издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На блюдцах вечной мерзлоты

  • Автор: Александр ГОЛОСОВ, "Восточно-Сибирская правда"

Постановлением Правительства Российской Федерации
деревни Байша, Тухум, Магатай местности Кырма Баяндаевского района
Усть-Ордынского Бурятского автономного округа внесены
в перечень местностей, приравненных к районам Крайнего
Севера с ограниченными сроками завоза грузов. В связи
с этим району из федерального бюджета выделено 35 млн.
042 тыс. руб. в качестве субсидии на государственную
финансовую поддержку. Деньги имеют целевое назначение:
для закупки и доставки нефти, нефтепродуктов, топлива
и продовольственных товаров (за исключением подакцизных).
Их расходование будет находиться под тройным контролем:
со стороны окружной власти и Думы округа, правительства
РФ и Счетной палаты Российской Федерации.

Положение Баяндаевского района как окружного полюса
холода обусловлено географически. Значительная часть
его территории примыкает к Ангаро-Ленскому водоразделу.
«Водораздел — линия на поверхности Земли, разделяющая
сток атмосферных осадков по двум противоположно направленным
склонам». (Советский энциклопедический словарь). Водораздельная
территория обделена осадками и теплом. Северная часть
района, о которой говорится в правительственном документе,
расположена в зоне вечной мерзлоты. В местности Кырма
ледяное дыхание земли воспринимается визуально. По лиственничным
рощам с примесью чахлого березняка и ерника в виде низкорослого
кустарника. Сосна здесь практически не растет. В окрестностях
Кырмы лишь три теплолюбивых деревца, низкорослых, разлапистых,
проросших из неведомо какого семени на прогреваемых
солнцем склонах. Здесь лето короче, а среднегодовая
температура ниже на 5-6 градусов даже в сравнении со
среднегодовой в районе.

Райцентр, село Баяндай, расположенный на полста километров
южнее Кырмы, стоит на блюдцах вечной мерзлоты. Самые
«высотные» здания в два и три этажа — больница и административный
корпус — построены на сваях, вбитых в «ледяной гранит».
Инженерные сети этих «высоток» проложены по поверхности
в утепленных коробах. Жесткость баяндаевского климата
ощущаешь через специфический сквознячок, дующий с постоянством
аэродинамической трубы. Из-за него, как шутят баяндаевцы,
с ноября по апрель им приходится ходить спинами вперед.
Неподалеку от райцентра есть уникальное поле, принадлежащее
фермеру Андрею Мунгалову, на котором даже в самые засушливые
годы не бывает засухи. Массив опирается на линзу вечной
мерзлоты, как на оазис влаги. Так вот Мунгалов, агроном
и хлебороб от бога, собирает со своего поля со странным
названием «Тайвань» рекордные для округа урожаи. Но
это, пожалуй, единственный пример, когда «отмороженность»
обращается во благо.

Об «отмороженности» Баяндаевского района местные власти
знали давно. Однако скидок на это не
делали, более суровые климатические условия ничем не
компенсировали. И хотя ежегодно из сорока
тысяч гектаров зерновых четвертую часть из-за невызревания
списывали в кормовые, здесь с упорством обреченных продолжали
выдерживать план по севу, спущенный из… Москвы. Упорно
талдычили о переводе района на мясное скотоводство,
но среди партийных говорунов не находилось человека
дела.

Есть серьезные опасения, что и среди нынешних реформаторов
хозяйственника калибра покойного, уникального председателя
колхоза Александра Васильевича Перевалова в районе не
найдется. Целевые деньги будут добросовестно расходоваться,
образно говоря, на выращивание ананасов на землях, которые
стороной обходит сосна. Возникает резонный вопрос: а
что будут иметь от столичных миллионов, словно от божьей
благодати, виновники торжества — кырминцы? Кроме, конечно,
морального удовлетворения. Нефтепродуктов на пятьсот
гектаров, которые они собираются засеять, много ли надо?
Может быть, резонно и справедливо часть миллионов
направить на целевую программу для кырминцев.

К примеру, для организации мощного конесовхоза. Последний советский
директор хозяйства пытался разводить лошадей якутской
породы, приспособленных к условиям Севера. Но то ли
у тех лошадок неодолимой была ностальгия по малой родине,
то ли они не верили в затею директора Алексеева, но
они постоянно пытались уйти в родную Якутию. Ставку
надо делать на местных. А местность Кырмы словно бы
самой природой создана для массового коневодства. Притаежная
зона, привольные места для круглогодичной пастбы. Конесовхоз
— это рабочие места, прекрасное мясо,
кумыс. А при грязелечебнице «Магалык»
можно открыть кумысолечебницу. Ведь если подойти по-мунгаловски
с умом к отмороженным миллионам, можно и на вечной мерзлоте
не прозябать с урожаями в пять-шесть центнеров с гектара,
а получать нормальные доходы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное