издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Вместе мы непобедимы"

Чем стремительнее взлет мысли, чем отважнее шаг в неведомое, тем драматичней путь познания. Неизбывный парадокс любой сферы человеческих деяний, проявляющий себя в медицине, возможно, острее, нежели в чем-либо ином. Наверное, потому, что абсолютного здоровья, как безмятежного счастья, не существует. Аномалия впивается в плоть жизни даже не с часа рождения, а очень часто с таинственной вспышки зачатия, не отпуская уже до последнего дня. И сколь бы далеко ни уходила медицинская наука, ведя за собой врачевание, человеческий организм был для нее всегда постигаемой, но никогда не постижимой загадкой. Вы, наверное, ожидаете, что сейчас речь зайдет о ВИЧ или страшных южных лихорадках, ключ к которым человечество, вступив в третье тысячелетие новой эры, подобрать еще не сумело. Но разве болезни, к которым мы, люди, давно "притерлись", стали менее коварными, потому что прекратили излучать леденящий ужас? Взять Приангарье. Издревле оно из-за отсутствия природного йода в заложниках, как у нас говорят, у щитовидки: 200 необходимых человеку в сутки микрограммов пятьдесят третьего элемента из таблицы Менделеева -- для любого жителя Иркутской области запредельная роскошь. Зоб, вызванный дефицитом йода, потому и называется у нас эндемичным, что навечно прописан на нашей сибирской земле.

Однако доктор медицины, профессор Иркутского
медицинского университета Семен Борисович Пинский
как-то заметил, что наш регион — отнюдь не
исключение на Земле. «Треть человечества, — сказал
он, — страдает от йоддефицитных состояний, и
актуальность проблемы в том, что за последние
десятилетия появились такие формы связанных с этим
фактором патологий щитовидной железы, которые раньше
встречались крайне редко либо совершенно не были
известны врачам. То есть изменилась ноозология этих
заболеваний».

Заметьте, никому на планете не удалось пока до конца
расшифровать код произошедшего изменения, уловить
закономерность в чередовании пиков и спадов активности
этой железы внутренней секреции, отвечающей за
благополучие живого организма. Фактически
до конца девяностых годов минувшего, двадцатого, века
в Иркутской области кривая эндемических поражений
ползла вверх. Главврача областного эндокринологического
диспансера Фаину Яковлевну Бровину и сегодня очень беспокоит,
что все чаще появляются на свет малыши с врожденным
гипотериозом — пониженной функцией щитовидной железы,
неизбежным следствием чего станет их умственная и физическая
ущербность.

А Виктория Владимировна Дворниченко как самые тяжелые
мгновения в своей практике вспоминает ситуации, когда,
«убирая зоб, вдруг видишь рак, и нужно принимать
на ходу решение о более радикальной операции». Впрочем, это ее
признание можно отнести к прошлому: уже много лет
благодаря поставленному ею на поток цитологическому скринингу
к онкологам не попадают «чужие», «не их профиля»
щитовидки. Важная для нашей темы деталь.
Но все-таки не главная. Потому что главное заключено
в том, что вот уже несколько десятилетий они вместе:
областной эндокринологический диспансер (Фаина
Бровина), областной онкологический диспансер
(Виктория Дворниченко) и областной центр хирургической
эндокринологии (Семен Пинский, а теперь и его
коллега — ассистент кафедры общей хирургии
медицинского университета Владимир Белобородов). И
каждый из них в своей области вполне самодостаточен.
Бровина, возведшая профилактику зоба в абсолют;
Пинский — автор ста пятидесяти научных работ по
недугам щитовидной железы, обладающий несколькими
патентами на свои открытия в хирургической
практике; недавно защитившийся под его, Семена
Пинского, научным руководстом тридцатитрехлетний,
наверное, самый молодой в России, доктор медицинских
наук хирург Белобородов; Виктория Дворниченко, одной
из первых в стране внедрившая в практику методы
ранней диагностики злокачественных новообразований
щитовидной железы. Словом, каждый — светило, на
прием к которому стремятся попасть больные, живущие
и далеко за пределами Приангарья.

Но они, отмахнувшись от престижной автономии,
объединили опыт, наработанные знания, энергию и
создали открытую, понятную, доступную больным людям
систему специализированной помощи, исключающей в
самом принципе диагностические ошибки. Сейчас не
припомню, кто же из них назвал эту железу внутренней
секреции «губкой, перенасыщенной кровью и
впитывающей в себя извне все, что способно вывести
ее из равновесия». Их объединила не просто сложная
медицинская проблема — их союз освящен уважением и
состраданием к пациентам. Будет, наверное, справедливым
увидеть в таком отказе от личных амбиций
продолжение лучших традиций отечественной медицины.
В этом смысле полученная ими общая премия
губернатора Иркутской области за 2001 год — не
только свидетельство общественного признания
их лишенного сенсационных спецэффектов труда, но и в
некотором роде символ благотворности именно
комплексного подхода к решению сложной проблемы. Кстати,
обратите внимание на частность: эта премия,
полученная врачами, — из номинации «За достижения в науке и
технике». Тут нет противоречия. Потому что
разработанная ими методика диагностики заболеваний
щитовидной железы — из разряда уникальных в мировой
медицинской науке, следовательно, и во врачебной
практике. Потому что применяемая в Иркутском центре
хирургической эндокринологии (их, между прочим,
всего три в России: в Иркутске, в Москве и в Челябинске)
тактика операций на щитовидной железе так
филигранна, что гарантирует от осложнений
многочисленных нервов, в «паутину» которых она
«вплетена». Попробуйте теперь разложить по полочкам
науку, практику, технику, беря за исходное один факт:
за десятилетия совместной деятельности
прооперировано 16 000 больных этого профиля. 10
тысяч — «у Пинского» и 6 тысяч — «у Дворниченко».
И уж коли у нас принято сегодня все переводить на
деньги, то это около четырехсот миллионов рублей,
сэкономленных за счет возврата людей к нормальной жизни.
И, заметьте, при бесплатности самих операций.

Да, они не смогли до конца (но и никто в мире не
смог!) распознать причину, побуждающую человеческий
организм вырабатывать антитела не к враждебным
вирусам, а к самой щитовидной железе,
превращая ее тем самым из кладезя жизненно
необходимых гормонов в бесполезную соединительную
ткань. Да, им не покорилось (а кому в мире
покорилось?) таинство перерождения узлов на щитовидной
железе в злокачественные новообразования. Но они
могут (и в этом их торжество) перехватывать на далеких
расстояниях заброшенную болезнью петлю, не
дозволяя ей захлестнуть горло! Написанные ими книги о
редких недугах и опухолях щитовидной железы, в которых
обобщена богатейшая практика, — пока единственные в
мировой медицинской литературе. Не оспаривая приоритета
иркутских эндокринологов, об этих монографиях говорят в Японии
и в Америке.

Однако наш рассказ о врачах, лауреатах премии губернатора,
был бы ущербен, не прозвучи в нем еще одно имя. Человека,
давно ушедшего, но оставившего свой добрый след в медицине.
Это профессор Иркутского медицинского института, хирург,
доктор медицинских наук Ася Ильинична Соркина. И Фаина
Бровина, и Семен Пинский, наследовавший, кстати, ее
кафедру общей хирургии, и Виктория Дворниченко
слушали ее лекции. А к началу семидесятых все они
уже заявили о себе, но каждый наособицу: их шаги навстречу
друг другу были еще робки и осторожны. Как вспоминает Виктория
Владимировна Дворниченко, «мы тогда много спорили, серьезно
анализировали каждый свою работу; и должно было пройти время,
чтобы пришло осознание: вместе мы непобедимы».

Но их союз оказался успешным не просто потому, что время
выкристаллизовало перспективную идею. А потому, что эта идея,
эта мысль о многогранном подходе к лечению щитовидной
железы в условиях Иркутской области уже существовала.
Ее подарила своим ученикам Ася Ильинична Соркина, стремившаяся
объединить вокруг больной щитовидки хирургов, терапевтов, химиков,
радиологов, рентгенологов. Луч заслуженного
признания должен осветить и память о ней, ушедшей из
жизни в апреле 1972 года. Когда ее последователи только вступали на
общую стезю, приведшую к высокой, заслуженной награде.

… Это было ровно тридцать лет тому назад…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector