивает душу.
Потому что суета мимолетна, а камень, дерево, небо,
красота — эти понятия вечны.
!I2!
Вот здание по адресу: улица Ленина, 23. Многие десятилетия
конца XX века здесь жил театр музыкальной комедии. А
в начале XX здесь был Дом общественного собрания.
Оно стоит в самом сердце Иркутска, мимо снуют люди,
останавливаются десятки и сотни автобусов и маршруток.
И мало кто обращает внимание на убранство этого здания.
А ведь это дом-франт, дом-господин, дом-красавец,

Он построен из неоштукатуренного кирпича. Красно-бурый
кирпич соседствует с желто-серым песчаником (из песчаника
сделаны элементы декора). Здесь и полуколонны коринфского
ордена — их капители высечены из песчаника. Здесь и
розетки, и круглые окна-иллюминаторы, и шатровые башенки
по краям здания, напоминающие древнерусские терема и
византийские храмы. Дом, в архитектуре которого гармонично
соединились отголоски далеких цивилизаций — Древней
Греции, Византии, Древней Руси. И все приведено к единому
знаменателю — всеобщей гармонии, единству. Стиль модерн.
Это здание — творение талантливейшего гражданина города
Иркутска Владимира Александровича Рассушина.
!I3!
Главный архитектор

Родился Владимир Александрович 10 сентября (старый стиль)
1858 г. в Нерчинске в семье канцелярского служащего
Александра Ивановича и дочери урядника Александры Ильиничны.
Отец его в это время служил помощником столоначальника
1-го отделения Нерчинского горного правления, но «по
предписанию генерал-губернатора Восточной Сибири графа
А.Н. Муравьева-Амурского от 22 ноября 1860 г. состоявшемуся
по оному постановлению нерчинского Горного правления
5 февраля 1860 г. командирован на службу в Сибирские
солеваренные заводы».

Так семья Рассушиных оказалась в селении Усольском (ныне
г. Усолье-Сибирское). В этом небольшом поселке и
прошло детство будущего архитектора. Красивые места,
тихий и спокойный уклад местной жизни запечатлелись
навсегда в восприимчивой душе маленького Володи. Не
случайно и то, что, достигнув в будущем большого благосостояния
и высоких чинов, В.А. Рассушин будет душой стремиться
сюда, в Усольское. Здесь через десятки лет В.А. Рассушин
построит церковную колокольню и одноэтажную «дачу»,
чтобы иметь возможность отдохнуть в свободные часы там,
где прошло детство.

Отец Рассушина Александр Иванович был назначен письмоводителем,
а с октября 1863 г. стал занимать должность полицмейстера
солеваренного завода. Как работник он высоко ценился
у руководства и был отмечен управляющим завода Г.Ф.
Некрасовым «за отлично усердную, ревностную и полезную
службу».

В 1867 году Александр Иванович, согласно его прошению,
«по домашним обстоятельствам» был уволен с должности
и переехал с семьей в Иркутск.

Через четыре года в семью Рассушиных пришло страшное
горе — умер отец, оставив пять детей и беспомощную
жену. Володе-гимназисту было тогда всего 13 лет.
Семья обращалась с ходатайством в Иркутскую городскую
управу о назначении стипендии, когда Володя Рассушин
задумал поступать в строительное училище Санкт-Петербурга.
Стипендия была выделена, и будущий студент заверил:
«По окончании курса при первом же требовании я готов
отслужить городу на том же поприще, которое я избрал
себе и достижению которого способствовала управа».

На средства города Иркутска В.А. Рассушин окончил петербургское
училище и Институт гражданских инженеров, по окончании
учебы вернулся на работу в родной город. 1 сентября
1886 года двадцативосьмилетний В.А. Рассушин был назначен
на должность иркутского городского архитектора. Если
перевести это на современный язык, он становится главным
архитектором г. Иркутска. Это было признанием таланта
молодого архитектора. Но настоящую славу и признание
В.А. Рассушину принесли те здания и постройки, которые
он оставил Иркутску и Иркутской губернии. Перечислим
лишь некоторые из них: Дом общественного собрания (ул.
Ленина, 23 — старое здание театра музыкальной комедии);
четыре здания приходских училищ по одному проекту: Воскресенско-Крестовоздвиженcкое
(ул. Ленина, 54), Успенское (ул. Красноказачья, 9),
Князе-Владимирское (ул. Челнокова, 20) и Знаменское
(ул. Николаева, 5), пятиклассное Александро-Мариинское
городское начальное училище (здание экономической академии);
реконструкция здания городской управы (ул. Ленина, 14);
понтонный мост через Ангару; шпренгельный мост через
Иркут… «И если к этому добавить деревянные жилые дома
и множество, казалось бы, незначительных общественных
построек, работу по благоустройству города, связанную
с нивелировкой центральных улиц и устройством новых
водосточных каналов, шоссирование улиц, площадей, ремонт
городских зданий и другие ежедневные заботы городского
архитектора — действительно не служба, а служение городу…» —
отмечает историк Р. Попова.

Цесаревич

По крайней мере две архитектурных постройки Владимира
Александровича были связаны с именем государя-императора
Николая II,
канонизированного святого Русской православной церкви.
Видимо, поэтому они были снесены, так как
носили его имя: Царский мост и Царская арка. Опоры старого
моста мы можем видеть, проезжая над Ангарой в сторону
Глазковского предместья. А вот арку разрушили, не оставив
от нее никакого следа. Такое было варварское время «разбрасывать
камни». Как видно, не только в переносном, но и в прямом
смысле.

В 1890-м году, окончив образование, цесаревич Николай
Александрович, будущий император Николай II, совершал
кругосветное путешествие. Объехав мир, он решил вернуться
на родину через восточные границы и увидеть близко то
государство, которым ему предстояло управлять. В этом
путешествии по России цесаревич показал себя человеком
вдумчивым, серьезным, наблюдательным. Останавливаясь
в крупных городах, он знакомился с особенностями края,
губернии, отмечал достойных людей, наблюдал жизнь российской
провинции воочию, а не через газеты.

Он предстал перед людьми человеком прогрессивных взглядов.
Так, например, остановившись в Верхнеудинске, он не
погнушался фотографироваться с забайкальскими старообрядцами,
будучи, естественно, православным человеком. Почему?
Да потому, что старообрядцы были первостепенными земледельцами
и кормили хлебом не только свои семьи, но и весь Селенгинский
уезд и часть Иркутской губернии. А хлеб — это основа
любого государства. И честь воздавалась по труду, потому,
видимо, и не ввозили в Россию хлеб из-за границы, а
наоборот, вывозили.

Этот приезд царского наследника наделал много шума в
Иркутске. Известно о визите цесаревича Николая Александровича
было примерно за год. И необходимо было достойно встретить
будущего царя. Главный архитектор В.А. Рассушин совместно
с городским головой В.П. Сукачевым решают построить
понтонный мост через Ангару и возвести триумфальную
арку по старой русской традиции.

Неизвестно, случайно или нет, но царская арка была построена
на месте одной из башен Иркутского острога, которая когда-то
стояла около Богоявленской церкви. И архитектор В.А. Рассушин
задумал выполнить ее в древнерусском стиле. «Сложенная
из красного кирпича, неоштукатуренная, она поднимала
на своих фигурных столбах граненый островерхий шатер.
Столь дорогое для древнерусского зодчества шатровое
возглавие как нельзя более уместно было именно здесь,
где когда-то стоял древний Иркутский кремль. Стариной
веяло и от фигурных элементов — гирек в центрах дугообразного
соединения столбов». (Н. Полунина).

Что за мучение была переправа через Ангару до этого
времени, читаем у Антона Павловича Чехова, проезжавшего
через Иркутск на Сахалин: «Подъезжаем к Иркутску —
надо переплывать через Ангару на плашкоуте (т.е. на
пароме). Как нарочно, точно на смех, поднимается ветер…
Я и мои военные спутники, 10 дней мечтавшие о бане,
обеде и сне, стоим на берегу и бледнеем от мысли, что
ночевать нам придется не в Иркутске, а в деревне. Плашкоут
никак не может подойти… стоим час, другой, и — о,
небо! — плашкоут делает усилие и подходит к берегу.
Браво, мы в бане, мы ужинаем и спим! Ах, как сладко
париться, есть и спать».

… В январе 1891 года в газете «Восточное обозрение»
появилась запись о том, что Городская Дума решила строить
понтонный мост. Стоимость его была определена в 51,8
тысячи рублей. Проект моста составил городской архитектор
В.А. Рассушин, основные работы по строительству моста
были поручены цеховому Пашковскому и казаку Челпанову.
Было решено, что ленту при открытии нового моста перережет
будущий царь-император.

Вот как пишет о явлении в Иркутск цесаревича Николая
Э. Ухтомский: «Наступило 23 июня — давно и с нетерпением
ожидаемый день прибытия Его Императорского Высочества
в Иркутск. Разукрашенный флагами, зеленью, вензелями
и транспарантами город принял праздничный вид: с самого
раннего утра народ массами направлялся к берегу Ангары,
так что к 12 часам дня вся набережная от генерал-губернаторского
дома и до самой арки близ Кафедрального собора была
буквально запружена народом… Ровно в половине второго
раздался сперва на колокольне Крестовоздвиженской церкви,
а затем и других церквей звон, возвещающий о приближении
августейшего гостя…

Около двух часов показался пароход «Сперанский», на
котором изволил прибыть Его Императорское Величество…»

Устланная красными коврами, убранная флагами и зеленью,
Триумфальная арка приковывала внимание всех собравшихся.
Под сенью арки, ожидая цесаревича, стоял архиепископ
Вениамин. Когда туда же вошел цесаревич, воспитанники
училищ исполнили гимн России. «По окончании молебствия
государь изволил выслушать почетный рапорт архитектора
В.А. Рассушина о постройке моста, речь В.П. Сукачева о
необходимости такого сооружения. Наследник разрезал
ленту и последовал на другой берег, затем через Иркут
в Вознесенский монастырь…»

Хозяин особняка

Двухэтажный деревянный дом напротив драмтеатра, что
выходит в скверик, недавно разбитый здесь современными архитекторами, —
особняк Рассушина. Сейчас это здание принадлежит фармацевтическому
факультету ИГМУ. Этот деревянный дом и внутри освещен
каким-то мягким, домашним светом, семейным уютом. В
некоторых комнатах еще сохранились лепнина на потолке,
изразцовые печи, согревавшие хозяев длинными зимними
вечерами. У Владимира Александровича, судя по всему,
была хорошая семья, если дом до сих пор хранит ауру
счастья, какого-то тепла и мира.

Но вот какая штука: нет хозяев, не сохранились даже
фотографии. Как выглядел Владимир Александрович Рассушин,
главный архитектор Иркутска, так много сделавший
для города, мы не знаем. И здесь есть над чем задуматься.

Восемь лет В.А. Рассушин был на посту главного архитектора.
А затем ушел в частное предпринимательство. В 1901 году
на паях с женой Евдокией Ивановной организует товарищество
«Рассушин и К «, скупает акции угольных компаний в Черемхове.
На черемховском угле архитектор сделал себе миллионное
состояние. Через четырнадцать лет мы видим его уже совсем
другим человеком: на равных с другими толстосумами он
становится членом учетно-ссудного комитета Иркутского
отделения Государственного банка, членом Попечительного
совета торговых классов при Иркутском Биржевом комитете,
председателем Попечительного совета 2-й Иркутской женской
гимназии И.С. Хаминова. В августе 1916 года он жертвует
25000 рублей на Иркутский университет, а Евдокия Ивановна
Рассушина вносит 2000 рублей на стипендию имени своего
брата Новицкого в Иркутское промышленное училище.

Неправда ли, головокружительная карьера? Мальчик-сирота,
для обучения которого мама просила денег у городских
властей, главный архитектор города, который вместе с
городским главой Сукачевым встречает цесаревича Николая,
и, наконец, миллионер, владелец огромного капитала…
Но в России происходит революция. В 1918 году, потеряв
все свое недвижимое имущество, свое дело и самую Родину,
60-летний Владимир Александрович Рассушин вместе с семьей
покидает Россию…

Неизвестно, остались ли в живых его родные, как сложилась
его дальнейшая судьба. Мы знаем только одно: здания,
построенные Рассушиным, — это гордость и украшение
нашего города. Старую музкомедию украшают две таблички:
«Улица Ленина» и «Улица Дзержинского». Рассушин потерял
все «благодаря» тому, что к власти пришли эти господа.
Почему же так несправедлива и так избирательна порой
наша память? Почему мы закрыли глаза на ту историю,
которая была у нас до 1917 года? Почему нет улицы Рассушина,
ведь в его домах мы с вами живем, работаем, отдыхаем
и учимся? И не ведаем о том, кто построил эти здания.
И благодарности не чувствуем. А ведь именно память
и чувство благодарности к своим предкам делают человека
человеком.

Авторы благодарят за помощь при написании статьи историка
архитектуры Валерия Щербина и историка Раису Попову.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector